ТЬЕРД де ГРААФ

ВСТРЕЧИ ГОЛЛАНДЦЕВ С САХАЛИНОМ И АЙНАМИ

I. Введение.

После обоснования на острове Десима [Deshima 出島] в начале XIX столетия голландцы стали играть важную роль в Японском государстве. Японцы уполномочивали их представлять европейскую культуру и науку, голландцы проявили активность в установлении контактов, связей между Японией и внешним миром, в установлении взаимоотношений Японии и России и исследовании территорий северной части Японии. Это свидетельствует о том факте, что голландский язык сыграл важную роль во всех этих отношениях: первые японские переводчики общались с русскими, используя знания голландского, и первые официальные договоры между двумя странами были написаны не только на японском и русском языках, но и также на голландском. Так было в случае подготовки Симодского [Shimoda, 下田 ] договора (1855г.) о границе между Японией и Россией. Согласно статье II граница проходила между островами Итуруп [Iturup, 択捉] и Уруп [Urup, ウルップ ]. Весь остров Итуруп должен был принадлежать Японии, а весь остров Уруп , так же как и другие Курильские острова [ 千島列島 ] севернее Урупа , должны были принадлежать России. Что же касается острова Сахалина, он должен был оставаться неразделенным между Японией и Россией. Во время ведения переговоров русские не могли переводить с японского, поэтому они просили голландский перевод. Обе стороны решили, что все записи должны быть на японском, русском, китайском и голландском (Ленсен [Lensen], 1959).

В XVII и XVIII веках пограничные области на северовостоке Японии были малоизвестны, но было много редположений, слухов о богатом королевстве Китай, богатых островах восточной части Японии, золота и серебра на которых почти столько же сколько в Америке.

Европейские путешественники, возвращавшиеся из Японии, передавали настолько противоречивую информацию о северной границе Японии, что европейские картографы не могли отразить ее правильно или, хотя бы, одинаково. Некоторые изображали Хоккайдо [北海道] примыкающим к Сахалину как большой отдельный остров, другие — как продолжение Японского материка. Некоторые присоединяли его к Азии, другие даже к Американскому континенту.

Одним из европейцев, кто сыграл важную роль в открытии этих территорий на Севере Японии был голландский мореплаватель Маартен Герритсен Фрис [Maerten Gerritsz. Vries ]. Он был первым в Европе капитаном, кто исследовал Хоккайдо, Курильские острова и Сахалин, и кто составил карту этого региона во время путешествия в 1643 году. Это первое исследование не обеспечило правильного изображения географического положения: из-за туманной погоды Фрис перешел от Хоккайдо к Сахалину, не заметив пролива, разделяющего их (позже открыт Лаперузом [La Pérouse]) и посчитал Сахалин продолжением Хоккайдо,. Он назвал один из южных Курильских островов (Итуруп) «Земля Штатов» (как в голландском поселении Нового Амстердама, у настоящего Нью-Йорка), а другой (Кунашир [ 国後 ]) он принял за часть Хоккайдо , и еще один (Уруп) — за побережье Америки. Он назвал этот остров «Земля Компании», посредством этого доказывая близость Америки к Японии. Его имя до сих пор используется в русских географических названиях: Мыс Фриса -мыс острова Итуруп и пролив Фриса - пролив, разделяющий острова Итуруп и Уруп. Этот пролив стал границей между Японией и Россией, установленной в Симоде в 1855 году. Пролив также мог стать новой границей между Японией и СССР в том случае, если бы «Японские Северные территории» были переданы Японии.

Во время поездки Фрис встречался с местным айнским населением. Дневник путешествия (написанный Корнелисом Куном [Cornelis Jansz. Coen]) был опубликован в 1858 году голландским автором Леопе, и мы находим в нем несколько описаний встреч Фриса с айнами (Леопе, 1858). В той же самой публикации известный голландский ученый Филипп-Франц Фон Зибольд [Philipp-Franz von Siebold] приводит комментарий к дневнику и дает описание айнского населения, их образа жизни, языка (Зибольд, 1858).

