Бронислав Пилсудский

ФОЛЬКЛОР  САХАЛИНСКИХ  АЙНОВ


ISBN 5-88453-083-6  © Сахалинское книжное издательство, 2002
05 Д(03) - 2002         ©
Институт наследия Бронислава Пилсудского,  2002

 
В.М. Латышев

СКАЗКИ И ПРЕДАНИЯ САХАЛИНСКИХ АЙНОВ
ИЗ ЗАПИСЕЙ БРОНИСЛАВА ПИЛСУДСКОГО

     5 августа 1903 г. Бронислав Пилсудский сделал отметку в "Исходящей и разносной книге", которую он вёл во время командировки на Сахалин в 1902-1905 гг.: "Из Хакодате. В Общество изучения Азии. Сказки №№ 1-11 айнские сахалинские и письмо…  Штернбергу. Есть расписка Хакодатской почтовой конторы" [1].  19 ноября того же года он сделал ещё одну запись об отсылке айнских текстов: "Петербург. В Этнографический музей Академии Наук. Тетрадь № 1 с 3 преданиями для Русского Комитета изучения Восточной и средней Азии" [2].   Теперь почти через сто лет эти материалы публикуются там, где они были собраны исследователем.
     Первые записи айнского фольклора Б. Пилсудский сделал в июле 1902 г. на западном побережье Сахалина в районе с. Мауки (ныне г.Холмск). Переписав 17 селений, приобретя ценнейшие этнографические коллекции, он попробовал также собрать фольклор, делая запись на фонограф айнских песен. Первый опыт был не очень удачным. Он отмечал: "Фольклорного материала удалось мне добыть здесь очень мало. …значительная часть населения всего побережья приходила в гости ко мне, главным образом, чтобы послушать фонограф, которым я записал на валики несколько айнских песен" [3].
     Значительно успешнее с фольклорными сборами пошло дело на восточном побережье. Уже в начале сентября он выехал в селения Отосан и Серароко на медвежьи праздники, где сделал первые записи айнских сказок. В ноябре он объехал айнские селения Такоэ, Сиянцы, Рурэ и здесь  по настоящему окунулся в фантастическую сокровищницу айнского фольклора. Он был настолько поражён богатством услышанного, что у него складывается решение остаться здесь ещё на год, по-настоящему во всё вникнуть и разобраться. В это время он писал Л.Я. Штернбергу: " Идут заготовки коллекции, запись на фонограф, снимки типов и сцен, записи разных работ и обычаев. Но главным образом записываю сказки, предания, песни: имею уже сто с лишним сказок, до 30-40 преданий, 15 hаукi (песен о старых войнах),  любовных несколько песен, колыбельных, во время плясок, во время работы и т.д. Чем дальше, тем больше хочется накопить, использовать всё и тогда только делать общие выводы. Я не прочь был бы остаться ещё на год среди айнов… работы хватит" [4].   В последствие оказалось, что и двух лет недостаточно.
     Очень удачным был 1903 г.[5]  Было сделано много новых фольклорных  записей в айнских селениях восточного побережья: Мануэ, Очакотане, Рурэ, Обусаки, Оцехпока, Тунайчи, Айрупо, Ай, Сакаяма, Такоэ, Сиянцы. Одновременно Б. Пилсудский совершенствовался в знании айнского языка. В этом      же     году состоялась его поездка с В. Серошевским к айнам о. Хоккайдо. Появилась возможность сравнить различные элементы духовной и материальной культуры у айнов двух островов. Уже в ноябре вместе с его помощником по устройству айнских школ на Сахалине Сирэтоку Тародзи был сделан перевод текстов, записанных на Хоккайдо. Тогда же в 1903 г. были отосланы четырнадцать айнских текстов в Петербург. Из Хакодатэ Пилсудский писал Штернбергу: " Теперь здесь я за несколько недель работы вплотную, пока ждал Серошевского, ездившего повидаться с братом и сестрой в  Александровск, сделал больше, чем сработал бы там в 2 месяца. Был у меня с собой айнец с Сахалина, грамотный по-японски, толковый человек, и мы с ним занимались отделкой окончательной переводов текстов, которые одновременно с письмом этим посылаю в Комитет для изучения Средней и Восточной Азии" [6].
     Эта работа продолжалась и в 1904, и 1905 гг. Полтора года прошли в непрекращающихся поездках и не только по Южному Сахалину. Дважды Б. Пилсудский побывал в с. Рыковском, сплавлялся по рекам Поронай и Тымь. Жил у айнов, ороков, нивхов. В отчёте о проделанной работе он писал о своих поездках: "…сделал 2475 вёрст лошадьми в тарантасе, телеге и санях, 90 вёрст на лошадях верхом, 460 вёрст лодкою морем, 530 лодкою по рекам и озёрам, 750 вёрст на собаках и оленях по зимнему пути и 350 вёрст пешком" [7].
     За это время было "собрано этнографических записей об айнах – 1880, гиляках – 320, ороках – 180, на Амуре – 400 стр.; текстов айнских 870 стр. (часть их осталась не переведенной); текстов гиляцких 285 стр.;  орокских 13 стр.;  слов айнских более 10 000; гилякских немного меньше; орокских и мангунских (ольчей) около 2000. Фотографических снимков около 300. Записанных валиков для фонографа с песнями и сказками айнов  30 штук" [8].
     Больше всего был собрано айнских тестов, слов и этнографических записей. Оказался прав профессор Томского университета П.А. Прокошев, когда ещё в 1914 г. в "Отзыве о работах Б.О. Пилсудского, представленных в Совет Императорского Томского Университета на соискание премии имени потомственного почётного гражданина Льва Петровича Кузнецова" отмечал: "…процесс разложения и постепенного исчезновения замечается и среди Сахалинских инородцев – айнов, гиляков, ороков, изображению быта которых посвящены работы г. Пилсудского. Этим прежде всего и определяется их важное научное значение. К работам г. Пилсудского в значительной степени приложимо то, что сказал Шренк относительно работ Крашенинникова и Стеллера о камчадалах: "если бы Крашенинников и Стеллер не набросали картину их жизни и быта, мы теперь не могли бы сказать о них ни пол слова, что здесь раз упущено, то уже невозможно восполнить впоследствии". (Шренк. Цит. Соч. I т. Введение. 3 стр.). Кто знает, быть может, очень скоро исчезнут с земной поверхности Сахалинские инородцы и потому все работы, сюда относящиеся, и в частности работы г. Пилсудского, действительно, приобретают особенную научную ценность" [9].  История подтвердила правоту профессора Прокошева: только с горечью можно  констатировать сейчас исчезновение сахалинских айнов. Уже бесспорным в наше время стало признание самым ценным источником по культуре сахалинских айнов работы Б. Пилсудского "Материалы для изучения айнского языка и фольклора", изданной в 1912 г.[10] Ещё в 1913 г., почти сразу после выхода монографии, профессор Восточного Института во Владивостоке  П.П. Шмидт писал: "…труд господина Б. Пилсудского можно причислить к самым лучшим книгам о палеоазиатских народах" [11].  Спустя много десятилетий, когда имя  Б. Пилсудского по разным обстоятельствам пребывало в тени, к такому же выводу пришло большинство специалистов.
     В своей фундаментальной работе, посвящённой айнскому языку и фольклору  Б. Пилсудскому удалось опубликовать 27 преданий (уцяськома), тогда как в его распоряжении было 350 айнских текстов [12], которые,  как он отмечал в отчёте, составляют 870 рукописных страниц и 30 фонографических валиков. В предисловии книги и в примечаниях к айнским текстам учёный уверенно углубляется в сложнейшие лингвистические проблемы, его глубокие изыскания в морфологии, семантике, синтаксисе, лексике впервые дали европейскому читателю представление о богатстве айнского языка и фольклора [13].  Кроме того оказалось, что его транскрипция айнской речи является наиболее правильной, точной и адекватной звучанию. Японский исследователь Т. Асаи, отдавая должное Б. Пилсудскому, констатировал: "Говоря в общем транскрипция, применяемая Пилсудским, является одной из самых понятных, на её основе легче всего восстановить первичные айнские тексты, записывая их вновь в по более совершенной транскрипции с применением новых достижений в фонологии. Мы должны быть благодарны Пилсудскому за то, что он записывал айнские тексты скорее фонетически, чем фонологически… Помня о ценных, но, право, непонятных староайнских текстах, закрепившихся в японских записях, тем более восхищаемся Пилсудским за его великий вклад в мировую культуру." [14]
     Различные обстоятельства, связанные в первую очередь с тяжёлым материальным положением учёного, не дали ему возможность завершить работу по дальнейшей обработке и публикации айнских текстов. О том, что такая работа шла, свидетельствует письмо Б. Пилсудского Ф. Боасу от 23 мая 1914 г., в котором он писал: "Уважаемый сэр, не могу ли я попросить Вас добыть мне номер XXI журнала " The American Folklore Journal" за 1908 год? Он содержит перечень терминов, которые были бы мне сейчас очень кстати, поскольку я готовлю второй том моих "Материалов для изучения  айнского языка и фольклора" [15].
     Почти одновременно с монографией вышедшей в Кракове  в Нью-Йорке в журнале "The Journal of American Folk-Lore" Б. Пилсудским была опубликована подборка образцов  фольклора сахалинских айнов [16].  Она включала двенадцать текстов, из которых три представляли собой песни-легенды (ойна), три предания (уцяськома), три сказки (туита), две поэмы (хауки). Через два года в большой работе "На медвежьем празднике айнов о. Сахалина" им был опубликован текст "легендарной песни", озаглавленный "О воспитывании медведя", который как отмечает учёный, по утверждению айнов, являлся "сапане оjна, т.е. главнейшая из всех легендарных песен" [17].
     В письме в Петербург академику В.В. Радлову он писал: "…меня тяготит, что я не знаю, где я смогу отпечатать свои айнские тексты, словарь и грамматику. Имеются уже два словаря Добротворского и Батчелора, но мой будет полнее первого, а м.б. равен второму. Многие ошибки Добротворского я поправил, а от Батчелоровского мой лингвистический материал будет отличаться тем, что я записывал отдельно три наречия (Маукинское, Юго-Восточного берега и Поронайское) и отмечал какие слова вышли из употребления и встречаются только в сказках, или поэмах, или в молитвах и героических преданиях. Думаю, что следовало бы издать этот словарь, к которому могла бы быть добавлена грамматика сахалинского наречия, отличная от той, которую написал Батчелор" [18].
     Планам Б. Пилсудского по дальнейшей публикации айнских текстов не суждено было сбыться. Помешала начавшаяся первая мировая война и другие жизненные обстоятельства. Его трагическая гибель в 1918 г. надолго прервала работу с огромным научным наследием, нуждавшемся в обработке и изучении. Такая работа была начата в 20-е – 30-е годы в Польше, но  война помешала и в этот раз. Большая часть собранного архива учёного сгорела вместе с Восточным Институтом в Варшаве во время Второй мировой войны.
     В СССР коллекции Б. Пилсудского, хранившиеся в Музее антропологии и этнографии Академии Наук в Ленинграде, обрабатывались, но не публиковались. На фамилию Пилсудских было наложено табу. Айнские тексты были переданы в Азиатский музей, который в 1931 г. был преобразован в Институт востоковедения Академии Наук СССР. Там они хранятся и в настоящее время.
     Несмотря на их уникальность айнские тексты так и не были опубликованы. По-видимому, в 20-е – 40-е годы это было связано с фамилией Пилсудских, а в начале 50-х годов вышел приказ главлита, который по политическим мотивам выделял айнов из числа других народов СССР и обрекал их на забвение. В нём предписывалось: "7 февраля 1953 г. Секретно. Начальникам отделов Главлита СССР. Запрещается опубликовывать в открытой печати какие-либо сведения о народности айны в СССР. Уполномоченный Совета Министров СССР по охране военных и государственных тайн в печати К. Омельченко" [19].
     К счастью запрет этот продержался не долго. В начале 70-х был опубликован айнский фольклор из сборов Н.А.Невского на Хоккайдо, также хранящийся в архиве Института востоковедения [20]. До текстов Б. Пилсудского так дело и не дошло.
     В научный оборот новые айнские записи из наследия Б. Пилсудского были введены в 80-е годы. Оказалось, что в Польше во время войны погибли далеко не все архивы Б. Пилсудского. Значительный их массив сохранился и снова пополнил архивы Кракова и Варшавы [21]. Несомненной удачей было выявление айнских молитвенных текстов, записанных учёным на Сахалине. Они были опубликованы препринтом в четырёх выпусках профессором университета им. Адама Мицкевича в Познани А. Маевичем и вызвали большой резонанс у специалистов [22].
     Профессор А. Маевич стал также первым публикатором айнских текстов Б. Пилсудского, хранящихся в Санкт-Петербургском отделении Института востоковедения РАН. В 1990 году такая публикация была осуществлена им в соавторстве с сотрудником этого Института А.М. Кабановым [23].  Новая публикация была озаглавлена как второй том работы Б. Пилсудского "Материалы к изучению айнского языка и фольклора", айнские тексты, записанные русским языком были даны в транскрипции латиницей, русский подстрочник Б. Пилсудского также дан в переводе на английский язык. Из издания были исключены  два текста преданий под №№ 1 и 3, так как они ранее были опубликованы Б. Пилсудским в монографии [24]. Таким образом, подлинный текст учёного остался не введённым в научный оборот, за рамками издания остался и литературно обработанный Б. Пилсудским русский перевод двух преданий (уцяськома) и их первоначальная транскрипция и подстрочник..
     Айнские тексты Б. Пилсудского, хранящиеся в Санкт-Петербургском отделении Института востоковедения РАН, записаны им в семи тетрадях, они все пронумерованы и озаглавлены. Шесть тетрадей озаглавлены как "Сказки сахалинских айнов", в каждой из них соответственно 15, 11, 11, 12, 21, 14 листов. Одиннадцать текстов в жанре "туита" (волшебные сказки) записаны в русской транскрипции и снабжены паралельным русским подстрочным переводом, а также литературным переводом на русский язык, помещённым на обратной стороне листа. Седьмая тетрадь, состоящая из 34 листов, имеет заголовок "Предания сахалинских айнов". Она содержит три айнских текста в жанре "уцяськома" (предания) и также снабжена подстрочным и литературным переводами на русский язык.
     Всего в фольклоре айнов Б. Пилсудский выделял двенадцать жанров [25]:
              1.Уцяськома – предания.
              2. Туита – сказки.
              3. Оина  – легендарные "божественные песни"
              4. Хауки  – повествования о героях и битвах.
              5. Иаикатекара – любовные песни.
              6. Снотса – развлекательные песни.
              7. Ихунки – колыбельные песни.
              8. Иаииукара – "бесцельные" песни, поющиеся, чтобы
                  скоротать время.
              9. Цбо хау – лодочные песни.
              10. Синот итак – комические присловья.
              11. Урехреку – загадки.
              12. Речи на приёмах, при отъезде гостей.
     Четырнадцать текстов, хранящихся в Петербурге, представляют образцы двух жанров, одинадцать – туита, три – уцяськома. Тексты туита были записаны в пяти айнских стойбищах: в Такое – 3, в Серароко – 1, в Оцёхпока – 2, в Тунайчи – 4, в Отосане – 1. Информаторами были шесть женщин и пять мужчин в возрасте от четырнадцати до сорока трёх лет.
      Все уцясьпома были продиктованы айном из стойбища Тарайка Сисьратука, двадцати восьми лет, в 1903 году. Так как Б. Пилсудский в 1903 г. не был в с. Тарайка, запись, по-видимому, была сделана в другом месте. В своей монографии Пилсудский поместил под номерами 2 и 6 две из трёх уцяськома, отосланных в Петербург.  Здесь он отмечает, что предания были записаны в январе 1903 г. В это время Б. Пилсудский был в с. Серароко, по пути посетив айнские стойбища Мануэ и Очакотан, в одном из них, по-видимому, и гостил айн Сисьратука.
     Сравнение опубликованных в монографии двух текстов уцяськома и хранящихся в архиве Санк-Петербургского отделения Института востоковедения РАН, дают представление о той огромной работе, которую проделал учёный, готовя тексты к публикации. К преданию под № 1 (в монографии № 2) им приводится 207 примечаний, которые посвящены топонимике, языку и фольклору айнов,  к преданию № 3 ( в монографии № 6) сделано таких примечаний  80.
      В сказках и преданиях открывается чудесный мир айнской древности, где реальность смешана с фантастическими картинами потустороннего мира, но в котором хорошо узнаваемы приметы жизни айнов. Здесь айны нисколько не смущаясь, иногда преодолевая чувство страха, вступают в различные отношения с чертями, демонами, духами и другими персонажами из божественного пантеона, как правило, побеждая их, оказываясь и смекалистее, и умнее.
      Являясь прекрасным источником для изучения духовной жизни айнского общества, фольклор зачастую подтверждает  данные археологии и этнографии.  В примечании к преданию № 1 Б. Пилсудский отмечает, что айнское с. Цямука, о котором шла речь, действительно "существует будто и теперь на восточном берегу на севере от м.Терпения и к югу от м. де ля Кроера в шести днях езды на лодках из Тарайки; причём не надо огибать мыса, а лодки перетаскиваются с берега до озера Муси (совр. озеро Лодочное – В.Л.). Теперь там будто живут люди, одевающиеся и говорящие по гилякски. Но старинные имеющиеся у них айнские вещи доказывают будто, что их предки были айнами". О том, что такое селение на восточном берегу Сахалина существовало, подтверждает и нивхсккий фольклор, где герой одного предания проделал путь к нему, но уже с севера [26]. Уникальные археологические находки в устье р. Богатой подтверждают данные фольклора и отодвигают границу расселения айнов  на Сахалине далеко на север [27].
     Все тексты публикуются без изменений, в литературный русский перевод сказок и преданий внесена незначительная орфографическая правка, в соответствие с современными нормами языка. Сокращения раскрываются в квадратных скобках. Сквозная нумерация текстов, нумерация строк и сносок проставлены при публикации.
     Полностью все тексты публикуются впервые и при их подготовке  встречались различные трудности. Ценное содействие и помощь при подготовке рукописи к печати были оказаны моими коллегами Г.И. Дударец и М.М. Прокофьевым. Считаю своим долгом выразить им искреннюю признательность и благодарность.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]. Исходящая и разносная [книга] на 1903, 4, 5 гг., командированного Императорской Академией Наук с С-Петербурге Б.О. Пилсудского. Публикация В.М. Латышева // Известия Института наследия Бронислава Пилсудского. № 1. Южно-Сахалинск, 1998. С. 21.
[2]. Там же. С. 22.
[3]. Пилсудский Б. Отчёт Б.О.Пилсудского по командировке к айнам и орокам о. Сахалина в 1903 - 1905 гг. // Известия Русского Комитета для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом, лингвистическом и этнографическом отношениях. № 7. СПб., 1907. С. 22.
[4]. Пилсудский Бронислав. "Дорогой Лев Яковлевич…" (Письма Л.Я.Штернбергу. 1893 - 1917 гг.). Публикация В.М.Латышева. Южно-Сахалинск, 1996. С. 195.
[5]. Латышев В.М. Хроника командировки Бронислава Пилсудского на о. Сахалин в 1902-1905 гг. // Вестник Сахалинского музея. Ежегодник Сахалинского областного краеведческого музея. № 3. Южно-Сахалинск, 1996. С. 403-406.
[6]. Пилсудский Бронислав. "Дорогой Лев Яковлевич…" (Письма Л.Я. Штернбергу. 1893 - 1917 гг.). С. 207.
[7]. Пилсудский Б. Отчёт Б.О. Пилсудского по командировке к айнам и орокам о. Сахалина в 1903 - 1905 гг. С. 49.
[8]. Там же. С. 49.
[9]. ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д.588. Л.56.
[10]. Pilsudski Bronislaw. Materials for the Study of the Ainu Language and Folklore. Cracow, 1912.
[11]. ГАТО. Ф. 102.  Оп. 1. Д. 588. Л. 45 об.
[12]. Pilsudski Bronislaw. Materials for the Study of the Ainu Language and Folklore. Р.XXI.
[13]. Косарев В. Вступительная статья к переводу на русский язык книги Б. Пилсудского "Материалы для изучения айнского языка и фольклора" // Краеведческий бюллетень. № 1. Южно-Сахалинск, 1994. С. 57.
[14]. Asai Tohru. Kilka uwag o ksiązce Bronisława Piłsudskiego Materials for the study of the Ainu Language and Folklore // Literatura ludowa. Dwumiesięcznik naukowo-literarcki. №№ 4,5. Wrocław, 1999. S. 20.
[15]. Письма Бронислава Пилсудского Францу Боасу. Публикация К. Иноуэ // Известия Института наследия Бронислава Пилсудского. № 3. Южно-Сахалинск, 1999. С. 86.
[16]. Pilsudski Bronislaw. Ainu Folk-Lore // The Journal of American Folk-Lore. XXV. № 45. New York, 1912. Р. 72-86.
[17]. Пилсудский Б. На  медвежьем празднике айнов о. Сахалина. // Живая старина. № 23. Вып. 1 - 2. СПб.,1914. С. 159-162.
[18]. СПФА РАН. Ф. 148.  Оп. 1.  Д. 20. Л. 5 об.
[19]. История советской политической цензуры. Документы и комментарии. М., 1997. С. 534.
[20]. Невский Н.А. Айнский фольклор. М., 1972.
[21]. Grodziska Karolina. Spuścizna rękopiśmiena Bronisława Piłsudskiego w zbiorach Biblioteki PAN w Krakowie i jej proweniencja. // Rocznik Biblioteki Polskiej Akademii Nauk w Krakowie. Rok XLIII. 1998. Wrocław. Warszawa. Kraków, 1998. S. 295 – 300; Маjewicz Alfred F. Archiwalia po Bronisławie Piłsudskim w bibliotece PAN w Krakowie i ich wykorzystanie. // Rocznik Biblioteki Polskiej Akademii Nauk w Krakowie. Rok XLIV. 1999. Wrocław. Warszawa. Kraków, 1999. S. 293 – 306.
[22]. Piłsudski Bronisław. Ainu prayer texts. Translated and edited by Alfred F. Majewcz. I – IV. Working papers 10 – 13. Sapporo, Poznań.
[23]. Materials for the study of the ainu language and folklore. Volume two. Collected and translated into Russian by Bronisław Piłsudski. Transcrided and transliterated from the manuscripns by Aleksander M. Kabanov. Prefaced, provided with glosses and edited by Alexader M. Kabanov & Alfred F. Majewicz. Poznań, 1990.
[24]. Pilsudski Bronislaw. Materials for the Study of the Ainu Language and Folklore. № 2. Р. 45–53; № 6. Р. 85–90.
[25]. Там же. С. XV–XIX.
[26]. Санги Владимир. О Буктакане // У истока. Романы, повести, рассказы. М., 1981. С. 409 – 416.
[27]. Шубина О.А., Самарин И.А., Горбунов С.В. Древние поселения и могильник на реке Богатой // Вестник Сахалинского музея. № 8. Южно-Сахалинск, 2001.