В этом докладе на Международную конференцию «Бронислав Пилсудский [Bronisław Piłsudski] — исследователь народов Сахалина» мы хотим представить небольшую информацию о тех европейцах из Нидерландов, кто имел контакты с Сахалином и айнским народом раньше Пилсудского: Фрисе и Зибольде.

Во второй части доклада представлена биография Фриса, составленная, главным образом, по голландским источникам, а в третьей части описана его поездка к северу Японии. Некоторые замечания, комментарии к поездке Фриса и его открытию Сахалина приводятся в четвертой части.

II. Биография Маартена Герритсена Фриса.

Маартен Герритсен Фрис родился в городе Харлинген в провинции Фрисланд в Нидерландах. В Фризском ежегоднике была опубликована статья о жизни и деятельности Фриса (1859). Автор ее капитан Леопе, который еще раньше опубликовал дневник Корнелиса Куна (Леопе 1858, 1859).

Редактор Ежегодника не указывает дату рождения Фриса, она не упоминается и в новых биографических источниках. В статье Фризского ежегодника приводится следующее предисловие (переведено с голландского): «Это была хорошая идея Королевского института лингвистики, географии и этнологии Голландской Индии включить в их издания открытия Маартена Герритсена Фриса, сделанные в 1643 году в Северной и Восточной частях Японии, о которой в то время не было никакой информации, которая могла бы быть ему полезной. Он был одним из первых мореплавателей, наделенных привилегией открывать много новых побережий, островов, морей, заливов и мысов во время путешествий, и кто делал это с точностью, что до сих пор вызывает восхищение у сегодняшних мореплавателей, которые внимательно сопоставляют данные поездки Фриса с данными состоявшихся позже экспедиций к тем же берегам.»

22 июля 1622 года Фрис прибыл в Голландскую Индию в качестве простого матроса на судне «Герб Хоорна» [Het Wapen van Hoorn]. Выполнял разные работы. В 1640 году служил капитаном на судне «Тайван» из острова Формоза, отличился созданием карты острова и составлением инструкций плавания от Батавии к Японии. В 1642 году на Формозе принимал участие в захвате Испанской крепости Квелонг. В 1639 году Матиас Кваст [Mathys Hendriksz. Quast], капитан кораблей «Энджел» [De Engel] и «Графт» [Graft], посланный к островам восточной Японии, уже имел возможность использовать записи Фриса о возможных открытиях Южного острова, Татарии и Катайи (Китай), территории восточнее Японии. Экспедиция Кваста не была успешной, и было решено организовать плавание на север двух кораблей «Кастрикум» [Castricum] и «Брескенс» [Breskens]. Это задание было поручено Фрису. Экспедиция продолжалась с февраля по декабрь 1643 года. Фрис и его спутники подходили к Сахалину, где и встретились с местным айнским населением.

Начальники Фриса были удовлетворены результатами экспедиции. Фрис получил продвижение по службе, а также стал членом Совета Юстиции Голландской Индии. Как командующему двух кораблей «Зютхен» и «Шиедам» ему пришлось участвовать в военных действиях против испанцев на Филиппинах в 1645 и 1646 годах, В 1647 году в подобных действиях голландцы потерпели поражение, Фрис погиб. Леопе утверждает (1859), что это произошло в катастрофической битве, в которой было убито около 600 человек. Это утверждение могло быть преувеличенным, так как мы не владеем подробной информацией об этом военном конфликте между Голландией и Испанией, который происходил на Филиппинах в 1647 году. Сражение такой величины, конечно же, имело бы отражение в исторических документах о Голландской Индии, изданных в 1964 году. По мнению Леопе (1859) достижения Фриса были таковы, что он мог быть удостоен статуи или имени на борту корабля, и особенно должна была сделать это провинция Фрисланд и выразить тем самым долг своему знаменитому сыну, который внес огромный вклад в географию и этнологию территорий Севера-Востока Японии.

III. Плавание к Хоккайдо, Курилам и Сахалину.

Первый документ о путешествии де Фриса к Японии в 1643 году прилагался к журналу Браувера [Brouwer] (1646), который дал описание Эзо[蝦夷]  (Хоккайдо). В другой публикации Николае Витсен [Nicolaas Witsen], мэр города Амстердама, докладывает о своем плавании к России в 1666 году (Витсен 1705). Первая часть этой книги содержит описание Эзо и первых голландских экспедиций к северу Японии (Тьеле 1884). В ией много иллюстраций, рисунков и карт Восточной Татарии (Русской империи в Азии).

Инструкция для Фриса и его команды была составлена Чрезвычайным Советом Восточной Индии. В этом документе, процитированном Леопе (1858) и Робертом (1975) мы читаем следующее: «С целью открытия, обследования северного побережья Татарии и посещения островов восточнее Японии, богатых серебром и золотом, снаряжены флейт «Кастрикум» и яхта «Брескено. В конце этого месяца они будут отправлены в плавание под командованием опытного капитана Маартена Герритсена Фриса. Задано следовать отсюда севернее к Тернате и оттуда к востоку Японии, чтобы посетить берег Татарии (что считается возможным в летнее время), а затем дальше к востоку, где и предполагается обнаружить вышеназванные острова».

3 февраля 1643 года корабли вышли из Батавии и отправились к Тернате, откуда и начиналось путешествие по направлению к неизвестным землям. 4 апреля суда вышли из Тернате, а 20 мая Фрис неожиданно наткнулся на первый японский остров Хатизе Зима [Hatizyo Zima 八丈島] Во время сильного шторма корабли разошлись, и Фрис продолжил путь на «Кастрикуме*. 22 мая он подошел к берегам Японии близ Хатиман Мизаки. Во время продвижения к северу вдоль побережья, «Кастрикум» достиг юговосточной точки Хоккайдo Эримо Мизаки [Erimo Misaki 襟裳岬] 6 июня. Далее «Кастрикум» шел вдоль побережья Хоккайдо, южной части островов Хабомаи [Habomay Islands歯舞諸島], Шикотана [Sikotan 色丹 ] и Итурупа, пока не достиг пролива между Итурупом и Урупом. Оттуда Фрис попытался направиться к Китаю, который согласно его картам лежал к северу или к северо-западу. Он вышел в Охотское море, но так как не увидел земли, повернул снова на юг и дошел до самой северной точки острова Кунашир [ Kunashiri 国後] в первые дни июля. В середине июля они были в Анивском заливе (Aniwa Bay), а 26 июля в заливе Терпения. Это была самая северная точка путешествия Фриса. Сильный северный ветер не позволил Фрису продвинуться дальше к северу и ему пришлось возвратиться. Он взял курс на юговосток через пролив Фриса и 5 августа снова оказался в Тихом океане.

Путешествие Фриса показано на карте, сделанной после его поездки. На этой карте сразу можно узнать географические контуры Хоккайдо, Курильских островов и Сахалина, хотя бросается в глаза и то, что у Фриса было неправильное представление об этих островах. Тем не менее один из мореплавателей, который посетил эти же места позднее Фриса, француз Лаперуз утверждает, что наблюдения Фриса были удивительно точными для его времени (1797).

IV. Работа Фон Зибольда и его комментарий к журналу Куна.

Филипп Франц Фон Зибольд (1796-1866) .приехал в Нагасаки [Nagasaki 長崎] в августе 1823 года в качестве врача на фабрику на остров Десима. На Хоккайдо он уехал в 1826 году и добился разрешения остаться для того, чтобы давать уроки по медицине и хирургии. Позже ему было разрешено совершать поездки внутрь страны и собирать информацию о различных сферах жизни Японии. Он стал центром группы молодых японских ученых, которые занимались изучением Западной культуры, науки. Они рассказывали ему о своей жизни и научили его читать и писать на своем языке.

Зибольду разрешалось ездить по стране при условии, что он не будет делать никаких набросков, никаких карт, чертежей.