Бронислав Пилсудский


ФОЛЬКЛОР  САХАЛИНСКИХ  АЙНОВ


Сказки сахалинских айнов
Тетрадь I
№№ сказок 1 – 2.
Б. Пилсудский. 1903 г.



№ 1.


Туита № 1.

1. Эру́му о́хкаё ан; синэ́-то окая́н, тунака́й нусо́ анахкопа́ [1], яу́ку [2]
Крыса самец жила, однажды сидела, оленью нарту запрягла, закру-
2. ка́ри_кари́ мака́н эру́му нусо́ цяхкопа́ сюй яу́ку ка́ри_кари́ кону́ци
жилась; пошла, крысиную нарту запрягла, также закружилась, по-
3. том нусо́ цияхкопа́ там поро́ су́нку анкоси́на,
левых мышей нарту запрягла, к этой большой ели привязала,
4. циэhанука́ рэпа́- ась цивэ́н рыя́ руси́ ци
шатается(дерево); я села на нарту своей старой шубы полы
5. пота́_пота́ така́-рысь-ась пае́-ась; синэ́ цисе́ ан, охта́ аhу́п-ась,
болтаются, отвязала нарту я, поехала; один дом был, туда зашла,
6. са́нка ци ойк-о́йки hэка́ци-утара́ я́суфке-пи ци и́ськ(а) ан
по полке я порыскала, детям оставленную еду я украсть забыла;
7. о́йра; та́мбе кусу́ кама́ [3] пуй о́ннайкета аhупа́сь-тэ окая́сь,
поэтому в дыру печки залезши сидела
8. цисе́коро мо́ромахпо [4] ундзь уа́рэ, то́мба кусу́ эканрае́ ота́ ке-а́сь
хозяйка огонь зажить стала, поэтому навстречу песок я кидала,
9. си́кhи циороё. "Па́йки-ян канэ́ Санноипэт-у́н [5] э-сета́х-нэ, тан то
глаза я засорила (ей). "Вставайте, Санноипэтунская собака сегодня
10. я́нтокhэ эсирипа́ ан кусу́, ай си́кhи ота́ о ну́кара ян канэ́; тай
сюда пришла, в глаза песок бросает, посмотрите; эту
11. эру́му о́хкаё укота́таки ян!" И-нта́таки кусу́, та́мбе кусу́
крысу самца все вы бейте!" Меня бить собираются, поэтому уго-
12. ирэ́нка [6] са́нке: "ан_ра́йки_ку́мпе_ка́йки ан ибе́рэ"; ота́ру по [7]
варивать стала: убивать хотя будете покормите меня; шиповника
13. отока́ эму́йке а́рипись си́унэ циоке́рэ; –"анра́йки_ку́мпе_ка́йки
ягод корыто целое сразу съела до конца; "убивать меня хотя будете
14. ава́ха ку́рэ"; "ан_ра́йки_ку́мпе_ка́йки ан око́йма асти́нке";
водой попоите;"убивать меня хотя будете, помочиться меня выпус-
15. иту́па рису́яси, ан-эту́ннэ,
тите"; со мной вместе хотели (выйти) , я не хочу
16. синэ́нэ по́ннэ аси́п-ан, а-нусо́-охта ́пае́ ан, та́кhа ан рысе́ пай
одна только вышла, к своей нарте (саням) пошла, верёвку от нарты
17. ан; ино́сьпа си и-о́ськони си кусу́ кара́-си; то́мбе кусу́
тянула, поехала; следом за мной пошли, меня догонянь стали поэ-
18. сике́нни-ка́ва рап-ан осо́ма ан ота́ру-по си́нтуру ай со́ке
тому с нарты слезла испражняться шиповника ягод в место, где
19. ка́хтэ; турэ́п
много шиповника растёт ( на берегу моря) сзади оставила; ягоды
20. у́тара укорохро́; та орова́ пай ан, синэ́ цисе́ охта́ аhу́н-ан,
люди рвали; потом поехала в один дом зашла,
21. санк(а) ойк-ойк(и)-ан оhа́у-кесь [8] а́н_руhэ_ан, ана́мэ
на полке стала рыскать супа остаток вот он неосторожно
22 я́йну-тэ [9] ан_оро́сьма рай ан. hэмака́.
упала (в суп) умерла. Конец.

Прим[ечания]:

[1] (1). Ан-ах-ко-па – с верёвкой вместе идти, запрягать; (когда запрягают, то животное к саням ведут на верёвке).
[2] (1). Яуку =яйко – самому.
[3] (7). Кама́ – печь в зимнем жилище "той цисе́".
[4] (8). Цисе́коро мо́ромахно – дом имеющая женщина = хозяйка.
[5] (9). Санноипэту – название местности……
[6] (12). Рэ́нка – соглашаться, ирэ́нка, ирэнка санке – примирять, уговаривать.
[7] (12). Ота́ру – шиповник; по – ребёнок, отару-по – ягоды, (плод) шиповника.
[8] (21). Кесь – остаток, ибе́-кесь – остатки еды, оhау-кесь – остаток супа на дне котла или другой посуды.
[9] (21, 22). Анамэ яйну = ан hамэ яй ну – не оглядываться, не думать, быть беспечным.

Сказка. Записана в 1903 г. в с. Такое, продиктована айном Асин-айну 22 лет.

Жила была крыса. Однажды, собравшись для обычного своего промысла в дорогу, запрягла она оленью нарту. Запутались олени, и бросила их крыса. Запрягла она в нарту крыс, но и те закружились тут же на месте; тогда крыса запрягла полевых мышей. Привязанные к большой ели, пока крыса надевала на себя платье, они дёргали так сильно за верёвку, что дерево шаталось от основания до верхушки. Но вот уже нарта отвязана и помчалась крыса вихрем, лишь полы её старой шубёнки развеваются. Подъехав к одному дому, крыса оставила нарту на дворе, а сама зашла внутрь. Порыскав на полке, нашла там наша крыса оставленную для детей вечернюю еду, но, не успев украсть её, должна была спрятаться в печку этой землянки: хозяйка стала вставать. Последняя подошла к печке, чтобы развести огонь, испуганная крыса стала бросать в глаза женщине золу. Хозяйка разбудила мужчин: "Вставайте скорее, Санноипэтунская собака сегодня явилась сюда и кидает мне в глаза сор, поглядите, бейте же эту крысу!" Собрались люди бить крысу, начала, поэтому она их уговаривать: "Прежде чем меня бить будете, покормите меня немного!" Дали крысе целое корыто ягод шиповника. Съев его до последней ягодки, опять обратилась крыса к людям: "Прежде чем бить меня станете, дайте мне немного выпить". Дали ей и пить. Тогда крыса попросилась на двор помочиться; хотели её сопровождать, но она отпросилась одна. Выйдя на двор, она быстро отвязала свою нарту и стала убегать, но люди стали преследовать её. Заметив, что могут её догнать, крыса слезла с нарты и на берегу моря в месте, где растёт много шиповника, испражнилась и оставила много ягод его; сама же поехала. Люди, добежав до кучи ягод, принялись есть их, а крыса скрылась из виду. Подъехав к другому дому, крыса зашла в него и стала рыскать по полке. Нашла она там остаток супа на дне посуды, неосторожно бросилась к этой еде, упала в суп и утонула.

№ 2.

Туита № 2.

1. Мату́мерэ-о́хкаё, цика́п-о́хкаё- опо́мп-о́хкаё на́х-канэ окаяхци́.
Рукавица мужчина, птица-самец, штаны-мужчина так жили.
2. Синэ́ то опо́мп- о́хкаё ита́; "наха эць-окай-я́йнэ hоки́мо нэ
В один день штаны сказали: "Так вы когда сидели в лесу
3. поро́ исо́ hohо́cэ сан, тэ́мана эци́-ки".
большого медведя рёв приближался; что вы будете делать?"
4. "Мату́мерэ о́хкаё "иhо́ма". Синэ́ то утара́ ока́й-я́йнэ,
Рукавица "грех" (сказала). Однажды они когда сидели
5. hоки́мо поро́ исё ́hohо́сэ сан; опо́мп- о́хкаё цикап-о́хкаё
из лесу большого медведя рёв стал приближаться; штаны с птицей
6. тура́ кирахци́, мату́мерэ о́хкаё синэ́нэ нэя́ исо́ ох-а́ни циу́
вместе убежали, рукавица одна этого медведя копьём колола,
7. ра́йки. Опо́мп о́хкаё хунана́ му́фру оту́хта у, цикап
убила. Штаны искать стала подушек посреди (взяла) нашла. Птицу
8. о́хкаё сех- пота́ у; ка́мhи утара́ кара́, суке́, у́тара э.
под нарами нашла; мясо они порезали, сварили, поели.
9. Синэ́ то у́тар(а) ока́й-я́йпэ опо́мп – о́хкаё ита́: "на́ха
Однажды они когда сидели штаны сказали: " Так
10. эцё ка́й-я́йнэ (а́ци окаи- иаина) ату́и-ка́ва нэ поро́ эта́сьпе
когда вы сидели с моря большого сивуча
11. hohо́cе ян, тэ́мана эци́-ки ?" Мату́мерэ о́хкаё:
рёв приближался, что вы делать будете?" Рукавица:
12. "Ихома́!" Нэ́тэ синэ́ то уту́р ара ока́й-я́йнэ, ату́й-ка́ва
"грех" (сказала). Потом однажды они когда сидели, с моря
13. поро́ эта́сьпэ hohо́се ян. Опо́мп-о́хкаё цикап-о́хкаё
большого сивуча рёв приближался. Штаны с птицей
14. тура́ кира́хци. Нэ́тэ мату́мерэ о́хкаё синэ́нэ ох-а́ни ци́у
вместе убежали. Потом рукавица одна копьём колола,
15. ра́йки, ка́мhи кара́ суке́, ке́-hэ-на́ кара́тэ опо́мп-о́хкаё
убила, мясо порезала, варила, и жир собрав, штаны
16. хунана́; му́фро уту́фта у; цикап о́хкаё ке-о ото́ка
искать стала; подушек посреди нашла; птицу в корыте жиром на-
17. о́ннайкета у, пикики́ ундзь энка́ва ах-тэ,
полненном нашла, обтерла над огнём повесила,
18. рэупокета́ мату́мер-о́хкаё опо́мп-о́хкаё тура́ ибе́-хци́.
внизу рукавица и штаны вместе ели.
19. Цикап-о́хкаё: "Тани́ са́хтэ кась нэ́ва-на инра́нке ан
Птица (сказала): "Теперь я сухая поэтому меня спустите
20. ума́ ибе́ асиро́". Ра́нке-хци утара ибе́, писе́hэ утара ух-кара́,
также есть дайте". Спустили, они ели, пузырь они размяли
21. ке́hэ нани́ ́утара ор-о, пу о́ннэ тура́ пае́; пу се́йта тура́
жир потом они налили, в амбар понесли; до амбара донесли.
22. пае́. "Оно́мп-о́хкаё hори́ко анама́", нах ае́-си. "Эту́ннэ" –
"Штаны наверх положи", так сказали. Не хочу.
23. "Цикап-о́хкаё hори́ко анама́", нах ае́ци, Эту́ннэ. Мару́мерэ-
Птица наверх положи, так сказали. Не хочу. Рукавица
24. о́хкаё hори́ко анама́", нах ае́-ци. Эту́ннэ. Мату́мерэ
наверх положи, так сказали. Не хочу. Рукавица
25. о́хкаё эира́ну кара́ кусу́, hори́ко-ан писе́ эhэке́м,
с досадою стала делать, вверху находящийся пузырь потащила
26. та́кhу ту́итэ, мату́мерэ
палка, что связывает 2 конца пузыря, сломалась, рукавица
27. эцякотуе́ писе́hэ hа́цири, опо́мп-о́хкаё цикап о́хкаё
порвалась, пузырь упал, штаны и птица
28. тура́ раяхци́. hэмака́.
умерли (были задавлены). Конец.

Сказка. Записана в 1903 г. в с. Серароко. Продиктована девушкой Сюкоямма 14 л[ет].

Жили-были три мужчины: рукавица, птица и штаны. Однажды штаны сказали: "Когда вы здесь спокойно сидели, я слышал, как в лесу был слышен рёв медведя, всё приближающийся к нашему дому, что вы будете делать?" Рукавица одна промолвила, что грех говорить такие вещи. И вот, однажды, действительно, рёв медведя, приближающегося к их дому, все они услышали. Штаны и птица убежали куда-то, и лишь рукавица пошла навстречу медведю и убила его копьём. Потом стала она искать своих товарищей: штаны нашла она среди подушек, а птицу под нарами. Мясо медведя порезали они, сварили и съели.
Спустя некоторое время штаны опять пришли с угрожающей вестью: "Вы тут сидите спокойно, а я слышал рёв сивуча, плывущего к берегу, что вы будете делать?" "Грех говорить это", – промолвила опять рукавица. Вскоре действительно услыхали они рёв сивуча, несомненно, приближающегося к их дому. Штаны с птицей засуетились и куда-то спрятались. Одна рукавица смело пошла навстречу сивучу и убила его копьём. Потом принялась резать мясо. Она сварила его и даже жир уже собрала, когда вспомнила о товарищах; принялась искать их. Штаны нашла она среди подушек, а птицу – в корыте, наполненном жиром. Обтёрла рукавица птицу и повесила её сушиться над огнём; внизу же сама со штанами принялась за еду сваренного мяса. Птица, наскучив висеть над огнём, стала проситься в общую компанию, уверяя, что она уже совершенно суха. Сняли птицу, и все втроём пиршествовали. Окончив, стали прибирать в доме. Размяли они также пузырь желудочный сивуча, налили туда жиру и отнесли к амбару. Никто из них не хотел теперь пузырь поднять наверх и положить в амбар. По очереди предлагали всем и все отказывались. Раздосадованная рукавица принялась опять одна за работу, но в гневе неосторожно рванула она за палку, которую всегда привязывают к обоим тонким концам пузыря, палка переломилась, рукавица порвалась, а пузырь с жиром упал на землю, задавив стоящих внизу птицу и штаны.

Тетрадь № 2.
№№ 3 – 4.
Сказки сахалинских айнов.
Б. Пилсудский 1903 г.

№ 3.

Туита № 3.