Тем не менее Зибольд приобрел карту Японии, составленную Ино Чуюкей [Inoo Chuukei 出島], у Такахаси Сакузаемон [Takahashi Sakuzaemon 高橋 作左衛門], за что и был заключен в тюрьму. После освобождения в 1830 году ему было запрещено снова ступить на японскую землю. Вернувшись в Нидерланды, Зибольд получил зарплату, которая позволила ему написать книги о Японии. Только спустя тридцать лет он возвратился в Японию, куда его послало правительство с полуофициальной миссией.

В 1852 году, узнав о том, что Русское представительство намеревается посетить Японию, Зибольд отправил сделанные им записи о Японии влиятельному русскому государственному деятелю Нессельроде. В результате Зибольд был приглашен в Россию, чтобы дать советы по поводу будущей встречи и будущих взаимоотношений с Японией. В Санкт-Петербурге он поддержал русское правительство в распространении его влияния и власти в Восточной Сибири и Амурском регионе. В своем письме к Министру Колоний, датированном январем 1853 года, Фон Зибольд связывает свою поездку в Россию, главным образом, со своим атласом Японии и историей Европейского исследования морей вокруг Японии.

Из другого письма от 7 апреля 1853 года вытекает, что оказывается, Россия хотела использовать знания фон Зибольда в качестве основы ее планов ведения переговоров с Японией. Он обеспечил Российское правительство инструкциями для научной экспедиции в Восточную Сибирь и северную часть Тихого океана. Он также составил проект Договора о Дружбе и Торговле, который следовало заключить между Россией и Японией. В этом договоре Россия хотела завладеть поселением на границах с Японией, в частности, на Сахалине и Курильских островах. Это и было заключено в 1855 году «в вьиисугюмянутом Симодском Договоре) и основывался он на тех же условиях, которые были предусмотрены и для голландцев, когда те были в Японии. По этим причинам деятельность Зибольда подверглась критике со стороны голландских властей (например, главы фактории Десчма). которые боялись лишиться монополии в торговых отношениях с Японией. После посещения России Зибольд составил брошюру о попытках Голландии и России совершить открытие Японии (Зибольд 1854. 1978).

Зибольд опубликовал много интересных работ о Японии, одна из них — книга «Нипон» стала драгоценным источником информации о Японии (Зибольд 1832). Когда Леопе издавал журнал Корнелиса Куна о путешествии Фриса. Зибольд, используя огромные свои знания о Японии, дополнил его географическими и этнографическими заметками (Леопе 1858). Эти заметки имели большое значение для правильного понимания различных деталей, подробностей журнала.

В первую очередь те заметки относятся к открытию Фрисом новых территорий, например, пролива Фриса, Земли Компании (Уруп) и Анивского залива рядом с Сахалином. Он также описывает свои первые посещения Хоккайдо. Курильских островов и Сахалина, и встречи с айнами. Мы цитируем его замечания по дневнику Куна, которые относятся к первой высадке на остров в Анивском заливе: «Открытие Анивского залива было сделано Фрисом, который был первым, кто доставил об этом информацию. Этот вывод позже был подтвержден Крузенштерном И.Ф., проделавшим геогидрографические исследования. Японские географы Могами Токунай ( Mogami Tokunaj 最上 徳内) и Мамиа Ринзо ( Mamia Rinzo 間宮 林蔵) представляют нам более детально очертания их берегов, их заливов и рек, гор, а также айнских поселений. Эти неутомимые путешественники доставили информацию не только о заливе, но и познакомили нас с большей частью Карафуто (Сахалином). Раньше Сахалин считался полуостровом, но благодаря проведенным исследованиям выяснилось, что он отделен от Азиатского континента и благодаря этим же исследованиям стали доступными и внутренние части неизвестной земли. Любой может сравнить существующую лучшую европейскую карту Карафуто, составленную в 1827 году Крузенштерном на основании наблюдений Фриса, Лаперуза, Броутона и его собственных открытий с нашей картой, основанной на сведениях Могами Токунай и Мамиа Ринзо, и перед нашими глазами предстает вытянутый в длину остров. С нашей помощью остров был объявлен нейтральным во время заключения договора между Россией и Японией (имеется в виду Симодский договор). С того времени остров был открыт для торговой деятельности, а также для освоения его новыми людьми.»