1. Пон-капа́риу-о́хкаё пой со́хкан-о́хкаё уту́р окаяхци́.
Малая камбала самец малый бычёк (рыба) самец вместе жили.
2. Пон капа́ри о́хкаё: "Реп́ун моси́ри о́ннэ ма́хну кусу" нах-е.
Малая камбала:"Что за морем на остров жениться пойду",– так ска-
3. Рэпу́н моси́ри о́ннэ рэпу́н, рэпу́м-мосисьта, рэпуннике́
зала. Что за морем на остров поплыла, поплыла через море приплыв,
4. Кака́н [1] махпо́hо тэ́ коро пи́рика мо́ромахпо нэ ману́;
Какан (жещины) дочь очень хорошая женщина будто бы,
5. наха нуhу кусу́, сам тусу́и кусу́ рэпу́н. Кака́н ма́хтуи
так слыхала. Засватать желая поплыла. Какан дочь
6. киси́ си́сьпо-та кусу́ сан, ка́хкумhи о́ннайкета́ аhу́п-ан
единственная по солёную воду пошла, в черпачёк влезла
7. цисе́ охта́ макапа́н, нэа́ пом мо́ромахпо
в дом отправилась, эта (малая женщина) девушка
8 тэ́кор ана я́йко-ра́нух-кара́ кусу́. Кака́н ма́хпоhо эе́ кара́:
очень полюбила (камбалу). Какан дочери говорить стала:
9. энэнэ́н ан пом мо́ромахпо нэ́hэ нэа́ва hэма́та кусу́ эн-ан
["]Ты такая (хорошая) девушка поэтому отчего это такую
10. пом капа́риу эра́ну-ниhи́ hэтан ана [2] ? Нах эе́ кара́. Нэ́ва ка́йки
малую камбалу любишь[?]" Так говорит. Всё-таки
11. нэа́пом мо́ромахпо пон капа́ри о́хкаё тэ́коро ра́ну.
эта девушка малую камбалу очень ласкала.
12. Тай-син-ан-то-та сойбэ́ка hороке́упо ита́х hа́у ан:
Однажды на дворе мужской голос был слышен[:]
13. "по́н капа́ри о́хкаё анаси́нке," нах ан ита́к hа́у.
"малую камбалу вызовите на двор," так говорил (кто-то).
14. Нэ а́лене кусу́ пом капа́ри о́хкаё аси́н. " Птура́ ни́нахци
Потом малая камбала вышла. " Вместе дрова рубить
15. кусу́", нах е-си. Нэ а́мпе кусу́ турахци́, синэ́
пойдём", так сказали. Потом вместе пошли перешли через одну
16. нупури́ оикасьтэ́, синэ́ исё́ нукарохци́; ця́рhа
гору перевалили, перешли через, одного медведя увидели; в
17. о́ннэ пон капа́ри о́хкаё исо́ цяра́ о́ннэ оцинаси́.
рот малую камбалу медведя в рот бросили.
18. Нэ а́мпе кусу́ о́хкара пониhэ́ [3]-ани́ исо́ писе́ эку́си кара́,
Потом костью медведя желудок порвала,
19. нэя́ исо́ хурэ́ки коро́ [4], цисе́ охта́ сан. Кака́н ма́хпоhо
этот медведь помер, домой пошли. Какан дочь
20. пон капа́ри о́хкаё тура́ усамахци́; маци́ тура́ исо́ кам
малая камбала поженились; с женой медведя мясо
21.се-ци, поро́ су-а́ни кам сукехци́. Пон капа́ри
на спине понесли, в большом котле мясо варили. Мала[я]
22. о́хкаё му́ндзиринhэ [5] кам э тах-кара́. Ма́хпоhо
камбала родню жены мясо кушать позвала. Дочь (ваша)
23. ира́нупи́ке [6] иа́мах ка́нтэ ана́нах ка́йки
меня очень любит передо мною неловко (им) всё-таки
24. анаhу́нке, исо́ сапа́ руй-руе́ анки́-рэ [7], ма́циhи эутэ́х-
приведи, с медвежьей головою поздороваться заставь",–жене пору-
25. кара́. Кака́н hо́кhо цисе́ (о̃)та аhу́п а́нhи-нэ а́мпэ яй икора́мо
чение даёт. Какан в дом мужа зашла и что за чувства по отноше-
26. пи́хи ка́йки ан эра́мусь кари́; рэ́нкайнэ анhи́ ано́мах ка́нтэ,
нию ко мне не знаю; сильно мне совестно,
27. нэа́ва нахhа́ ко́коhо-онэ́ е кора́м пи́рика-си́. Пон ка́пари-
поэтому зятю скажу, что вы примирились. Малая камбала
28. о́хкаё маци́ тура́ кота́н hу о́ннэ хоси́би кусу́, поро́ цись
с женой в селение (своё) назад собирается; в большой лодке
29. а́ни иру́ра-утара́ ива́н-ни́у иру́ра, мо́ромахпо яя́ айн(у) э́нко
гребцов 6 человек гребло, женщина так сидела, людей часть
30. ципо́; пон капа́ри о́хкаё кота́нhу отта́ хоси́бихци, ма́хнэку по,
гребла; в малой камбалы селение назад поехали, дочь
31. о́хкаё по тура́ ту hэка́ци короси́, пон капа́ри о́хкаё ки́нhэ,
и сына двух детей имели, малой камбалы работам
32. о́хкаё по́hо эця́ськома кара́, ма́хнэку ки́пэ-нэ а́мннэ ма́хнэку
сына обучили, женским работам разным дочь
33. по́hо эця́ськома кара́; пой сока́н-ох́каё ма́циhи ки́пэ-нэ а́мпэ
обучили; малого бычка жена разным работам
34. ма́хнэкупо эця́ськома кара́; о́ннэр-утара́ ойсамахци́ [8], нэр
дочь обучила; родители померли, эти
35. hэка́ци утара́ вэ яй цисе́ коро, пи́рика ока́й ки-си. Ма́хнэку
дети каждый свой дом имел, хорошо жили. Женщины
36. утара́ ки-си а́мпэ эуко вэ́бэкерэ у́тара эуми́нарэ,
о сделанных вещах между собою разговоры вели и смеялись,
37. о́хкай утара́ ки а́мпэ у́тара-е эуми́нарэ, а́йну иси́ннэ
мужчины о работах говорили смеялись, все они
38. усо́йта цисе́ у́тара кара́, усо́йра пи́рика ока́й у́тара
рядом дома имели, рядом хорошо жили будто бы
39. ки ману́. hэмака́.
говорят. Конец.


Прим[ечания]:

[1] (4). Какан – имя женщины, дочь которой хотела камбала засватать.
[2] (10). hэтан ана – не переводится, ставится лишь в конце вопросительного предложения.
[3] (18). О́хкари пониhэ – кости, которых не дают и собакам, т.к. они портят желудок и кишки; опасны они только у камбалы, бычка, краснопёрки.
[4] (19). Ху́рэ-коро́ (в сказ[ке]) = рай = помер.
[5] (22). Му́ндзирибэ – каждый по одиночке и все ближайшие родственники жены. (тесть, тёща, брат жены, сестра жены и т.д. родня жены).
[6] (23). Иранупике = сонно инь конупуру = когда сильно меня любит.
[7] (24). Когда айны убьют летом медведя, то голову его вносят в юрту и там все с нею здороваются, как с айном. Так как родственники отказались идти к камбале на угощение, то жена скрыла, и очевидно соврав, указала на другую причину их не прихода.
[8] (34). Оисям = рай = помереть.

Сказка. Записана в с. Такое. Продиктована девушкой Кусурикоя 19 л[ет].

Жили два мужчины: камбала небольшая и бычок-рыба. Малая камбала слышала, что далеко за морем, на одном острове, у женщины Какан есть прекрасная дочь, и решила поехать посватать её. И вот переплыв через море, дождалась камбала, когда единственная дочь Какан пришла к морю набрать немного солёной воды, и влезла в черпачок девушки. Последняя понесла камбалу домой и сильно полюбила её. Упрекала не раз мать её, почему она, такая славная девушка, и любит такую ничтожную малую камбалу, но девушка по-прежнему любила и ласкала рыбу. Однажды кто-то, стоящий на дворе, стал вызывать камбалу из дому. Камбала вышла и, получив приглашение отправиться вместе дрова рубить, пошла в лес. Перевалив через один горный хребет, повстречалась наша компания с медведем. Бросили мужчины камбалу в рот медведю. Наша малая камбала порвала ему своими острыми костями желудок, медведь сдох, а камбала вышла наружу и отправилась домой. Женилась она теперь на девушке, дочери Какан. С женой перетащила камбала медвежье мясо домой и сварила его, а потом послала жену звать на торжество родню её: "Хотя, мол, они и досадуют, что ты меня сильно любишь, но пусть приходят здороваться с медвежьей головой["]. Отказались идти родственники в дом камбалы, но жена скрыла от мужа их злобу и сказала, что все теперь примири[ли]сь с ним. Отправились потом камбала и жена его в селение первой. Повезли их на лодке шесть человек гребцов. Поселились они рядом с домом бычка-рыбы, имели потом сына и дочь. Сына камбала обучила разным рыбьим работам, а дочь мать обучила женским. Бычок и его жена обучали своих детей. Когда родители померли, дети сделали себе каждый по отдельному дому и жили все рядом очень хорошо. Весело жили они, ведя разговоры[:] женщины о своих женских работах и занятиях, а мужчины между собою – о своих.

№ 4.

Туита № 4.

1. Синэ́ мо́ромахпо ан-нэ, тай син(э) ан то окая́на́йнэ [1] синэ́
Одна женщина жила, однажды когда она сидела, один
2. ипо́ропасо́ hороке́упо аhу́н, ай сям; тай син(э́) ан то
очень бледный мужчина зашёл, женился (на ней); однажды когда
3. окаяна́йнэ: "ни́на кусу́["] нах е-тэ му́кара уф-тэ аси́н. Асин тэ
она сидела:"по дрова пойду" так сказав, топор взяв, вышел. Когда он
4. ока́кета окаяна́йнэ hэма́та hа́уhэ сёйпэ́ка ан, анэ́
вышел, потом когда онасидела, что за шум на дворе слышен, чудной
5. сирояму́фтэ рам а́нкоро ка́ннэ окая́н. Нэ а́мпе кусу́ ау
очень (голос), так думая, сидела. Потом посмотреть
6. во́нэка кусу́ асипа́н, нэа́н hа́уhэ нэ а́мпэ энэ́ ам ману́: /"опа́сь_
вышла, этот голос вот был: " снег
7. ку-нэ́_-кусу_ку-ни́н_-кусу_ики́"./ асипа́нтэ кипи́сь сей то́нта
я (есмь) я растаять намерен". Выйдя, (увидела) на склоне пригорка
8. синэ́ опа́сь току́фпэ нин эа́ кусу́ ан; танина́ опа́сь
один снежный комок растаивает как раз. Это и снег –
9. hороке́упо нэ_́руhэ ан.
был мужчина.


Прим[ечания]:

[1] (4). Окаянайнэ = окаян анайнэ.




Сказка записана в с. Оцёхпока в 1903 г. Продиктована айном Кутокерэ 32 лет.

Жила одна женщина. Однажды в её дом зашёл очень бледный мужчина и женился на ней. В один прекрасный день муж заявил, что идёт дрова рубить, взял топор и вышел из дому. Вскоре услыхала женщина какой-то странный голос. Вышла она на двор и вот что ясно расслышала: " Я снег и сейчас, растаять, исчезнуть намерен". Действительно на склоне пригорка увидела женщина таящий снежный комок. Тогда она узнала, что муж её был снегом-мужчиной.


Тетрадь № 3.
№ 5.
Сказки сахалинских айнов.
Б. Пилсудский 1903 г.

№ 5.

Туита № 5.

1. Са́нноипэхта́ синэ́ hороке́уно ай-сям, окая́н, най охта́
В местности Саноипэ один мужчина женился, жил, на реке,
2. ан а́па-апа́ ура́й кара́ цех поро́но ра́йки тура́ сан; та́мбе
его отец заездок сделал, рыбы много убил, понёс домой, этим
3. патэ́ ан ибе́ко пи́рика; ан ки́-канэ окая́н, окаян а́йнэ
только питались хорошо(было); так делая жил ; когда жил
4. синэ́ то урай ко [1] а кусу мака́н; урай коа синэ́
однажды заездок осмотреть(караулить) пошёл; к заездку подсел один
5. Ци́сьпо [2] ураю́сь. " hэма́та а́ни анэ́ я́нке? Ка́ське а́ни
Цисьпо в заездке сидит. "Чем я тебя вытащу? Лопатой я тебя
6. анэ́ я́нке?" – "Ои́ка – оика́".
Вытащу?" "Узка, перевешивается тело ,то в одну сторону,то в друг-
7. –"Сюй hэма́та а́ни анэ́ я́нке? Сю́фки-а́ни анэ́-я́нке?" – "Иця́-
ую". "Так чем же я тебя вытащу? Камышом я тебя вытащу?" "Пере-
8. иця́". –"Эhэ ма́та-а́ни анэ́ я́нке? Тэх-а́ни анэ́ я́нке?"
жет". "Чем же я тебя вытащу? Рукой я тебя вытащу?"
9. –"Ра́рах-ра́ра". "Эhэма́та а́ни анэ́ я́нке? Ци-а́ни анэ́ янке?"
–"Скользко". "Чем же я тебя вытащу? Penis'om я тебя вытащу?"
10. –"Эси́н-оро́ ка́йки эна́н рам а́н-коро я́йнэ", нах е. Та́мбе кусу́
"Раньше ещё так я думал" так сказал. Поэтому
11. ци-а́ни ай я́нке, hа́нката-охта́ анама́, цисе охта́ сапа́ни нэя́
рenis'om вытащил, корзину в положил, домой пошёл, и вот
12. ам_маци́ ка́тан кара́ кусу́ ися́м. Та́мбе рэ́нкайнэ hо́хке-ан токhо́
его жены – по клюкву пошла – нет. Потом спал где
13. эмпокета́ анама́ окая́н; ам маци́ ката́н кара́-тэ
под низ (под доски нар) положил, сидел. Его жена клюквы набрав,
14. сан hосисьпа́, цисе́ охта́ эсирипа́, турэ́х-на и-е́рэ, мокоро́-ан,
пришла назад, домой пришла, ягодой кормила, спать легли
15. ан-тура мокоро́, тан упи́ни-тото́ ан_тура́-ки нэя́йке ан ци-hэ
вместе спали, так совокуплялись всё-таки своим penis'om
16. Ци́сьпо анэ́ я́нке кара́, ськону́н-ськону́н, та́мбе кер-ан.
Цисьпо вытащил, чмокаясь губами, это приятно.
17. Та́мбе рэ́нкайнэ ампо́hо патэ́ ан э́ськарун-ан. Си́нке́йкhе́
Потом о своём ребёнке только вспомнил. На другой день
18. пайк-ан ам маци́ ан ко́йки, ан кевэ́, кем-русь ам ми́рэ [3], та
встали, свою жену побил, прогнал, из крови в платье одел,
19. оро́ икиси́у; ока́кета ам по́hо тур окая́н;
потом она рассердилась и ушла; после этого со своим сыном жил;
20. Ци́сьпо тура́ рэ а́йну окая́н, ан цисе́ о́ннайкех ка́йки
с Цисьпо втроём (три человека) жили, его дом внутри
21. иця́кирэ, суке́ ка́йки Ци́сьпо анки́рэ яхка́, эа́йга. Та́мбе
загрязнился, варить Цисьпо он заставляет хотя, он не умеет.
22. рэ́нкайнэ ам маци́ анко́йки я́йкеhэ анэя́йкокасса́. Тап оровано́
Поэтому свою жену, что бил, раскаивается. Потом
23. пом hороке́упо яе́-туита ан у́нуhэ а́увэ ома́нтэ
мальчик (малый мужчина), зная ещё раньше, о своей матери, вспо-
24. кусу́, ота́-ка́та сапа́н, ота́ нуе́ ан, синэ́ пом по́мпе
мнил, на берег моря пошёл, на песке рисовал, одна малая нерпа
25. ота́ са́нкари э, ота́ ка́та циэ́рики́тэ ися́макета
к краю морского берега подошла, на берег выпрыгнв, рядом ко
26. мака́н. Та́мбе рэ́нкайнэ аннукара́ ан-на́на-на́наhа
мне подошла. Потом я посмотрел, моя мамаша
27. нэ_-́руhэ ан, иера́х тэх-тэ икому́й; hэма́катэ
вот она, мою голову к земле прижала, вшей стала искать, кончив,
28. ка́на суй по́мпэ - нэ я́й кара́ ату́й о́ннэ аhу́н ома́н;
опять ещё нерпой сделалась в море нырнула уплыла;
29. макапа́н, апа́ оро́ аhуп а́н оро́ ан а́наhа ину́кара-ра́й,
я пошёл(домой) от дверей, когда я шёл, мой отец меня осматривать
30. ку-вэн аци́ськ-ациськаhа́ ота́ нуе́ эки ́ ру́hэ ан, э-сапа
стал, мой плохой мальчик на песке рисовал ты ведь, на голове
31. охта́ мо́ромахпо тэх-ру ан, си́мма э-ота́ нуе́
твоей женщины руки след имеется, завтра ты на песке рисовать
32. цики́н ан этура́ кусу́, ке́цира а́хко сета́ яй кара́;
когда будешь с тобой вместе пойду, худым кобелём сделаюсь;
33. иту́ра-тэ ото́ка́та сапа́н. Ота́ нуе́ ан, ма́хта
со мной вместе на берег моря пошёл. Я на песке рисовал, поодаль
34. нэ а́хко сета́ hа́хке кусу́ ан. Ота́ нуе́ ана́йнэ
ближе (ко мне) кобель лежал. Когда я рисовал на песке,
35. нэя́ по́мпе а́рики исамакета́ ян; "иру́кай_иру́кай
эта нерпа пришла, вплотную ко мне подошла; "наскоро, наскоро
36. икому́й!" –ан на́на на́наhа ита́; " та́нто ку я́нhи
давай вшей искать!" –моя мамаша сказала:"сегодня я когда плыла
37. ку эра́м hу́фпа-hуфпа́, та́мбе рэ́нкайнэ мона́сьно хоси́б ан кус-
сюда очень я беспокоилась, поэтому скоро назад пойду
38. ики́",– нах е. Сан кусу́ кара́, а́хко-сета́ hопита́тэх-тэ
так сказала. Уходить собралась, кобель вскочив
39. уно́сьпахци уко́йкихци, ан на́на на́наhа ита́: "Энэ́ пока́ннэ
погнался и возиться стали, моя мамаша сказала: "Так то
40. э-ки русу́й кусу́, эико́йки нэя́ва; ку вэн аци́ськ-ациськаhа́
ты делать хочешь! Бил ты меня ведь, моего плохого мальчика
41. ку во́нэка кусу́, ку эки́, нэя́ва hэма́та кусу́ и́нтура уко́йки
я повидать пришла, так зачем меня бьёшь
42. кусу́ нэани́, та́мбе рэ́нкайнэ Цисьпо эоци́па эки́ кусу́ нэ́йке
Поэтому Цисьпо если ты бросишь
43. цисе́ охта́ ан этура́ мака́н кус ики́, орова́ э-цисе́ о́ннайкеhе
домой с тобой пойду, потом твой дом внутри
44. эфура́е эки́-тэ, най охта́ эа́ни-на эя́й фура́е эки́тэ нэ́-кусу
вымыв сам, в реке ты тоже сам помоешься если,
45. нэ́йке, цисе́ охта́ макапа́н кус-ики́; нэ́тэ ан-а́па-апа́ мака́н,
домой пойду; потом мой папа пошёл
46. яй фура́е-на, цисе́ о́ннай-на, Ци́сьпо на, hэсо́йнэ оци́па
и сам помылся и дом внутри тоже, Цисьпо же на двор выбросил,
47. тах орова́ ана́на тура́ макана́н. Та́hа орова́ пи́рика
потом с мамой вместе домой пошли. С этого времени хорошо
48. ока́й ан ки си ману́й.
жили, говорят.


Прим[ечания]:

[1] (4). Ко-а – сидеть рядом; о заездке – караулить, осматривать его не попалась ли рыба.
[2] (5). Цисьпо – в сказке упоминается – это человек другого не айнского племени, противный, вонючий.
[3] (18). Кемрусь ам мирэ – бил так, что окровянил платье жены.

Сказка № 5. Записана в с. Тунайчи в 1903 г. Продиктована айном Рамантэ 35 л.

В местности Санноипэ жил один женатый мужчина. Был у него заездок, сделанный ещё его отцом, ловил он рыбу и ею питался, кормил семью и хорошо всем было. Однажды, отправившись осмотреть заездок, видит мужчина, что в заездке сидит один вонючий Цисьпо. " Чем тебя вытащить? Лопатой разве?",– спросил наш мужчина. "Нет, узка она",– ответил сидящий в заездке. "Так чем же? Камышом?" –"Нет, он перережет меня". – "Чем же я тебя вытащу? Рукой что ли?" – "Нет, она скользка". – "Наконец чем же? Своим членом разве?" – "Давно я об этом именно думал",– ответил Цисьпо. Вытащил наш мужчина последнего penis'ом, положил в корзину и пошёл домой. Дома жены не было: пошла она собирать клюкву. Цисьпо своего спрятал он под нары. Вернулась жена, накормила его клюквой и вечером улеглись они спать вместе. Хотя и с женой имел он дело ночью, но вытащил он Цисьпо из под нар своим penis'ом, чмокал его губами Цисьпо и это так было приятно нашему мужчине. Вспомнил он о своём ребёнке и бросил это занятие. Но на другой день побил он свою жену так сильно, что она выглядела как будто была одета в платье кровяного цвета. Рассердилась жена и ушла совсем из дому. Остался наш мужчина со своим сыном и с Цисьпо. Дом загрязнился, кушанье варить некому. Так как , хотя мужчина и заставляет варить Цисьпо, но этот не может. И стал наш мужчина раскаиваться в том, что побил свою жену. Мальчик, сын его, отправился на берег моря, где играл на песке. Подплыла к этому месту одна нерпа, выпрыгнула на берег и под ползла к мальчику. Узнал последний свою мать. Она прижала голову мальчика к земле и стала искать в голове его вшей. Кончив это, она опять сделалась нерпой, нырнула в море и уплыла, мальчик же домой пошёл. Когда зашёл он в дом, отец был удивлён, увидев его хорошо причесанную голову. "Что за след женской руки на твоей голове имеется ?" , – сказал отец. – " Я, превратившись в собаку, завтра пойду с тобою, когда ты будешь играть на песке на берегу моря". На другой день отправились вместе туда: мальчик рисовал на песке, а отец, приняв вид собаки, лежал поодаль. Приплыла нерпа, подошла вплотную к мальчику и стала торопить его: "Скорее, скорее! Сегодня, когда я плыла сюда, сердце моё предвещало злое и билось сильно, надо скорее мне возвращаться". Когда нерпа собиралась уже назад, собака бросилась на неё и произошла возня. Наконец мать мальчика сказала: " Чего тебе надо? Ведь ты побил меня и прогнал, я же пришла посмотреть моего милого мальчика, к чему же бьёшь меня снова? Если ты хочешь, чтобы я домой вернулась, то прогони ты Цисьпо, вымой хорошо весь дом и сам отправься в реку да помойся, потом только я вернусь домой". Пошёл наш мужчина домой, прогнал Цисьпо, вымыл, почистил дом, сам хорошенько вымылся. Пришла тогда обратно и жена его и с этого времени, говорят, они жили опять очень дружно и хорошо.


Тетрадь № 4.
№ 6.
Сказки сахалинских айнов.
Б. Пилсудский. 1903 г.

№ 6.

Туита № 6.

1. Синэ́пу мо́ромахпо ан-нэ, синэ́то окаяна́йнэ отока́та
Одна женщина жила, однажды (когда сидела) на берег моря
2. сапа́н, hэци́ри анhи́ нэя́ ни́-тум-ма hэма́та оя́ськепhи синэ́
когда пошла играла, из лесу кто-то такой одним
3. рэку́ци ю́кантэ, синэ́ рэку́ци ёhэ́сь-сосирэ́- ани́ сан hа́уhэ ан;
горлом поя, одним горлом вскрикивая (одобрение) идёт слышно;
4. анэ́ кима́тэх кусу́, цисе́-охта́ кира́-ан, апа-́ци-нэ я́йкар ан;
испугалась, домой убежала, дверной ручкой сделалась;
5. и-тэ́х са́нкерэ апа́ ця́хтэх- тэ, цисе́ оннай пэ́ка поро у́нкамэ
меня рукой дёргал дверь отворяя, дома внутри большой чёрт
6. иhунана́, иhунана́ коя́кусь кусу ́ аси́н; сюй мака́н; Орова́
меня искал, меня искал и не мог (найти) вышел; опять ушёл; Потом
7. ока́й ан, окаяна́йнэ синэ́ то сюй нэя́ оя́си [1] сан hа́уhэ ан.
я жила, когда жила однажды опять этот чёрт идёт слышно.
8. Нэ а́мпе кусу́ со́кесьта макапа́н, тома́-нэ [2] я́йкар-
Потом в угол, что у дверей пошла, клубнем растения сдела-
9. ан; сṓкесьта ито́пентра [3] аси́н ан-тэ окая́н; нэя́ у́нкамэ
лась; в углу цветок вышел наружу и стоял; этот чёрт
10. аhуни́ке иhунара́ коя́кусь, со́кесьта мака́н; тома́ нукара́:
когда зашёл меня искал и не мог; в угол пошёл; цветок увидал:
11. "hо́рэ а́йно! Тан тома́ ан-та́тэ ан э-кун ан тома́", нах е;
"Что за прелесть! Этот клубень выкопав если бы его съесть!" так
12. тома́-ра окита́нэ та коя́кусь, ра́кеhэ ри́сьпатэ
сказал; стебель растения длинный был, и не мог, стебель вытащив
13. ка́ськенэ око́йма; "Пом мо́ромахпо нэ́ва ики́ана́, та́тэ э ана́
сверху помочился; "Девушка когда придёт, выкопав съест,
14. аннукара́ э аска́й нэ́ нанко, а́нкам иця́нка кусу́ тани́
увидать всё смогу пожалуй, её мяса запах до сих пор (должен
15. па́хно анама́, пом моро́махпо тани ка́мhи иця́н
бы быть) находясь здесь девушки мясо запах
16. ку́наhа ан ра́му кусу́, а́рик анhи́ нэя́йке тани́ ися́м,
я так думал, когда пришёл всё-таки (нет запаха)
17. нах е ману́, аси́н ману́. Не а́мпе кусу́ ано́кай асипа́н
так сказал и вышел. Потом я вышла
18. пон цьках нэ́но я́йкар(а) ан, нэ́тэ макапа́н, эро́кота
малою птичкою сделалась, потом полетела, вперёд (его чёрта)
19. макапа́н, поро́ hора́х ни-нэ яй кар-ан окая́н;
полетела большим поваленным деревом сделалась лежала;
20. мака́нтэ ика́ське пэ́ка мака́н русу́и: "Инаова́! Уфу́нэ кари́
когда он шёл перешагнуть хотел:"Что такоу раньше
21. ики ани́ке эн-а́ни ка́йки ися́й-яй, эн-ан поро́- ни охт
шёл когда этого не было, это большое дерево
22. ани́",– нах е, нэ́тэ мака́н; опо́ни сюй макапа́н. "Цибипи́",–
там",– так сказал, потом пошёл; следом опять (я) пошла."Цибипи",
23. нах айе́; ину́кара: "Нэ тапа́ пон цька, цьках нэ а́мпэ
–так сказал; на меня посмотрел:"Эй ты малая птичка, как птица
24. писькампэ́к(а) а́хкась кусу́. Сайнумпэту́м пом мо́ромахпо
ты повсюду бываешь. Сайнумпэтунская девушка
25. нэ о́нни ома́н токо́ эва́нтэ-цькин, ин-э-ковэбэкерэ́",– нах е.
Место куда ушла, если ты знаешь, мне ты расскажи",– так сказал.
26. Нэ а́мпэ кусу́: "Эмаканцики́ сиану [4] сампо-курупо-кета
Потом: "Ты когда пойдёшь, в долину большой реки
27. синэ́ поро́-ни ани́ке, та-пэ цинке́у-hэ опэ ка́ннэ hора́хтэ,
одно большое дерево будет, это (дерево) корни обкопав повали,
28. та́hа Cаннумпэту́м пом мо́ромахпо энэя́й кара́й танэ́",– нах е.
этим Санноипэтунская девушка сделалась", – так сказал.
29. Нэ а́мпе кусу́ кохсао́ макапа́н, поро́ ни-нэ я́йкар-ан, нэя́
Потом вперёд пошла, большим деревом сделалась, этот
30. у́нкамэ иё́хта мака́н, нэя́ ни цинке́уhэ пое́ нэя́йке, нэя́
чёрт ко мне подошёл, этого дерева корни обкопав, это
31. ни hора́, ункамэ ка́ськенэ hора́, нэя́ ояси́ рай; ан-рие́
дерево упало, чёрта сверху упало, этот чёрт помер; кожу
32. ка́мhи си́кеhэ ан кара́, ими́hэ ам-ми, hа́хка-hа-на ан
сняла, мясо в ношу уложила, платье (чёрта) одела, и шапку
33. коро, нэ́тэ нэя́ кам сике́ ан ки́тэ макапа́н, нэя у́нкамэ
взяла, потом из этого мяса ношу сделав пошла, в этого чёрта
34. кота́нhу охта́ макапа́н, кота́н но́ськета поро́ цисе́ ан, та́пэта
селение пошла, селения посреди большой дом был, этого
35. у́нкамэ цисе́hэ нэ́_кунhа ан ра́му кусу́, нэя́ цис(е) охта́ аhу́н-
чёрта дом так думаю, в этот дом зашла,
36. ан, у́нкамэ энэ́-канэ ка́йки а́хкась куни́ анки́ анэ́, ро́хта [5]
чёрт как ходил, так я делаю, на переднюю
37. нэя́ сике́ анама́: "hу̃ф_ hу̃ф_ hу̃ф кеса́нтэхко а́нко
нару эту ношу положила: "Хуф-хуф-хуф каждый день ходила
38. ома́н-ани́ке анкоя́ кусь. Саннуипэту́м пом мо́ромахпо
когда не могла, Саннуипэтунскую девушку
39. та́нто а́сись ан ра́йки, ка́мhи кара́ януа́ суке́ януа́, айн
сегодня только убила, мясо порежьте варите, всех
40. эму́йке э-тах карая́н, тани́ рая́н это́хта ан ки а́мпэ нэ́-кусу,
на еду зовите, теперь я от смерти близок, сделанным мною
41. hаци́ко пон hэка́ци на, поро́ у́тара-на
(т.е. убитою девушкою), и малым детям и взрослым
42. ця́ру уси́-усия́н, hанка́йки сарипэна́ hанка́йки ки-ян",–
рот намажте, не пробуйте (раньше еды) (не делайте)" ,–
43. нах айе́. Нэ́тэ у́тара суке́, апо́кай ан ома́йhэ охта́ окая́н,
так сказала. Потом они (чёрта) варили, я своей постели на сидела,
44. пи́ськан цисе́ о́ннэ анэ́ унтакаси́, си́сьна у́тари на ан-осикан-
полный дом (чертей) назвали (для еды), и слепых позвали
45. кеси́, а́йну иси́ннэно аhу́н, у́тара кам э имэ́: "Синэ́ а́йну ка́йки
все зашли, она мясо раздала: "Один челов.
46. hо́ськино ибе́ hа́ннэ, унэ́но иси́ннэ у́тара ан ибе́рэ, hаци́ко пон
впрёд да не ест, разом всех кормите, малым
47. hэка́ци ця́руhу ка́нта ибе́ ан ор-о́",– нах айе́. Нэ́но у́тара
детям в рот навар, пену от еды влейте",– так сказала. В одно
48. ки, эму́йке у́нкамэ у́тара эму́йке рай hэмака́,
время они делали, все черти все померли,
49. ано́кай ан цисе́ охта́ сапа́нтэ ира́нахка-ися́нно ока́й ан ману́й.
в дом свой уйдя без беспокойства жила.


Прим [ечания]:

[1] (5). Ояси – чёрт вообще; ункамэ – чёрт, который ел людей (в сказках). Ояськепhи – неизвестно ещё человек или чёрт.
[2] (8). Тома – растение – Сorydalis am[b]iguo [хохлатка сомнительная–В.Л.] корень его в виде шарика едят айны;
[3] (9). Итопенра – лиловый цветок этого растения.
[4] (26). Сиану – большая река (главное русло).
[5] (36). Рохта – место вдоль задней стены дома; с правой стороны у этой стены кладут всегда мясо животных перед варкой.

Сказка. Записана в с. Тунайчи в 1903 г. Продиктовала женщина Нупаусемма 38 л[ет].

Жила одинокая женщина. Однажды пошла она [на] берег и услыхала приближающийся к ней голос. Похоже было будто кто-то поёт, а другой выкрикивает по временам одобрения. Испугалась женщина и, побежав домой, сделалась дверной ручкой. Явился следом за нею и большой чёрт, пожирающий людей, искал по всем углам женщину и ушёл ни с чем, не догадавшись, что женщина – это та дверная ручка, за которую он дёргал, раздвигая двери при входе в дом. Спустя некоторое время женщина в один день опять услыхала поблизу голос того же чёрта. Пошла она в угол, где кладут женские вещи и превратилась в клубень съедобного растения Corytalis ambiguo. Из клубня скоро вырос и цветок лиловый, который красовался в углу. Чёрт, зайдя в дом и не находя женщины, наконец обратил внимание на цветок: "Что за прелесть, – сказал он, – что если бы клубень этого цветка выкопать да съесть!" Начал он копать, но стебель и корень так были длинны, что, наскучив за этой работой, чёрт с досады помочился лишь над цветком. "Если до сих пор, – думал чёрт, – я ошибался, полагая, что по особому запаху мяса женщины, я её скоро найду, то теперь, наверно, уже смогу повидать её, когда она, съев этот клубень, будет обладать запахом моей мочи". Ушёл чёрт, ушла за ним вскоре и женщина. Превратившись в малую птичку, обогнала она чёрта и, сделавшись большим деревом, легла поперек дороги, по которой шёл чёрт. Этот, дойдя до дерева, принуждённый перелазить через него, сказал: "Как-то странно, шёл я только что здесь, и дерева лежащего не было, откуда оно появилось?" Превратившись опять в птичку, женщина зачирикала: "Цибипи́". Взглянул чёрт на птичку и обратился к ней со следующими словами: "Эй ты, малая птичка! Ты как крылатое создание бываешь повсюду; если ты знаешь, где находится сейчас Санноипэтунская девица, то скажи мне". Птичка ответила: "Когда ты дойдёшь до долины большой реки, там встретишь большое дерево. Обкопай его корни, повали его и найдёшь желанную девушку". А сама, полетев вперёд, превратилась в громадное дерево и ждёт чёрта. Он подошёл к дереву, стал его обкапывать, дерево упало и придавило чёрта насмерть. Сняла тогда девушка кожу с чёрта, мясо его, порезав, положила на спину, оделась в платье его и, шапку чёрта надев, отправилась в селение чертовское. Предполагая, что большой дом, что был посреди селения, принадлежит убитому ею чёрту, зашла в него. Подражая походке чёрта, донесла она ношу до передней нары и, вздохнув сильно, начала следующую речь: "Сколько дней я ходил и не мог убить Санноипэтунскую девушку; сегодня, наконец, мне удалось это. Порежьте это мясо, сварите, и всех на пир зовите. Близка уже смерть моя и пусть все хоть раз ещё отведают моей добычи, даже малым детям и тем рты мясом этой девушки намажьте. Только пусть никто не осмелится попробовать ни куска до совместной еды". Вот собрался полный дом гостей-чертей, даже слепых поприводили. Ещё раз напомнила, чтобы никто не ел вперёд, пока не раздадут всем пищи. Начали все в одно время есть и детям грудным рты пеною от супа помазали, и все в один момент померли. Освободившись так от чертей, пошла наша девица домой и уже без всякой опасности жила.


Сказки сахалинских айнов.
Тетрадь № V.
Сказки №№ 7 – 9.
Б. Пилсудский. 1903 г.
21л[ист].

№ 7.

Туита № 7.

1. Синэ́ мо́ромахпо ан-нэ, тай син ан-то окаяна́йнэ, синэ́ hороке́упо
Одна женщина жила, однажды когда сидела, один мужчина
2. аhу́н ай сям; тай син ан-то ["]ни́на кусу́["],– нах е-тэ аси́н.
Зашёл женился. Однажды "по дрова пойду",– так сказав вышел.
3. Ону́маникеhэ́ ку вэн оту́юни анибе́-рэ кусу́ аси́п-ан,
Вечером свою плохую безхвостую суку кормить вышла,
4. ан-ибе́рэ нэя́йке кина́ тум-ма́ синэ́ поро́ а́хко – сета́
когда кормила из травы одна большая нартовая собака
5. са́та ка́ри. Нэ а́мпе кусу́ анэ́ кися́нни- ката́, вая́йсе
выскочила. Потом я около уха палкой ударила, с писком
6. ани́ кина́-тум-энэ́ аhу́н, орова́ аhупа́нтэ окая́н, ан о́кhо
в траву вошла, потом зайдя (в дом) сидела, мой муж
7. аhу́н, исикому́й тэ арикири ке орова́ анко киру́ куни́
зашёл вшей, когда стала искать половину головы перевернуть
8. ка́йки эту́нне; нэ а́мпэ кусу́ анэ́вэа́йкахтэ анкокиру́, кися́х
не хочет; потом с трудом перевернула, за уш-
9. сутукета́ синэ́ поро́ маци́ри ан. Нэ а́мпе кусу́ и́нкара а́нко
ной костью одна большая рана была. Потом взглянула,
10. синэ́ поро́ а́хко сета́ вая́йсева апа́ hэкота́ тэ́рэке hа́уhэ нэ
одна большая нартовая собака с писком к дверям бежит голос
11.а́мпе эна́н ману́й: "ннта́-пири, ннта-пири, вая́й-вая́й",– нах е-тэ
такой издавая: "ннта-пири, ннта-пири, ваяй-ваяй",– так сказав
12. аси́н. Танина́ энэа́н сета́ ай ся́ми нэ́_-руhэ ан.
вышла. Оказывается это собака на мне женилась.

Сказка № 7. Продиктована в 1903 г. айном сел[ения] Оцехпока Кутокерэ 32 л[ет].

Жила однажды одинокая женщина. Зашёл к ней раз мужчина некий и женился на ней. В один прекрасный день, заявив, что идёт дрова рубить, вышел он из дому. Женщина вечером пошла кормить свою бесхвостую суку и в это врем к корыту для кормления собаки выскочил, выбежав из травы, большой нартовый кобель. Ударила женщина его палкой по виску и он с писком опять скрылся в траве. Когда вернулся муж, женщина принялась искать в голове его вшей, но он ни за что не хотел повернуть к ней голову другим виском вверх. Сделав это, наконец, насильно, женщина увидала у мужа за ухом большую рану и сейчас затем та же большая собака, которую она ударила вечером, побежала к двери с тем же писком: "Инта пи́ри́, инта пири́, вая́й вая́й", и скрылась. Догадалась тогда только женщина, что выходила замуж за собаку.

№ 8.

Туита. № 8.

1.Синэ́ мо́ромахпо ан-нэ, цисе́ охта́ окаяна́йнэ оя́сь-ояси́
Одна женщина жила; если дома сидеть чёрт
2. и-оци́ська, сёйпэ́ка ики́ айяхка́ оя́сь-ояси́ ио ци́ська, унэ́н-ан
меня убьёт, на дворе если работать, чёрт меня убьёт, одинаково
3. ра́му. Тайсин-ан то аси́п-ан, эота́-пэ́ка пае́-ан
думаю. Однажды вышла, по песочному берегу моря пошла,
4. синэ́ кота́н охта́ пае́ ан, нэ кота́н охта́ цисе́-охта́ макапа́н;
в одно селение пошла, в этом селении к дому пошла;
5. ту цисе́ ам ману́й: hаци́ко цисе́ сюй поро́ цисе́, ту цисе́ патэ́;
два дома были: малый дом и большой дом, два дома только;
6. поро цисе́-охта́ аhу́н-ан; синэ́ каму́и ахць-ахци́ [1] ан; нэ́хта-суй
в большой дом зашла; одна старуха была; когда-нибудь
7. ину́карах нэ́но и-э́нусь-каннэ́, сиса́к-ибэ́
меня видала как-будто мне радуясь (встретила), обыденной пищи
8. цитума́нка иця́р-энэ́ кара́. Нэ́тэ ибе́ hэма́к ан, нэя
мало меня угощала. Потом кушать окончила (я), эта
9. камуй ахць-ахци ита́х ману́й: "Тара́ мо́ромахпо hэма́та кота́н-оро́
старуха сказала: "Эй ты женщина, из какого селения
10. э-э́к hи?" Нэа́ мо́ромахпо ита́: " Куа́ни ку-кота́нhу рэ́hэ
ты пришла?" Эта женщина сказала: "Моё селение по имени
11. Саннупэ́, орова́ ку эк-hи". Сюй каму́й ахць-ахци́ ита́х ману́й:
Саннупэ, оттуда я пришла". Опять старуха сказала:
12."Тантэ́та ку по́hо (коро́) hороке́упо а́ута hаци́ко цисе́-охт
"Здесь мой сын мужчина по соседству в малом доме
13. ма́циhи ам-ману́й. На́хтэ ону́ман та hороке́упо аhу́н ку́су нэ́йке
жену имеет. Потом вечером этот мужчина если зайдёт
14. э-ну́кара-ана́ э-кону́пуру, маци́-охта́ ума́н эту́нне кус-ики́,
когда увидит тебя тебя полюбит, к жене идти не захочет,
15. тара́ мо́ромахпо эци́ ну́йна кус-ики́". Со́кесьта
ты же, женщина, тебя спрячу". В углу (где женские платья)
16. мо́ромахпо яй ну́йна, окая́н ан ману́й. Тани́ ону́ман нэя́
женщина спряталась, сидела. Теперь вечером этот
17. hороке́упо сан ману́й, ахць-ахци́ цисе́ охта́ аhу́н, каму́й
мужчина пришёл; старухи в дом зашёл, из мяса
18. сике́ ки-тэ аhу́н, нэя́ юф си́кеhэ ро́хта
ношу сделав зашёл эту медвежью ношу на переднюю нарту
19. оссура́, нэя́ ахць-ахци́ иму́ [2] ману́й:" ау́-ау туку́
бросил, эта старуха закричала от испуга: " „ „ „
20. Саннупэхва́ каму́й мо́ромахпо ау́-ау́ ту а́рики
из Саннупэ женщина „ „ „ пришла
21. тахки́на ау́ ау́ ту ку ну́йна та́хки ау́-ау́-ту". Hороке́упо ита́:
„ „ „ я спрятала „ „ „ . Мужчина сказал:
22. "Каму́й мо́ромахпо а́рики-цьки мона́сьно са́нке". Ахць-ахци́
"Женщина пришла если скорее подай (её)". Старуха
23. ита́х ману́й: "Анэ́-су́нке кусу́ ай е́hе". Нэ́ва ка́йки hороке́упо
сказала: "Я соврала говоря". Несмотря на это мужчина
24. ита́: "Мо́ромахпо ту́на са́нке". Нэя́ ахць-ахци́ мо́ромахпо
сказал: "Женщину скорее подай". Эта старуха женщину
25. са́нке, нэя́ hороке́упо нэя́ мо́ромахпо ну́кара тэ́коро кону́пуру,
вывела, этот мужчина эту женщину увидал очень понравилась(ему)
26. маци́-та ка́йки ума́н эту́нне; ахць-ахци́ орова́: "Эмаци́
к жене идти не хочет; старуха …(слышит): "К своей
27. ко-рэ́уси",– нэ́ва ко́йки ома́н кайк hан ки, сюй
жене ночевать иди!" несмотря на это он не пошёл, опять
28. ахць-ахци́ цисе́-охта́ hороке́упо рэ́уси,
старухи в доме мужчина ночевал,
29. сюй нума́, сюй маци́-охта́ ка́йки
опять встал, опять к жене не
30. ома́н ися́м, тани́ аси тай син ан-тота́ нэя́ hороке́упо маци́-охта́
пошёл, наконец в один день этот мужчина к жене
31. ома́н ману́й, камуй ахць-ахци́ мо́ромахпо-тура́ и́обони
пошёл, богиня старуха с женщиной сзади
32. hорокеу́по ма́циhи цисе́-охта́ и́нкара кусу́ ома́н, апа́
в дом жены мужчины поглядеть пошли, сверх
33. энка́ськепэ́ка ахць-ахци́ нэ́ва мо́ромахпо тура́ инкараси́,
дверей старуха и женщина вместе смотрели,
34. hороке́упо маци́-тура́ уко́йкиси, нэя́ hороке́упо ма́циhи hоко́
мужчина с женой дрались, этого мужчины жена с
35. тура́ уко́йки кус-ан, та hорокеупо эму́сь-ани маци́ ра́йки,
мужем дерётся, этот мужчина саблейй жену убил,
36. ну́кара-я́йки hороке́у-мо́ро махпо нэ́ рухэ ан. Тав оровано́
когда посмотрел: волчица, оказалась. Потом
37. Саннуипэту́н мо́ромахпо на hороке́упо тура́ усамахци́, ахць-
Санноипэтунская женщина с мужчиной вступила в брак, со
38. ахци́ тура́ рэ а́йну иси́ннэ окаянахци́ ману́й.
старухой 3 человека вместе жили.

Примечания:

[1] (6). Камуи ахць ахци, камуи моромахпо – в сущности не боги, но добавляется к ним слово "камуи" в противоположность чертям; следов[ательно] это хорошие были люди.
[2] (19). Иму – над.

Сказка. Записана в с. Тунайчи в 1903 г. Продиктовала женщина Поросамма 43 лет.

Жила одиноко одна женщина. Дома ли сидеть, или на дворе работать одинаково опасно; может её чёрт убить – так не раз она думала. И вот решила она пойти куда-либо в другое место, где люди живут. Идя по берегу моря, дошла она до селения, в котором стояли два дома: один большой и один малый. Зашла она в большой дом; здесь её встретила с такою радостью старуха, как будто обе были давно между собою знакомы. Стала старушка угощать пришедшую женщину всё едой, редко употребляющейся. Наконец, накормив, старуха спросила, из какого селения та пришла. Женщина ответила, [ч]то из селения по имени Санноипэ. Потом старушка сказала: "Здесь у меня живёт мой сын, у него в малом доме жена есть. Когда он тебя увидит, то полюбит тебя и идти к жене уже не захочет. Тебя я спрячу, женщина!" Спряталась женщина в углу, где складывают женские вещи. Вечером пришёл мужчина, внёс ношу из медвежьего мяса и бросил её на нары, что у задней стены. Старуха от стука [из]дала крик испуга: "А́у́-а́у́ ту́ку! Из Саннуоипэ пришла женщина, а́у́а́у́ ту́ку! Я спрятала её, ау туку!" Мужчина, услышав это, потребовал, чтобы старуха указала , где спрятана женщина. Старуха стала отпираться и говорить, что она соврала, но мужчина потребовал настойчиво подать женщину, и старуха вывела её из угла. Мужчине очень понравилась женщина, и он к жене своей ночевать не пошёл, хотя старуха и его идти на ночь в соседний дом. На другой день также не пошёл туда и ночевал в доме старухи. Наконец, однажды пошёл мужчина в дом жены; следом за ним подошла к дому старуха и наша женщина, и стали они глядеть в щёлку, что между дверью и верхним косяком. Видят они, что мужчина борется со своей женой. Вынул, наконец, мужчина саблю и убил ею жену. Взглянул он на неё и видит, что перед ним лежит волчица. После этого Санноипэтунская женщина вышла за этого мужчину замуж и стали они со старухой втроём жить да добра наживать.

№ 9.

Туита № 9.

1. Рэ мо́ромахпо окаянахци́ нэя, ано́кай hаци́ко ан, цисе́ охта́
Три женщины жили, я малой была, дома только
2. патэ́ ан, поро́ мо́ромахпо ту кия́нэ мо́ромахпо ту ни́на,
сидела, взрослые женщины 2 старшие женщины две по дрова ходили
3. цех ко́йки на кеса́нтэхко ки́си; синэ́ то суй ни́нахци,
и рыбу ловили каждый день; однажды также по дрова пошли,
4. hэма́та тага энуно́си-ани́ сапахци́ hа́уhэан тура́ аhупахци́,
что-то радостно идут слышно внесли,
5. а́ннукара нэя́, hа́цько пон hэка́ци синэ́ а́мбахци:"Кера́й-на,
я посмотрела, малого ребёночка одного держали:"Вот хорошо!
6. та́мбе-ка́йки ан-рэ́ске ана́, поро́ ана́ ни́на hэнэ́ цех-ки-на
Этого когда воспитаем, когда будет большим, и по дрова и рыбу ло-
7. анки́рэси куни́",– нах-е; нэ́тэ и-ту́р амахци́, тэ́коро
вить заставим", – так сказал; потом со мной вместе положили, очень
8. еранупахци́; нэ́тэ си́нкейкhе сюй ни́нахци кусу́ макапахци́;
ласкали (его); потом на другой день опять по дрова пошли;
9. нэя́ пон hэка́ци у́ндзи ся́нта анhа́хкека, нэ́тэ суке́ ан,
этот малый ребёнок у огня спал, потом я варила,
10. ра́ун са́нка, рику́н са́нка ан-ибе́ о-тэ, ва́хка-та ан кусу́
на нижнюю полку, на верхнюю полку своей еды положив, по воду
11. асип-а́н, нэя́ цисе́ ка́ри hэма́та hу́мhи ан, тэ́нэх-по́нни а́рик-ан
пошла вышла, в доме этом какой-то шум, тихонько подошла
12. апа́ энкапэ́ка э-и́нкар ан, нэя́ пон hэка́ци поро́ у́нкамэ
сверху дверей взглянула, этот малый ребёнок большим чёртом
13. нэ́тэ ра́ун санка оро́-о ибе́ экусу́ ан, рику́н са́нка
сделавшись на нижнюю полку, положенную еду съел, на верхнюю
14. ор-о ибе́ э-ва оке́рэ, нэ́тэ эту́йма-ка́ннэ пае́ ан, а́хкась-
полку положенную еду ел кончил, потом подальше отошла, шагая
15. ан-ка́ннэ ю́фкено ану́мhи ана́ма-ка́ннэ а́рик-ан, цисе́-охт
сильно шумя подошла , в дом
16. аhу́п-ан, аннукара́ нэя́йке сюй пон hэка́ци нэ яй-каратэ́
зашла, посмотрим когда опять малыш ребёнком сделавшись
17. у́нзи сама́кета то́хсе кусу́ ан; тэ́коро анэ́ оhа́йнэ, ай ся́hа
рядом с огнём спал; очень я испугалась, мои сёстры
18. коро́ мо́ромахпо утара́ санахци́ анэ́ ко вэбэкерэси́, эиця́рарэси:
женщины пришли, я стала рассказывать, мне не по-
19. "Анэ́ су́нкеhэ",– нах е-си. "hэма́та ума́ кус а́мпэ
верили: "Врёшь",– так сказали. "Как это такое (малое) существо
20. пон hэка́ци поро́ у́нкамэ нэ яй-кара́ кусу́, нэа́ни
(как) малый ребёнок большим чёртом сделается, ты
21. пом мо́ромахпо эсу́нкеhэ нэ́нанко",– нах е-си. Нэ а́мпе- кусу́
девица врёшь, кажется",– так сказали. Потом
22. си́нкейкhе и-ётута́н ай ся́hа оhа́цирун ано́кай кия́нэ ай
на другой день за мною следующая моя сестрадома осталась, я со
23. ся́hа тура́ ума́ ни́на ан кусу́ макапа́н, нэ́тэ нэя́ ю́туру
старшей моей сестрой тоже по дрова пошла, потом эта средняя
24. мо́ромахпо цисе́ охта́ оhа́цирунтэ суке́, ибе́ поро́но суке́-тэ
женщина дома оставшись одна варила, еды много наварив
25. ама́, нэя́ пон-hэка́ци у́нзи сама́кета hо́хкека, ва́хка-та-
положила, этот малый ребёнок рядом с огнём спал, по воду
26. кусу́ аси́н, цисе́-о́ннэ hэма́та hу́мhи ан-ну ику́йра-ка́ннэ
вышла, в доме какой-то шум услыхала крадучись
27. цисе́-охта́ эх, апэ́нка пэ́ка и́нкара, поро́ у́нкамэ ибе́ кус-ан.
К дому подошла, сверх дверей взглянула, большой чёрт ест.
28. Нэ а́мпе кусу ю́фкено hу́мhи кара́-каннэ́ цисе́-охта́ аhу́н
Потом громко шум делая в дом когда
29. нэя́йке, нэя́ ояси́ сюй hо́хке кус-ан, тэ́коро анэ́-оhа́йнэ;
зашла, этот чёрт опять спал, очень испугалась;
30. мо́ромахпо утара́ ики́сь-си айе́; кия́нэ мо́ромахпо эиця́рарэ:
женщины пришли рассказала; старшая женщина мне не верит:
31. "Су́нке",– нах е; си́нкейкhе нэя́ мо́ромахпо оhа́цирун,
"Врёшь",– так сказала; на другой день эта женщина дома осталась,
32. ту вара́ мо́ромахпо утара́ ни́нахци нэя́йке, кия́нэ моромахпо
две младших женщины по дрова ношли когда старшая женщина
33. оhацирун; сюй инэ́но ан, эоhа́йнэ, мо́ро-
(дома осталась) домовничала, опять также случилось, испугалась
34. махпо утара́ сапахци́ hэкотае́: "Су́нке нэ́-кунhи ан ра́му яйке,
женщина пришли говорила: "Врёте думала,
35. со́нно нэруhэ ан, тэ́мана ан ки́ке, кира́ ана́хци кусу́ hэтанэя́",–
верно оказывается, что делать убежим разве?" ,–
36. нах е. Тани́ синке́йкhе hа́сьтэсь-та анаси́, поро́ у́ндзи
так сказала.Теперь на другой день по сучковатые дрова пошли бо-
37. ан-уа́рэ-си, я́кета нэя́ пон hэка́ци ан укахци́, стэ́нкоро ка́та
льшой огонь развели, у огня этого малого ребёнка взяли, на коленях
38. ан-ик-ась-тэ-хци:"Ни осухта́ ципа́ кенэ́". На́х-канэ кия́нэ
(держа) подбрасывали:"Под деревом найденный младенец". Так го-
39. моромахпо е ик-ась тэ; сюй ю́туру мо́ромахпо нэя́ hэка́ци
ворила старшая женщина, подбрасывая;ещё средняя женщина этого
40. у, сюй ик-а́сьтэ: "Ци-тэ́хке косина́
ребёнка взяла, ещё подбрасывала:"С руками связанными малый
41. пон-кенэ́",– нах е́-каннэ ик-а́сьтэ.
младенец",– так говоря подбрасывала.
42. Сино́ вара́ мо́римахпо охта́: " Ая́, пон-ункамэ́,
Самой младшей женщине передали: "Ая малый чертёнок,
43. ая́ пон-у́нкамэ́",– нах е-тэ поро́ ундзь охта́, нэя́
ая чертёнок!" ,– так сказав в большой огонь, этого
44. пон hэка́ци оцивэ́, у́ндзи ка́ськета поро́ у́нкамэ
малого ребёнка бросила, сверху огня большой чёрт
45. циhо́цикацикарэ́; мо́ромахпо утара́ кираси́, сия́ну сампо́
болтается; женщины убежали, по долине большой
46. курупокета́ макапа́на-хцитэ́, ю́туру мо́ромахпо тама́-сай hэ
реки пошли, средняя женщина из бус кружок
47. ойра́, кия́нэ мо́ромахпо тура́ хунара́ русу́и; эту́нне,
забыла, со старшей женщиной пойти искать хочет; не желает;
48. пони́унэ мо́ромахпо тура́ хунара́ русу́и, эту́нне. Нэ а́мпе кусу́
с младшей женщиной искать хочет, не желает. Потом
49. иру́ська-ка́ннэ синэ́нэх-по́ннэ сан, цисе-охта́ тама́ хунара́
рассердясь, одна только пошла, домой бусы искать
50. кусу́ сан; пу́йкари и́нкара нэя́йке поро́ у́нкамэ
пошла; в дымовое отверстие взглянула когда большого чёрта
51. сита́хпа-тэ я́йко у́ндзи я́нке ан нука́рhа нэя́, рэку́ци-охта́
скорчившегося сам огонь разгребающим увидала, на шею
52. ан-та́маhа му́фтэ ки кус ан нэя́ hацико́нкон
мои бусы надеты, пауком


Сказки сахалинских айнов.
Тетрадь № 6.
Сказки № 9 – 11.
Б.Пилсудский. 1903 г.
14 лл.


Продолж[ение] сказки № 9 (см. тетрадь № 5).

53. нэ яй кара́-ан, пу́йкари ка-эра́н-ан, у́нкамэ рэра́руф
сделалась, в отверстие паутину (нитку) спустила чёрта по груди
54. ка́ри на ики́ ан; у́нкамэ: "Аи́, на́йна, мо́ромахпо-утара́
пошла: "Аи, найна, женщины боль
55. таса́ске-хци кара́ и-екара́-кара, вой ан ка кара́ кики́ри
от содранной кожи мне причинили, да пауки ещё
56. турано́, аи́! Цё́кай а́сись ци-кикуна́ цирамуя́, нэя́ моро́махпо
ползают, аи! Я сначала, что сам думал, эти женщины
57. утара́ инэ́ ки карахси́, аи́!" ,– нах е. Нэ́тэ рэку́ци орова́ ан тама́-
мне сделали, аи!" ,– так говорил. Потом с шеи мой из
58. сай ан уфтэ́ кира́ ан, нэя́ ояси́ и-но́сьпа; ай сях-
бус круг, взяв убежала, этот чёрт за мной погнался; к своим
59. син-охта́ макапа́н:"У́нкамэ и-но́сьпа ману́й",– нах айе́.
Сёстрам пошла: "Чёрт меня догоняет",– так сказала.
60. Рэ а́йну нэ кира́ анахци́. Нэ́тэ синэ́ най ан, най цяhуфта́
Три человека убежали, Потом одна река была, река к берегу
61. сапанахци́, пони́унэ мо́ромахпо има́киhи осуя́-суя́, рысе́,
подошла, младшая женщина зуб пошатала, вырвала
62. най-охта́ оссура́, та поро́ ци́сьпо нэ, ка́ськета
в реку бросила, большою скалою сделалась, на (неё)
63. рики́н анахци́, окаянахци́ нея́йке, нэя́ у́нкамэ и-нукара́,
влезли, когда сидели, этот чёрт нас увидал,
64. та у́нкамэх кота́н-о́ннэ у́тарhэ тах-кусу́ мака́н, нэя́йке
в селение этого чёрта людей звать пошёл, когда
65. у́нкамэ поро́но сан, роко́ му́кара а́мба у́тара-ни
чертей много пришло, и людей с топорами из древесной смолы
66. поро́но сан, нэ́тэ пон-у́нкамэ-у́тара-на санахци́, ва́хка-охта́
много пришло, потом и малые чертенята пришли, в воде
67. мо́ромахпо-утара́ кури́hэ нукарахци́, у́нкамэ у́тара коау
женщин тен увидали, черти ныр-
68. ку́ське-си ота́ а́ськоро ки-си: "Око́ ота́та нэа́!" ,– нах
нули песок в горсть схватили: "Что такое! Песок это!" ,–так
69. е-си; сюй коауку́ске-си сюма́ а́ськоро ки-си: "Око́ сума́-та
сказали; ещё нырнули камней в горсть набрали:"Что такое, камни
70. нэа́!" ,– нах е-си. Нэ́тэ нэа́ пэх-цисьпо́ ото́хпахси hора́хтэси,
это!" ,– так сказали. Потом эту каменную скалу рубить стали, пова-
71. нэя́ у́нкамэ утара́ ка́ськ-енэ hора́, у́нкамэ утара́ эму́йке
лили, этих чертей сверху упала, черти все
72. раяхси́, ися́м ахси. Нэ́тэ мо́ромахпо утара́ рэпу́м-мосисьта́,
умерли, и не стало (их). Потом женщины за море поехали
73. пае-си-ке́ hоко́ коро-си́, пи́рикаhно окаяхси́ ману́.
замуж вышли, хорошо жили говорят.

Сказка № 9. Записана в с. Тунайчи в 1903 г. Продиктовала женщина Нупаусемма 38 л[ет].

Жили три женщины. Самая младшая только дома сидела, две старшие уже взрослые каждый день ходили по дрова или рыбу ловить. Однажды, когда возвращались они с работы домой, младшая услыхала их радостный разговор и была удивлена, когда они внесли на руках малого ребёночка. "Вот как хорошо! Воспитаем мы его и потом заставим его носить нам дрова и ловить рыбу",– так говорили они, положили ребёнка рядом с младшей сестрой и всё время ласкали ребёнка. На другой день пошли опять две женщины по дрова; ребёнок спал закутанный у огня; младшая же сестра варила еду. Окончив варку, она поставила еду на нижнюю и верхнюю полки и вышла по воду. Уже будучи на дворе, услыхала она какой-то шум внутри дома. Подошла она тогда тихонько к дверям [дома]и через взглянула внутрь его: оказалось малый ребёнок, превратившись в большого чёрта, что людей ест, уплетает только что положенную ею на полки еду. Также тихонько отошла она подальше и, делая нарочно большой шум ногами, вошла она в дом. Ребёнок опять лежал спокойно у огня. Испугалась она сильно и когда пришли сёстры, рассказала она им виденное. Те не поверили: "Врёшь ты, девушка, как это может быть, чтобы такое малое существо, как этот малый ребёнок, превратился в большого чёрта!" Но на другой день домовничать осталась средняя сестра, а младшая пошла со старшей в лес на работу. Средняя сестра принялась готовить обед и, наварив еду, поставила на полки, а сама вышла на двор по воду; ребёнок же всё время лежал у огня. Отойдя немного, услыхала она шум внутри дома; крадучись пошла к дверям и сквозь щёлку стала присматриваться. Видит, действительно чёрт большой еду уплетает. Делая нарочно шум на ходу, вошла она в дом, но уже ребёнок лежал на прежнем месте. Сильно испугалась и средняя сестра и рассказала виденное сёстрам. Старшая сестра всё-таки не поверила и на другой день сама уже осталась дома, а по дрова пошли две младшие сестры. Ушли они, а при старшей случилось то же, что и при двух других сёстрах. Вернулись последние, и говорит им старшая сестра: "Думала я, что вы врёте, выходит же иначе, что же нам теперь делать? Надо убежать". На другой день набрали женщины дров сучковатых, развели они огонь большой, а сами стали играть с ребёнком. "Под деревом найденный младенец",– пела старшая сестра, подбрасывая ребёнка на своих коленях. "Руки связаны у малого младенца",– напевала средняя, когда ей передали ребёнка. Младшая же, взяв ребёнка, запела: "Ая́ малый чертёнок, ая́ малый чертёнок!",– и с этими словами кинула его в самое пламя. Заболтался чёрт в огне, а женщины быстро побежали прочь из дому. Направились они по долине большой реки. Вспомнила средняя сестра, что забыла она дома низку своих бус и стала просить сестёр пойти с нею обратно за бусами. Но и старшая и младшая отказались идти с нею и отправилась недовольная средняя ( в тексте старшая – В.Л.) одна домой. Влезла она на крышу и через дымовое отверстие, что над очагом, увидала она чёрта скорчившегося и разгребающего огонь на очаге, и бусы её надеты у него на шею. Сделалась она пауком, спустила паутину вниз и по ней добралась до груди чёрта. Этот застонал: "Аи́ на́йна, благодаря этим женщинам слезла у меня кожа вся, а тут ещё разные пауки ходят по болячкам! Аи́, что замышлял я сам против этих женщин, то сделали они мне, аи́!" Сняв бусы с шеи чёрта, женщина побежала к своим сёстрам, но чёрт погнался за нею. "Чёрт меня догоняет",– закричала она сёстрам. Побежали они втроём и добежали до реки. Младшая пошатала свой зуб и вырвала его, затем бросила в реку, где он превратился в большую скалу. Взобрались они на неё и сидели. Увидал всё-таки их чёрт и отправился в своё селение за помощью. Созвал он много чертей, пришли некоторые с топорами из древесной смолы, даже малые чертенята и те явились. Увидали черти в водетень женщин и бросились в воду; нырнули и вытащили полные горсти песку: "Что такое, ведь это только песок!" ,–восклицали. Ещё раз нырнули и набрали в горсти одних каменьев. "Что это? Опять одни камни!" ,– досадовали черти. Стали тогда рубить черти скалу, на которой сидели женщины. Повалили они скалу, но она при своём падении задавила всех чертей. Не осталось ни одного из них. Женщины же поехали за море в другую страну, повыходили замуж и прекрасно, говорят, жили.

№ 10.

Туита № 10

1. Рэ hороке́упо анэхци́, тай син(э) ан то окая́на хцитэ́ кия́нэ
Три мужчины жили, однажды, когда сидели дома, старший
2. hороке́упо ку а́мбатэ аси́н, кета́хцири сай ан-нукара́,
мужчина лук взяв вышел, лебедей стаю увидал,
3. исё́ох кета́хцири тука́н ра́йки, ни ка́ське ама́, синэ́
в передового лебедя выстрелил, убил, на лежащее дерево положил,
4. ка́сима сан, нэя́ кета́хцири у-тэ эмака́н, нэя́ hороке́упо
одна старуха пришла, этого лебедя взяв, с ним ушла, этот мужчина
5. нивэ́н-ани мака́н, ци́се-охту аhу́нтэ то́хсе а́мпенэ нивэ́н,
рассердившись пошёл, в дом зайдя заснул, совсем рассердился,
6. ю́туру hороке́упо ку а́мбатэ аси́н, сюй кета́хцири сай
средний мужчина лук взяв вышел, опять лебедей стая
7. ики́; исё́ох цька кета́хцири туга́н, ра́йки, сюй
прилетела; в передовую птицу-лебедя выстрелил, убил; опять
8. ни-ка́ське ама́, нэя́ ка́сима сан, нэя́ кета́хцири у,
на дерево положил, эта старуха пришла, этого лебедя взяла,
9. э-мака́н, нэя́ hороке́упо мака́н, цисе́ охта́ аhу́н то́хсе,
с ним пошла; этот мужчина пошёл, домой зашёл заснул,
10. а́мпенэ нивэ́н; пони́унэ hороке́упо ку а́мбатэ аси́н,
совсем рассердился; младший мужчина лук взяв вышел,
11. кета́хцири сай ики́, тука́н ра́йки, ни-ка́ське ама́, нэя́
лебедей стая прилетела, выстрелил, убил, на дерево положил, эта
12. ка́сима сан, нэя́ кета́хцири сюй у, э-мака́н. Нэ
старуха пришла, этого лебедя опять взяла, с ним пошла. Потом
13. а́мпэх кусу́ hороке́упо нэя́ ка́сима но́сьпава мака́н, нэя́
мужчина за этой старухой следом пошёл, этой
14. ка́сима цисе́-охта́ аhу́н, рэ мо́ромахпо ан, кия́ннэ hороке́упо
старухи в дом зашёл, три женщины сидели, старшим мужчиной
15. ра́йки кета́хцири кия́ннэ мо́ромахпо ома́йhэ энка́ськета нэя́
убитый лебедь над старшей женщины постелью этого
16. кета́хцири русь ан, ю́туру hороке́упо ра́йки кета́хцири
лебедя шкура была, средним мужчиной убитый лебедь
17. ю́туру мо́ромахпо ома́йhэ охта́, нэя кета́хцири ру́сьси ан,
над постелью средней женщины, этого лебедя шкура была,
18. пони́унэ hороке́упо ра́йки кета́хцири ру́сьси, пони́унэ мо́ро-
младшим мужчиной убитого лебедя шкура, над младшей жен-
19. махпо ома́йhэ охта́ ан; нэ́тэ нэя́ ка́сима ита́:"Тара́ hоро-
щины постелью была; потом эта старуха сказала:"Это ты муж-
20. ке́упо, эци́-ра́йки кета́хцири-утара́ эму́йке, ци у ока́нки
чина, вами убитых лебедей всех, я взяла нарочно
21. hэто́ ан цисе́ а́ннэ эць-э́хтэ-ян русуи кусу́ анки́hи, кия́нэ
сюда в мой дом вас доставить желая сделала, старший
22. hороке́упо та эра́мусь кари́, кета́хцири ан-у-ки́ке, нивэ́н-ани́
мужчина этого не понял, лебедя, когда я взяла, рассердившись
23. цисе́-о́ннэ аhу́н, ю́туру hороке́упо анэки́ кара́йки ра́ма
домой пошёл, средний мужчина когда ему сделала тоже
24. ка́йки нивэ́н-а́ни цисе́-о́ннэ мака́н; эа́ни кера́исюй пони́унэ
рассердившись домой пошёл; ты молодчина младший
25. а́йну э-нэ-тэ эи́-о́пони;
будучи следом за мной пошёл;
26. ока́нкино ам-ма́хпоhо-син эци́ са́мтэ-ян
нарочно, моих дочерей за вас выдать замуж
27. русу́и кусу́ анки ́hи; кия́нэ hороке́упо утар́а та эра́мусь кари́,
желая, делала; старшие мужчины этого не поняли,
28. эа́ни а́си эва́нтэ кусу́ эи́ опони́, ма́хнэку
ты наконец понял, следом за мною пошёл, жену (женщину)
29. эци́ ко́нды ан". Нэ а́мпэhэ кусу́ нэя́ hороке́упо цисе́-о́ннэ
тебе дарю". Потом этот мужчина домой
30. ума́н, кия́нэ hороке́упо ю́туру hороке́упо тура́ уци́сь кара́
пошёл, старший мужчина со средним мужчиной вместе плачут
31. эрокаци́. Нэ а́мпе кусу́ эту́има-ка́ннэ пай-а́нтэ тэ́рэке-ани́
сидят. Потом подальше уйдя бегом
32. пай-а́нтэ аhу́п-ан, апа́ а́нцяхке нэ́рох hороке́упо-утара́
двинувшись зашёл, дверь отворил эти мужчины
33. и-ну́караци:" hэма́та эци́ цись кара́?" – " Эа́ни эиса́ми кусу́,
меня увидали:"Чего вы плачете?" – " Тебя не было,
34. анэ́ цись карhа́." – "Танинэ́ а́мпс ма́хнэку эци́ ко́нды ан".
(поэтому) плачем." – " Теперь жён вам дарю".
35. Нэ а́мпэhэ нэ́ро(х) hороке́упо-утара́ а́нтура-тэ нэя́ ка́сима цисе́
Потом эти мужчины вместе в дом этой старухи
36. о́хта ан тура́ паехци́. Нэ́тэ нэя́ мо́ромахпо-утара́ самахци́,
вместе пошли. Потом на этих женщинах поженились,
37. ано́ кайна пони́унэ мо́ромахпо айса́м; по анкоро́ике анэця́сь-
я на младшей женщине женился; ребёнка когда имели, обучив
38. кома кара́ тэ, ано́кай-син а́йну ки́сь_-пахно ан ки-си.
его, мы как айны делают, так делали.

Сказка № 10. Записана в с.Такое в 1903 г. Продиктована айном Техкантуки 28л[ет].

Жили три мужчины. Однажды старший взял лук и вышел из дому. Увидал он стаю лебедей, выстрелил он из лука в передового лебедя, убил его и положил на полусгнившее дерево. Пришла старуха какая-то и унесла лебедя, а мужчина рассерженный вернулся домой и лёг спать. Потом пошёл с луком на охоту средний мужчина, увидал пролетающую стаю лебедей; прицелился к передовому лебедю и убил его. Также положил он лебедя на дерево; но пришла старуха, взяв лебедя, ушла, а мужчина совсем раздосадованный вернулся и лёг спать. Отправился, наконец, на охоту и младший брат. Увидал и он стаю лебедей, прицелился он к главарю стаи и убил его. Положил он на дерево лебедя, и та же старуха подошла и унесла его. Мужчина отправился за ней следом и зашёл в дом этой старухи. Сидели там три женщины; над постелью старшей висел лебедь, убитый старшим братом, над постелью средней висел лебедь, убитый средним братом, а над постелью младшей – лебедь только что убитый им самим. Старуха же сказала ему: "Эй ты, мужчина, я нарочно брала лебедей, убитых вами, желая доставить вас сюда к себе домой. Не понял этого старший твой брат и, рассердившись, пошёл домой; тоже сделал и средний брат и ты только молодчина, хотя и младший, догадался пойти за мной следом. За это тебе жену дарю". Пошёл потом наш мужчина домой, видит – оба его брата сидят и плачут. Отойдя тогда подальше от дома, с шумом быстро вбежал в избу и спросил: "Чего вы плачете?" – "Тебя ведь долго не было и плачем мы поэтому". – "Жён я вам в подарок даю",– сказал пришедший им. Пошли все мужчины к женщинам и поженились они. На младшей женщине младший был женат. Ребёнка они имели и обучили его всему тому, что делают и как живут айны.

№ 11.

Туита № 11.

1. Ту hороке́упо ан, ту hороке́упо ани́ке на махсакаци́;
Два мужчины жили, двое мужчин жило и жён не имели;
2. нэ́ран ики́-тэ нэ вэн мах hэнэ́ ануана́н-ана́
чтобы это сделав, какую-нибудь плохонькую жену найти
3. ай сиця́р осуке́рэ куни́ нах ан-ра́му кусу́, отакенэ́
кормила бы и варила бы так думаю, по берегу (моря)

4. сапа́н; тани́ отапэ́ка пай ан; си́сьту-ка́хта пай а́нтэ синэ́
пошёл; теперь по берегу пошёл; немного отойдя один
5. ка́сюма ан эси́сьта ира́масур-ан мо́ромахпо ан-кара́ анэ́
кремня (кусок) бросил на землю, прекрасную женщину сделал с
6. яй копу́нтэ цисе́-охт хоси́б-ан. Ано́ськи ра́мhу тэ́коро эива́ва;
радостью домой назад пошёл. Мой старший брат очень завидует;
7. аси́п-ан, о та́к а́та сапа́н, ка́хта-ан эпу́руку-мо́ромахпо ан-кара,
вышел, по берегу пошёл, огонь высек, трутовую женщину сделал,
8. hо́ськи я́йкота ай сям кусу́ ан кара́ мо́ромахпо орова́ ахкари_
сделал женщину ещё лучше чем женщина сделанная раньше
9. пирика́ мо́ромахпо нэ ан кара́, яе́кота ка́йки тэ́коро ан кону́пу-
(и на которой) сам женился, самому тоже очень понрави-
10. ру; нэ́тэ цисе́-охта́ ан тур аhу́н, ано́ськи-ра́мhу, эя́й-
лась; потом в дом привёл, мой старший брат, обрадовал-
11. копу́нтэ эhо́се и́нкара ка́йки коя́куй. Окура́нике hо́хке анаси́
ся, прямо на неё взглянуть не может. Ночь настала легли спать
12. рэ́уси ко́нно упи́ни-то́то-ан ахци́ то́хсе кайки hа́ннэ ан ки.
почти до рассвета совокуплялись спать же не пришлось.
13. Си́нкейкhе нися́хта пони́унэ hороке́упо нума́ ундзь-уа́рэ,
На другой день утром младший мужчина встал огонь развёл,
14. ну́ман ка́хта ан ано́ськи ра́мhу маци́ эму́йке hоку́й нэя́,
вчера огнём высеченная старшего брата жена вся сгорела,
15. ано́ськи ра́мhу а́мпэнэ мах аськоро́ аси́нике ту hороке́упо
старший брат совсем жену жалеет, когда вышли два мужчины
16. эму́йке hэкаехци́, тан эму́йке ця́ця нэ-ци́, эму́йке раяхци́,
оба постарели, теперь же оба стариками стали, оба померли,
17. оси́ннэ ка́сюма-мо́ромахпо патэ́ ан, а́мпэнэ ра́му са́се ота́-
одна из кремня женщина только осталась, совсем заскучала на
18. ка́та-на сан ра́нке ан, ки-я́йенэ синэ́ то сюй отака́та са́нтэ
берегу похажмвая жила, так делая однажды опять по берегу идя
19. яй сисьта́ яй- сисьта́йке, сюма́ ци́сьпо-нэ
бросилась на землю, когда упала на землю, каменной скалой
20. яй кара́, hота́ри сюма́ нэ яйкара́.
сделалась, стоячим камнем сделалась.

Сказка № 11. Записана в с. Отосан в 1903 г. Продиктовала женщина Усаросьма 20 лет.

Жили-были два мужчины; жён у них не было. Не раз думали они, чтобы это сделать, чтобы какую-нибудь плохонькую жену найти, которая кормила бы их и варила бы им. Однажды пошёл один из них по берегу морскому, увидал он кремень, поднял его, бросил оземь и сделал прекрасную женщину. Радостный вернулся он домой. Старшему брату завидно стало, что у младшего такая красивая жена. Тогда последний пошёл на берег морской и там высек кремнем огонь и из трута женщину сделал, гораздо лучше, чем та, которую сделал раньше и на которой женился. Когда её в дом привёл, то брат так обрадовался, что прямо на неё взглянуть не в состоянии. Ночью ближайшей спать они не могли, радуясь вместе с женщинами общему счастью. Утром младший мужчина огонь разводить стал, и высеченная из огня женщина сразу сгорела. Два же брата, сильно жалея женщину, вышли на двор уже поседевшими и вскоре померли. Осталась одна кремень-женщина. Скучно ей было жить; похаживала она из дому на берег и назад и однажды, бредя по берегу, бросилась на землю и превратилась в камень, в стоячую скалу.

Предания сахалинских айнов.
Тетрадь № I.
Предания №№ 1-3.
Б. Пилсудский. 1903 г.
34 л[истов].

№ 12.

Уцяськома № 1.

1. Пара́туннай [1] это́кота а́йну поро́на ан, эму́йке раяхци́,
В с.Паратунай раньше айнов много жило, все померли,
2. ока́кета синэ́ ма́хнэку рэ Ина́нупи́рика [2] сира́нкури-у́тара
потом одна женщина по имени Инанупирика с родственниками
3. тура́ патэ́ омэ́ка, синэ́ цисе́ патэ́ а́йну па́хтэно ан. Нэ́тэ
только осталась, один дом только айнов как раз был. Потом
4. Тара́йка-ун нисьпа ́ [3] Инанупи́рика сам русу́и; сам русу́ике
Тарайкинский нисьпа на Инанупирике жениться хочет;жениться ко-
5. Инанупи́рика эту́нне. Тара́йка-ун нисьпа́ кота́ну-охта́ хоси́би
гда захотел " не согласилась. Тарайкинский. нисьпа домой назад
6. hэмака́; Инанупи́рика тани́ у́тарhи а́йну э́нко сюй рай. Нах
пошёл; " теперь родные айнов половина ещё померла. Так
7. ан ани́ та́та оhо́роно Пара́туннайта ан коякусь. Нах рэ́нкайнэ
тогда было там долго в Паратунае жить не могут. Из-за этого
8. hэя́о япахци́ у́тарhи тура́ иси́ннэ япахци́, Мори́русан [4]
на берг сошли поехали люди вместе все поехали, в Морируэ
9. япахци́, та́та цисе́ карахци́, та́та оhо́роно окаяхци́. О́хкаё нэ а́мпэ:
поехали, там дом сделали, там долго жили. Мужчины же:
10. а́йну кота́н ка́йки анкусу́, о́ннэ япа́н кусу́ нэ́йке, а́йну-
айнское селение есть (где), туда поехать если, с айнами
11. утара́ туму́кета иси́ннэ окаянахци́ кусу́ нэ́йке, пирика́;
если жить будем все вместе, то это хорошо;
12. та́та а́йну са́нкета окаянуа́ ан-нукара кусу́ нэ́йке, а́йну
там около айнов живя, если увидим айнами
13. ан-нэ кусу яйки соро кара́ ан кусу́ нэ́йке, ка́на суй ан кота́н
будучи плохо, если будет, назад ещё в своё селение
14. hу о́ннэ Пара́туннай-охта́ пае́ ан-тэ ка́на ики́ннэ кота́н
в Паратунай уйдя опять ещё раз селение
15. аси́ри-ка анки́ кусу́ нэ́йке, пирика́. Охкаё на́х-канэ
новое сделаем, если хорошо будет. Мужчины так
16. пи́рика ита́х ки. Нах нэ́ва ка́йки Инанупи́рика нэ а́мпэ hоськи́
толково говорили. Не смотря на это Красавица прежних
17. ута́ра сям русу́ике эту́нне та́мбе а́ни а́йну уни́ке о́ннэ
женихов не желала, поэтому айнов где много туда
18. ян эту́нне; Ина́нупирика ця́руhу hоканнасика́.
ехать не хотела; Красавица ртом на разные лады отказывалась
19. Нэ рэ́нкайнэ нэа́ о́хкаё ра́муhу эма́ци-тэ
Из-за этого эти мужчины душу развернув т.е. согласившись,
20. Карэ́рэ о́ннэ Вэн-най о́ннэ паехци́, та́та цисе́ карахци́,
в море Карэрэ Вэнай пошли, там дом сделали,
21. поро́но инунибехци́ пуси́сь-каннэ́ са́хпэ эсись-каннэ
много юколы насушили насухо юколы амбар полный
22. карахци́, hэма́катэ тани́ мата́йта э. Ука́нру
наготовили. Окончив теперь зимою ели. Уканру (имя мужч[ины])
23. Ця́муки [5] -айну та ма́хнэку сам-русу́и. Инанупи́рика
из с. Цямуки на этой женщине жениться захотел. Красавица
24. эту́нне, нэя́ а́йну эоцись кота́ну о́ннэ ома́н. Мата́йта нэя́
отказала, этот айн рассерженный в селение своё пошёл.Зимою этот
25. Ука́нту у пун ю́фке поро си́ри вэн ан-тэ,
Уканту нижняя сильная метель и очень плохая погода когда была,
26. Вэ́ннай оннэ э; Вэннай-ун а́йну-у́тара пу-hэ пу ту́нту-hу
в с. Вэннай пошёл; Вэннайских людей амбара амбарные сваи
27. мука́р-ани́ то́хпа, пу́hэ hора́, эму́йке ци-вэ́нды hэма́ка,
топором срубил, амбар повалился, весь поламался,
28. кота́ну о́ннэ хоси́би, тани́ цисе́ охта́ ан hэмака́; тани́
домой вернулся, и дома сидел; в
29. Вэннай охта́ ан утара́ си́ри вэн ани́ пу о́ннэ сан кайки
Вэннай живущие люди в плохую погоду в амбар идти не
30. коя́кусь; та а́йну утара́ той цисе́ окаяхци́, той цисе́ охта́
могли; эти люди в землянке жили, в землянке
31. ибе́ ка́йки ися́м, пу-туа́ русу́и коя́кусь; ван-то
еды уже не было, в амбар за кормом идти хотели и не могли; 10
32. пахно́ а́мпэнэ си́ри вэн, нэ́тэ а́си си́ри пи́рика
дней совершенно плохая погода была; наконец в хорошую погоду
33. пу о́ннэ сан; сани́ке а́йну му́кара-ани пу-ту́нту то́хпа
в амбар пошли; прийдя айнским топором амбара сваи срублены
34. ру́hэ ан, нэ́тэ пу hора́, ибе́ hэ сума́ри на, hо́йну на нэя́
оказались и амбар упал, еду же лисицы и соболи эту првизию
35. ибе́ эму́йке э-ци, по́но по́но патэ́ ан, нэ а́мпэhэ тура́ мака́н,
сю поели, немножко только сталось; это понесли,
36. утара э, па́йгара тукарикета́ у́тара ма́ва, ибе́ эмуйке ися́м,
и ели; до весны далеко ещё и они голодали; провизия вся вышла,
37. той цисе́ охта́ а́йну иси́ннэ ма́хнэк-утара́ тама́-на мукахци́
в землянке айны все женщины бусы надели,
38. косо́нуа на ми-ци, hэма́ка-тэ айн-иси́ннэ уhохкекаци́
из парчи одежду надели, кончив (одеваться) все улеглись
39. руhэ-ан; ибе́ исям ампэ, син-ан кусу́ айн-иси́ннэ цепома́ утара́
еды не было, конечно все голодали они
40.эука-hо́хке, нэ́тэ айн-эму́йке рай. Нэ́тэ Ця́моки-ун
в одну ку улеглись (обнявшись), потом все померли. Потом из Ця-
41. айну У́канту hо́ськи ра́мhу орова́: "Ма́хну русу́ике ко́якусь
моки айнец Уканту старший брат: "Хотя жениться хотел и не мог
42. hэнэ́ ки анахка́йки Вэ́ннай-охта́ ока́й утара́ аувонэка",– на́хе
всё-таки в с. Вэннай живущих людей навести" ,– так
43. нока́н ра́мhу Уканту охта́ эа́сакара. Нэя́ Ука́нту Вэ́ннай-о́ннэ
младшему брату Уканте велел. Этот Уканту в с. Вэннай
44. иво́нэка кусу́ ома́н; оманике́ нэя́ айну утара́ цепо́ма-тэ
навестить пошёл, когда пошёл эти люди проголодав
45. ро́яхци ру́hэ-ан; нука́ра-тэ кота́ну о́ннэ хоси́би. Нэ́тэ Тара́йка
помершими оказались.Увидав в селение своё вернулся. Потом Тарай -
46. утара́ ну-ци, Ина́нупирика сира́нкури утара́ тани́
кинские люди услыхали, Красавицы родственники потом
47. ока́кета Вэ́ннай-о́ннэ циб(о)- ́ани паехци́, исё кимо́йки-кара́
в Вэннай на лодке поехали, на медведя на охоту
48. эпаехци́. Карэ́р- оту́и орова́ паехци́. Нэя́ Вэннай охта́ паехци́;
поехали. Карэр морем поехали. Когда в Вэннай поехали,
49. ту у́ндзи-о-цисе́, поро́ цисе́ нэ́ руhэ ан, hора́ ки́ке цисе́
с двумя очагами дом, большой дом оказался, повалился он, дома
50. ама́ни той ка́та уко́сьтурупа́, поро́ су́hэ-цин hу́хкара
главные брёвна на земле вытянулись, большие котлы на краю леса,
51. туйся́та амахци́ ру́hэ ан; та́hа нэяхка́ а́йну утара́
что близко от моря на краю положены были, это тоже люди
52. нука́рахци, на́хканэ уця́ськома ан.
увидали, таково предание.
53. Нах ан рэ́нкайнэ ма́хнэку нэ а́мпэ ита́киhи нэ а́мпэ
Из-за этого женщина хотя говорит
54. о́хкаё эра́му сикирукуни́ ан эту́нне, ма́хнэку ита́ Коhэкиру́
мужчины мысли перевернуть не надо, что говорит женщина слу-
55. а́йну нэ а́мпэ hу́сько оровано́ а́йну эяйтупарэ́-пэ та́нэ; нэ
шать айнам издавна опасная вещь это. Поэто-
56. рэ́нкайнэ тани́ анця́ця утара́ по коро́ утара́ эця́касьно кара́.
му теперешние старики, детей имеющие, учат.


Прим[ечания]:

[1] (1). В местн[ости] Паратуннай сейчас селения айнского нет вовсе.
[2] (2). Инанупирика – значит лицом хорошая, красавица.
[3] (4). Нисьпа – родовой староста (старшина) и вообще богатый человек.
[4] (9). Морируэсан сейчас тоже не заселено.
[5] (24). С. Цямуки существует будто и теперь на восточном берегу на севере от м. Терпения и к югу от м. де ля Кройера в 6 днях езды на лодках из Тарайки; причём не надо огибать мыса, а лодки перетаскивают с берега до оз[ера] Муси. Теперь там будто живут люди, одевающиеся и говорящие по гилякски. Но старинные имеющиеся у них айнские вещи доказывают будто, что их предки были айнами. Объяснение трактовавшего предание айна.

Предание № 1. Записано в 1903 г. Продиктовано айнцем с. Тарайка Сисьратука 28 л[ет].

В с. Паратуннай, что в заливе Терпения на Сахалине, в прежнее время было много айнов, много их вымерло. И осталась лишь одна семья: женщина-девица, по имени "Лицом хороша" и её родственники. Засватать её хотел богач из с. Тарайки, но получил от неё отказ. Вернулся богач домой. В это время часть родни красавицы померла, и поэтому уже жить в с. Паратуннай с малою артелью было невозможно и она переехала в местность Марируэсан и там поселилась. Мужчины стали настаивать на переселении к какому-либо айнскому стойбищу; если же оказалось бы, что жизнь рядом с другими айнами была бы неудобна, то они ещё успеют переселиться в другое место, хотя бы Паратуннай и ещё раз устроить новое селение. Несмотря на эти доводы красавица под разными предлогами убеждала перес[ел]иться ещё дальше, не желая быть вблизи лиц, которым она отказывала вступить с ними в брак. В виду этого переехала вся семья далеко за м. Терпения по берегу Охотского моря к р. Вэннай и тут построила дом. Заготовили они много сушённой рыбы и на зиму переехали жить в землянку. Из ближайшего селения Ця́муки айнец по имениУканру предложил руку и сердце Красавице, но и он не был счастливее других. Разгневанный вернулся он домой; злоба внушила ему способ мести. В один из частых зимних буранов отправился Уканру к летнему дому Вэннайских айнов и топором подрубил сваи, на которых поставлены обыкновенно амбары с запасами провизии. Амбар повалился и при падении поломался. 10 дней тянулась метель. Вэннайские люди выйти из своей землянки не могли. Когда наконец, настала ясная, тихая погода, они отправились за кормом и увидали разорённый амбар, внутри же были о[д]ни объедки. Лисицы, соболи и разные хищники поели и порастаскали весь запас. До весны было далеко ещё и начали голодать наши Вэннайские айны. Чувствуя приближение голодной смерти, айны поодевались в лучшие платья, женщины надели бусы и прочие дорогие украшения и улеглись они все обнявшись друг с другом на нары, так и померли. Старший брат Уканту велел ему отправиться навестить Вэннайских айнов, несмотря на то, что тот получил от Красавицы отказ. Уканту должен был пойти и увидал в Вэннае одни трупы умерших с голоду людей. Дошла весть и до Тарайки и родственники Красавицы отправились однажды по направлению к р. Вэннай на охоту, желая проверить слух о гибели семьи "Лицом хорошей". Застали они в Вэннае один разрушенный дом о двух очагах и котлы на краю леса. Таково предание о событии, которое приблизительно лет 130 – 150 имело место.
Поэтому-то теперь старики учат молодёжь, что никогда не нужно слушать речей женщин и менять свои намерения под влиянием слов их. Издавна это считается опасною вещью.

№ 13.

№ 2.                                                                                    Уця́ськома.
Предание.

1. Айну утара́ исо́ аси́нке кусу́ кара́, синэ́ а́йну кимо́йки
Айны медведя выводить собирались, один айнец на охоту
2. ки́нта охта́ мака́н, юру́ поро́но кара́, hо́йну на
в тайгу пошёл, самострелов много наделал, и на соболей
3. ку а́ма кара́ эсаман-на куа́ма кара́, hо́йну ру охта́ юру́
насторожил их, и на выдр насторожил их, соболей следы где самост-
4. поро́но ама́, ату́й ся́нта пэ́урэ уф утара́ эя́й
релов много поставил, от моря вблизи медвежёнка взявшие люди
5. кара-кара́ яхка́ hанко энэ́ та а́йну нэ а́мпэ кимо́йки патэ́
приготовлялись хотя, не хотел этот человек, и на охоту только
6. ки, нэ́тэ кота́ну охта́ ту пэ́урэ у́тара аси́нкехци, тани́
пошёл, потом в селении двух медведей люди вывели, теперь
7. письканэва́ а́рики у́тара нэяхка́ эму́йке кота́ну-цин охта́
из разных селений пришедшие люди все по своим селениям
8. пае́ hэмакахци́, нэ́тэ оровани́ ки́нта куа́ма патэ́ ки
разошлись и потом в лесу самострелы только ста-
9. а́йну куця́ охта́ ан а́йнэ сойпэ́ка ту а́йну уко́йтак
вящий человек, в балагане когда сидел, на дворе двух людей разговор
10. hа́у ан, куця́ охта́ ан а́йну со́йта аси́н, эра́мусь
послышался; в балагане сидящий человек на двор вышел, незна-
11. кари́ а́йну ту а́йну со́йта ан, синэ́ ма́хнэку синэ́хнэ
комые люди 2 чеовека, на дворе находятся, одна женщина и один
12. а́мпэ о́хкаё сике́hэ-цин ни-оро́ ра́хкирэ-ци́, нэ́тэ куця́ охта́
мужчина, ноши свои на дерево повесили, потом в балаган
13. аhупахци́, тани́ ату́й-оро́ мака́н ма́хнэку тура́ а́йну куця́
зашли, теперь с моря пришедший с женщиною человек в бала-
14. охта́ ан а́йну hэкотае́: " кесьто́н оровано́ кимо́йки
гане живущему человеку сказал:"С какого времени охотишься
15. а́йну нэ-кусу́ hо́йну поро́но эра́йкиhиа?" Куця́ коро́ а́йну
ты, соболей много убил ли?" Балагана хозяин
16. нэ а́мпэ: "Кесьто́н оровано́ ки́мойки анахка́ синэ́ hо́йну
же: "С некоторого времени охочусь хотя хотя одного
17. ка́йки hама́н ра́йки." Нах нэ́тэ атуй-оро́ мака́н айну ма́хнэку-
соболя не убил." Потом с моря пришедший человек с жен-
18. тур а́йну ита́киhи нэ а́мпэ энэ́ ани́: "Пэ́урэ у́тара рэ́ське
щиною сказал так: "Медведя люди воспитав,
19. ка́ннэ нэ а́мпэ hанка́йки у́тара кимо́йки-цьки пи́рика тани́
и если не охотятся люди, хорошо теперь,
20. нэяхка́ цё́кай нэ а́мпэ а́йну цинэ́ нах инра́му яхка́, а́йну
хотя, что я айнец так ты думаешь обо мне, я вовсе
21. кайки hа́ндзи нэ, цё́кай нэ а́мпэ э-кота́ну охта́ э-тура́
не айнец, я в твоём селении на тебя
22. уту́па а́йну, инрэ́ске исё́ ци-нэ́, нах нэ́тэ писька́н кота́н уа́
рассердился, я воспитанный медведь, потом из всех селений
23. а́йну ой увэциука́ аси́п-аси́, та́hа нукара-хци́, нах нэ́тэ
людей много собралось, вышли это посмотрели, а
24. ин-это́кота юру́ поро́но э-ама́ макапа́сь-кун того́, эму́йке
раньше меня самострелов много поставил ты, куда мне идти места
25. эвэ́нтэ hэмака́, нах ан кусу́ си́мма э-ю́руhу-цин эму́йке
все испортил, поэтому завтра твои самострелы все
26. пита́хпа, мо́марэ hэма́катэ на́тэ э-кота́ну-охта́ мона́сьно сан."
развяжи, сложи, окончив, в своё селение скорее иди."
27. Тани́ ату́й-орова́ мака́н а́йну и-коцяра́нкетэ тани́ аси́н
Теперь со стороны моря пришедший человек, поругав меня, теперь
28. тура́ ма́хнэку тура́ сике́ ука́ци-тэ ське коро́цитэ най
вышел вместе с женщиной ноши взяв,ноши на плечи вскинув вдоль
29. ока́кара макапахци́ hэма́катэ тани́ нэя́ а́йну ю́руhу-цин
реки пошли окончив теперь этот человек самострелы
30. эму́йке комо́ hэмака́, нэ́тэ кота́ну-охта́ сан, цисе́-охт
все сложил, потом в селение пошёл, в дом
31. аhу́н на́хканэ[: " ]Ки́нта а́нканэ пэу́рэ у́тара эяй каракара́
зашёл так: "В лесу жил, когда медведя имеющим, люди праздник
32. hаманко энэ́ я́йнэ каму́и-
когда устроили, готовиться к празднику не желал, когда медве-
33. оровано́ икоцяра́нке[",–] тани́ эвэ́бэкерэ hэма́катэ рай. Нах
дем я был подранен",– теперь рассказав (всё) помер. Поэ-
34. ан кусу́ тани́ оровано́ пэ́урэ нах айе́ а́мпэ ан-ка́ннэ
тому с этого времени медведь для вывода есть когда
35.кимо́йки ан эту́ннэ, исё́ ан-ка́ннэ ки́нта-охта́ юру́ ама́
на охоту идти не следует, медведь когда имеется в лесу самострелы
36. ка́йки ан эту́ннехци [1].
ставить не надо.

Примечание:

[1] (36). Петли ставить на соболя во время медвежьего праздника разрешается. Запрещается у айнов в это время ставить самострелы и стрелять из ружья, так как и то, и другое портит дорогу, по которой отправляется медведь к своим родителям после того как его убили.

№ 2. Предание. Продиктовано айном в с. Тарайка Сисьратука 28 л[ет].

В одном селении айны приготовлялись к медвежьему празднику. Один только помогать им не пожелал и отправился на охоту в лес. Насторожил он много самострелов и на соболей, и на выдр, где только видел следы этих зверей. В селении уже вывели двух медведей, убили их, и съехавшиеся с разных мест люди по своим селениям все разъехались, а наш охотник жил в балагане, сделанном им в лесу. Однажды услыхал он чей-то разговор на дворе. Вышел он из балагана и увидел стоящих каких-то незнакомых ему двух людей: мужчину и женщину. Повесили пришельцы свои ноши на дерево, и зашли в балаган. Пришедший со стороны моря человек спросил у хозяина балагана: "Ты уже с некоторого времени охотишься на пушного зверя, наверно, ты наловил уже много соболей?" Хозяин должен был признаться, что у него нет ни одного соболя. Затем пришедший с женщиною со стороны моря человек сказал: "Если есть где в селении вскормленный медведь, которого убить собираются, то оттуда люди не должны бы ходить на охоту. Ты, может быть, и думаешь, что человек я; нет, я не человек, а я медведь, вскормленный в твоём селении, и теперь я недоволен тобою; с разных селений собрались айны, вышли и глядели, как меня выводили, а ты раньше меня явился сюда, наставил по месту, где мне идти надо, самострелов и всю дорогу ты мне испортил. Сейчас же собери все свои самострелы и в своё селение иди поскорее". Так побранив охотника, человек, пришедший со стороны моря, с женщиною вышел на двор; взяли они опять свои ноши, вскинули их на плечи и пошли вдоль по реке. Охотник же поторопился собрать все свои самострелы и отправился в селение домой. Здесь он рассказал всем односельчанам как он за то, что не желал помочь в приготовлении к празднику получил выговор от медведя, и вскоре помер.
Поэтому с этого времени, когда имеется медведь, которого собираются вывести и убить, то из этого селения никто на охоту не ходит, и самострелов нельзя ставить в лесу.

№ 14.
№ 3.                                                                                   Уця́ськома.
Предание

1. Аси́сьнэ а́йну ату́и-охта́ каму́и ко́йки кусу́ рэпу́н, нэ́тэ
Пять айнов в море нерпу ловить поехали, потом
2. у́рара ан си́сьтур а́йну синэ́ кота́н-охта́ ян,
туман появился, заблудились в одно селение причалили,
3. цисе́-охта́ мака́н, цисе́-коро́ а́йну нума́ цись сапанэ а́йну сапа́кhе
в дом пошли, хозяин встал главного человека лодки за голову
4. охта́ эhэке́м ри́сьта нума́рэ ра́йки, има́ни а́ни ундзи-отта́
потянул вверх поднял убил, на вертеле у огня
5. цирэ, нэ́тэ нэя цисе́ коро́ айну ка́мhи э, нэ́тэ орова́
жарил; потом этот хозяин мясо ел, затем
6. си́сьтур а́йну-утара́ ка́на суй цись охта́ рэпу́н, ату́й-охта́
заблудившиеся люди обратно к лодке пошли, по морю
7. эта́ракесьпа цибо́ я́йнэ синэ́ поро́ нупури́ коро́ кота́н-охта́
как попало гребя к одному у высокой горы расположнному селению
8. ян, нэ́тэ отака́та цись эhэке́м, синэ́ ма́хнэку цисе́
причалили; на берег лодки вытащили; одна женщина из
9. оро́ сан: "Си́сьтур а́йну у́тара цё́кай оровано́ ра́мhу кара́тэ
дому вышла: "Заблудившиеся люди мною мысль сделана
10. тан цикота́н-охта́ эци́янке ян, цицисе́-охта́ макапа́н канэ́",–
в это моё селение вас доставить, в мой дом идите",–
11.нэ́тэ а́йну у́тара нэя́ ма́хнэку цисе́-охт аhу́н, нэя́ ма́хнэку
затем айны этой женщины в дом зашли, эта жещина
12. кусу́ри оhа́у кара́, а́йну у́тара ку́рэ, нэ́тэ а́йну у́тара
из лекарства суп сделала, айнов напоила, затем айны
13. тэ́коро ра́му пи́рика, нэ́тэ: "тан-тэ́та ци цисо́hэ-охта́ мокоро́-ян,
очень довольны стали, затем:"здесь в моём доме спите,
14. эци́ мокоро́-цики́ hанка́йки инь-кооци́у русу́и я́н, цё́кай нэ
вы спать когда будете не желайте со мной иметь соитие, я
15. а́мпэ пи́рика ма́хнэку ци-нэ кусу́ писька́н каму́и утара́
хотя хорошая женщина, всех народностей люди
16. инра́но кусу́, исянтусу́и яхка́, цибо́ки hи-охта́
меня любят, на мне жениться хотят хотя, в моём половом органе
17. вэн а́мпэ ан яйкисьтэнэ́. Нэ́тэ а́йну утара́ эцинэ́-кусу
плохая вещь имеется, опасно. Затем айны вы,
18. инра́нуп-ан кусу́ нэ́йке я́йкисьтэ". На́хтэ моко́ро ома́й
меня любить если будете, опасно". Потом для спаья постель
19. кара́, та ма́хнэку сама́кета hопэ́ох ан сех-ка́та ту а́йну
сделала, с это женщиной рядом в углу[,] где инау стоят на нарах двум
20. ома́йhэ кара́, асо́ ан сех ка́та ту а́йну мокоро́, нэ́тэ та
айнам постель сделала, на противоположной наре два айна спали, за-
21. ма́хнэку на мокоро́; нэ́тэ орова́ синэ́ а́йну оци́у русу́и
тем эта женщина и легли спать; затем один айно к женщине влечение
22. эя́й кисьма́ коя́кусь, нэ́тэ синэ́ а́йну сюй
почувствовал, сдержать себя не может, и одного айну ещё
23. укописихци́, унэ́но утара́ оци́у русу́и ману́, нэ а́мпэ
спросил, так же и их к женщине тянет, затем
24. у́тара кияйнэ эя́йкиськома коя́кусь; синэ́ айну hэ́м
они хотя заставляли[,] но себя сдержать не могли; один айну через не-
25. пара сюй та ма́хнэку-hэкота́ ома́н, ко-аhу́нтэ ук-оци́у hум
которое время к этой женщине пошёл, под одяло залез, когда соития
26. ици́н ан; нэтэ орова́ овэ́н hа́нки канэ́,
звуки послышались затем от выделения спермы близко когда было,
27. овэ́н турано́ та а́йну hа́у hэ ан, та ма́хнэку цись
вместе с её выделением этот айну закричал, эта женщина зап-
28. кара́: "эси́н ан-эту́нне яхка́ у́тара ико́ оциу русу́и
лакала:" только что я не хотела хотя, люди со мной иметь соитие
29. куни́ ан эту́нне яхка́ у́тара ки́тэ тани́ оци́у
желали, чтобы не хотела хотя люди сделав теперь соитие
30. а́йну рай hэмака". Тани́ косо́ндо ми́рэ сех ка́ськет
имевший человек помер". Теперь в дорогое платье одела на нару
31. ама́, нэ́тэ сюй у́тара мокоро́, сюй синэ́ а́йну
уложила, потом опять люди улеглись спать, опять один айну
32. оци́у русу́и нэ́ра эя́йкисьма яхка́
иметь желает сношение с женщи[ной] и удержать себя никак
33. коя́кусь, нэя́ оци́у русу́и сивэ́hэ охта́ ципу́ни-пу́ни
не мог; этот соития желающий приподнимаясь дрожал
34. ранке, раосьма́ кия́йнэ тани́ нэя́ ма́хнэку-о́ннэ ома́н,
и опять ложился, так делая наконец к этой женщине пошёл;
35. сюй уко-о́циу hум и-ци́н ан, тани́ hа́ннэ оци́у
опять совокупления звуки слышны, теперь не имевших сноше-
36. ту а́йну патэ́ ан, синэ́ а́йну тани оци́у
ния с женщиною два айну только стало, один айну теперь к соитию
37. кусу́ ан, нэ́тэ овэ́н охта́ ци эту́й тэ́хтэ
готовился; затем когда сперма выходила член (пенис) сломился,
38. рай hа́уhэ ан, нэ́тэ нэа́ ма́хнэку цись кара́, цись
как умирает слышно; затем эта женщина заплакала, плакать
39. кара́ hэмакатэ тани́ косо́ндо ука́ука, рай а́йну
кончив теперь дорогое платье шить стала, умершего айну
40. ми́рэ, тани́ ту а́йну рай hэмака́, нэя́ ма́хнэку ита́: "тани́
одевала; теперь два айна померли, эта женщина сказала: " Так
41. и́нэ а́йну эци́ нэ́йке, тани́ инра́нуп-ан я́йнэ, тани́ ту
четыре айна вас было, теперь меня полюбили, когда теперь два
42. а́йну рай hэмака́, на́хтэ орова́ сюй hанка́йки ира́нуп-ан
айна померли, затем ещё не любите
43. я́йкись тэ, тани́ ту айну патэ́ эци-ока́й". Нахтэ́ сюй
опасно, теперь два айна только вас осталось." Затем опять
44. мокорохци́, нэ́тэ сюй та ту а́йну сюй оци́у русу́и-
улеглись, затем и эти два айна опять влечение к женщине
45. яхци́; синэ́ а́йну ципу́ни пу́ни-ра́нке ра́осьма,
возымели; один айну дрожа приподымался и опять ложился,
46. тани́ руё́ма орова́ фурэ́ руй аси́нке. Тэки́ охта́
Затем из мешочка краснй точильный камень вынул. В руки
47. ама́, нэ́тэ нэя́ ма́хнэку hэкота́ оци́у кусу́ ома́н, тани́
положил; затем к этой женщине для соития пошёл, теперь
48. ма́хнэку по́кhи-кари́ ци эаhу́нке, тани́ уко-оцивахци́
во влагали ще женщины penis вдвинул, затем совокупления
49. hу́мhи ан, тани́ овэ́н кусу́ кара́ охта́
шум появился, затем когда должна была выделиться сперма
50. ци-эаси́нке-тэ фу́рэ ру́и нэа́ ма́хнэку по́кhи кари́
реnis вынув, красный точильный камень этой женщине во влагали-
50. аhу́нке hу́мhи ан-тэ, нэа́ ма́хнэку по́кhи-кари́
ще вдвинул слышно стало этой женщины по влагалищу
52.фу́рэ ру́и поцитэ́ hу́мhи ан, нэя́ ма́хнэку тани́
красный точильный камень сломался слышно; эта женщина тогда
53. нума́тэ у́ндзи уа́рэ: " тани́ а́йну кера́й кусу ́ ам по́кhи
встав огонь зажгла: "Теперь айнам благодаря, что в моём
54. охта́ а́мпэ ка́йки тани́ вэ́нтэтэ, тани́ аси́н hэмака́, има́кихцин
влагалище вещь теперь сломалась, теперь вышла, зубы
55. аси́н hэмака́ тани́ энциу́-утара́ кера́й кусу́, тани́ ам по́кhи
вышли, теперь айнам благодаря, теперь в моём вла-
56. о́хта а́мпэ аси́н кусу́ анэ́-ко-яйрайкихци́". Тани́ рай-утара́
галище вещь вышла, вам благодарна я". Затем умершим
57. та́ннэ нах айе́ ико́ро нэя́ ма́хнэку са́нкейке ту ра́й-ку
длинные так называла сабли эта женщина вынув двум умершим
58. нэа́ та́ннэ сама́кета ама́ косо́ндо пи́рика косо́ндо-ой,
эти длинные рядом положила, дорогих платьев хороших дорогих
59. нэя́ рай утара́ аммирэхци́. Нэ́тэ ита́ тани́: " тэ́ва эци́
платьев во многие этих умерших одела.Затем сказала:"Теперь сюда
60. си́сьтур а́йну я́йнэ, тани́ тэ́та эци́ ях охта́, тани́ на́хканэ
вы когда заблудились, теперь сюда вы причалили, потом так
61. ока́й, ту айну рай яхка́, тани́ ци-э- яйни́нтомун кусу́
жили, так как два айна померли, теперь я виновата,
62. на́хканэ ико́ро нэяхка́ эци́-о́хта ци са́нке, нах ан кусу́
так драгоценность поэтому вам я вынула, так
63. эци́ кота́ну эци́ я́хкун охта́ ико́ро утара́ hанка́йки рай
в ваше селение вы приехав драгоценности в землю умершим
64. утара́ охта́ той ту́нкета hанка́йки аhу́нке-ян, косо́ндо-
не кладите, дорогие
65. у́тара нэяхка́ рай у́тара охта́ hанка́йки ко-оцивэян,
платья также умершим не бросайте вместе т.е. не кидайте в
66. тан цькоро́ пэhэ нэ а́мпэ нэ́йпаhно нэяхка́ эци́
могилу, об этих моих вещах в будущем вы
67. э-уця́ськома кумпэнэ́, нэ́тэ тани́ отака́та унэ́но сапанахци́н
рассказывать будете, теперь же по берегу вместе когда пой-
68. охта́, нэя́ рай-утара́ неяхка́ иси́ннэ цись охта́ эци́ ама́,
дёте, этих умерших всех в лодку положите,
69. hэма́ка-куни́ охта́ эцё́кай нэ а́мпэ цись охта́ эци́ ока́й
кончите когда вы в лодку и сядите,
70. нэ́тэ орова́ цё́кай нэ а́мпэ отака́та эта́расась куни́ охта́,
затем я на берегу стоять буду когда,
71. ату́й охта́ эци́ ци́бова эци́ рэпа́, ту́иман эци́ пай кусу́
в море вы гребя вы поедете, далеко вы отъедете
72. нэ́йке, тан ци кота́ну охта́ ан нупу́ри ва́хка каси́кусь
когда, горы, что в этом моём селении вода выше
73. яхка́ ота́-ка́та эта́расась кусу нэ́йке ни́ськуру-па́hно ци-
(когда будет) на берегу стоять буду если, до облаков моё
74. нэто́пакhи рики́н кусу́ нэ́йке, та́hа эци́ ну́кара-канэ́ эциях
тело подымется если, это вы увидев, вы к
75. кусу́ нэйке, эци кота́ну-охта́ эци-ях кумпэнэ́. Синэ́
берегу подъедете если, к вашему селению вы причалите. Один
76. а́йну нэ а́мпэ цибо́, синэ́ айну ум, утара́ цибо́-я́йнэ
айну грёб, один айну у руля сидел; они когда отъехали
77. та ма́хнэку кота́нhу, эму́йке каси́ ва́хка ку́сьта, нупу́ри
этой женщины селение, чем всё выше вода, горы
78. пон-эро́поhки патэ́ а́н-канэ сиру́куни, синке́йкhе та
малая вершина только виднелась когда, стемнело; на дугой день к
79. ма́хнэку кота́ну hэкота́ у́тара и́нкара та ма́хнэку ни́ськоро-
этой женщины селени люди по направлению взглянули, эта женщи-
80. охта́ эта́рас-эа́, нэ́тэ у́тара цибо́-я́йнэ у́тара кота́ну-охта́
на в облаках стояла, затем они гребли когда, они к селению своему
81. сирэпа́хци, нэ́тэ ута́ра цись hэке́м, нэя́ рай утара
приехали; затем они лодки втащили(на берег), этих умерших
82. цисе́ охта́ ута́ра тура́ мака́н, тура́ мака́нтэ ми косо́ндо
в дом они внесли, внеся, надетые на них дорогие платья
83. утара́ эму́йке у́тара аси́нке оя́ косо́ндо рай-утара́
они все сняли, в другие дорогие плаья умерших
84. ми́рэ hэма́катэ нэя́ ико́ро на эму́йке оя́хта у́тара ама́
одев, эти драгоценности все в другое место они положили,
85. оя́ ико́ро рай у́тара а́мбарэ, тани́ на́хтэ hэма́катэ
другие драгоценности с умершими положили, теперь так кончив,
86. рай-утара́ у́тара э-а́сись у́тара это́й-пой hэма́ка, hэма́катэ
умерших они вынесли, они в землю закопали, окончив
87. нэя́ ико́ро-утара́ иобони сика́х утара́ эуця́ськома hо́ськи
об этих драгоценностях после родившимся людям рассказывали, ра-
88. ки утара́ тани́ рай hэмака́, тани́ ока́кева
ньше действрвавшие люди теперь померли; затем позднее
89. ськах hэка́ци-утара́ моси́ри-кесь па́hно эуцяськомахци́.
родившиеся молодых до конца мира учить будут.

№ 3. Предание продиктовано айном с. Тарайка Сисьратука 28 л[ет].

Поехали однажды пять человек айнов в море охотиться на нерпу. Спустился густой туман, и пловцы заблудились, причалили к какому-то берегу; зашли в селение расположенное у берега и вошли в один дом. Хозяин его встал с места и начальника лодки взял за волосы, поднял вверх и убил, затем насадил на вертел и сжарил отдельные куски, стал их есть. Заблудившиеся люди быстро отправились к берегу и, став в лодку, стали грести и поехали без определённого направления. Через некоторое время подъехали они к берегу, где у высокой горы было раскинуто селение. Вытащили они лодку на берег, в это время подошла к ним женщина и сказала: "Это по моему желанию вы заблудились и сюда причалили, идите теперь ко мне в дом". Они зашли к ней, поели приготовленного ею из лекарственных трав супу и стали все очень веселы. Затем женщина им сказала: "Спите здесь, но когда ляжете спать, то не возымейте желание иметь со мной соитие. Я хотя и хорошая женщина и всякой народности люди меня любят, на мне даже жениться хотят, но в моём влагалище есть плохая вещь и любить меня опасно". Потом она принялась готовить постель для гостей. Двоим она постлала в углу, где стоят инау, недалеко от своей постели, двоим на противоположной наре. Когда улеглась и женщина, то у одного мужчины появилось неудержимое влечение к ней, такое же желание оказалось и у другого. Как они не хотели удержать себя, не могли, и немного погодя один айнец подошёл к постели женщины и стал слышен шум от соития, но вскоре послышался крик предсмертный мужчины, а затем плач женщины. Она одела его в дорогие платья, положила на нары и опять улеглась спать. Снова у одного мужчины появилось сильное влечение к ней и несколько раз приподнимался и опять опускался, пока, наконец не направился к женщине. Через несколько минут опять было слышно, как умирает человек, а женщина его оплакивала. Затем она сшила ему платье, одела и сказала: ”Было вас четыре человека, предупреждала я, чтобы вы не приходили ко мне и теперь вы видите, что уже нет трёх ваших товарищей. Поэтому ещё раз говорю, что сношения иметь со мной опасно”. Несмотря на это один из оставшихся поднялся с постели и отправился к женщине, взяв предварительно из мешочка кусок красного точильного камня. Затем был слышен треск чего-то сломавшегося. Женщина же встала, зажгла огонь и сказала: ”Теперь благодаря вам, айнам, зубы, что были у меня во влагалище сломались и выпали, и я вам очень благодарна”. Затем две длинных сабли-драгоценности она положила рядом с умершими, одела в дорогие платья и сказала: "Виновата я перед вами, что из четырёх заблудившихся айнов осталось вас только двое, поэтому даю я вам эти драгоценности, и вы, приехав в своё селение, не кладите их могилу с умершими, а сохраните мои вещи надолго, рассказывая о них своим детям". Теперь же пойдём на берег к вашей лодке, уложим трупы ваших товарищей, затем вы сядете в лодку и начнёте грести; когда далеко отъедете, то вода будет казаться выше горы, у подножия которой находится моё селение. Если вы посмотрите тогда в сторону его, то увидите изображение моё от земли до самого неба, и тогда, если к берегу направитесь, то к своему селению дойдёте". Один айну грёб, другой у руля сидел, действительно когда отъехали далеко, то селение и горы выше казались поверхности моря; затем стемнело; на другой день, когда оглянулись по направлению к селению женщины, увидели её стоящей на берегу до самых облаков. Вскоре доехали они до своего селения, вынесли на берег умерших, дома переодели их в другие платья, привезенные же с собой платья и драгоценности спрятали; а при похоронах товарищей положили в могилу другие свои драгоценности. О привезенных же с собою рассказывали после родившимся людям, а эти последие передавали следующему поколению и так будут учить друг друга до конца существования мира.

Архив востоковедов Санкт-Петербургского
Отделения Института Востоковедения РАН
Автограф
Р. II. Оп. 3. № 1.


Подготовка и публикация текста В.М. Латышева