Предполагая, что в сторону Запада далее пройти невозможно, Фрис продолжает путь к северу на расстоянии 4-х миль от берега, который был назван им Poort Land. 16 июля он достиг залива, который был назван Бухтой Лососей из-за богатых рыбных мест.

Высадка Фриса была произведена рядом с поселком Аиива, где и произошла его встреча с местным населением. На карте к этому этапу путешествия было записано следующее: «К нам сюда на борт корабля пришло множество аборигенов, которые дали нам понять, что здесь изобилие серебра, но они ценят железо больше, чем серебро.»

Зибольд продолжает свои записи описанием дальнейшего плавания Фриса, которое прошло вдоль побережья Сахалина, мимо мыса Анива, и затем Фрис вошел в Залив Терпения. Зибольд дает подробное описание географии залива и сравнивает его с наблюдениями других путешественников, таких как Крузенштерн (1812).

V. Заключение.

Время от времени, когда между Россией и Японией дискуссии в отношении Южных Курильских островов все еще продолжаются, интересным было бы снова процитировать Зибольда (1858, стр.316), который записал: «К несчастью. Голландская Восточно-Индийская Компания никогда не понимала важности открытия Земли Эсо, Земли Штатов и Земли Компании... Она не желала расширить влияние Голландии дальше Десимы и не прислушивалась ко мне, когда я в 1825 году говорил об этих островах (имеются в виду Итуруп и Уруп — Тьерд де Грааф) как законной обственности Нидерландов. Боясь нанести ущерб коммерческим интересам Японии, голландцы в течение двух веков не возвращались к Северу Японии (北方領土) для того, чтобы обнаружить следы наших знаменитых предков. Таким образом, они упустили шанс сделать новые открытия и расширить владения на севере.»

Во время плавания в заливе Терпения Фрис решил возвратиться с самой северной позиции, и мыс на востоке он назвал мысом Терпения или мысом Возвращения. Перед этим Фрис и его экипаж посетили берега озера Невского, которое отделено от залива Терпения узкой полоской земли, по которой река Поронай впадает в открытое море. В этой местности им также повстречалось айнское население, образ жизни которого и был описан. В летний период эти люди жили на побережье и занимались рыбной ловлей и охотой, как и другие коренные жители, селившиеся в подобных местах вдоль побережий.

Зибольд описывает в своих комментариях, как снизилась численность айнов за 200 лет, прошедших после плавания Фриса. Этот процесс, конечно, продолжался: во времена Пилсудского в районе Поронайска оставалось лишь несколько айнов. Он встречался со своими информаторами в южной и западной частях острова. Во время этнолингвистической экспедиции на Сахалин в 1990 году (Де Грааф) мы пытались обнаружить остатки айнских поселений в р-не Райчишки (пос.Староайнское) и вдоль юго-западного побережья Сахалина. Больше нет айнов, оставшихся наострове, но их кладбища, остатки поселений пока еще узнаваемы в р-не Райчишки.

Голландские исследователи Фрис и Зибольд представили нам Сахалин таким, каким он был в то время, когда айны составляли одну из самых значимых этнических групп на острове. Но их роль постепенно уменьшалась до полного исчезновения их к настоящему времени. В начале этого столетия Пилсудский изучал их жизнь и язык и сделал огромный вклад в изучение этого народа. Фрис и Зибольд донесли очень ценную информацию о положении дел у айнов на Сахалине в ранние времена.

Перевод с английского Син Гир Хва

Brouwer, Н. 1646. Joumael ende historisch verhael van de reyse gedaen by oosten de Straet Le Maire... Amsterdam, Broer Jansz.

Coolhaas, W.Ph. 1964 (editor). Generale Missiven van Gouverneurs- Generaal en Raden aan Heren XYII de Verenigde Oostindische Compagnie. Deel II: 1639 — 1655. 's-Gravenhage, Martinus Nijhoff.

Graaf,T. de 1991. The small Languages of Sakhalin. Review Article related to an ethnolinguistic Field Work Expedition, summer 1990. To be published in: International Journal of the Sociology of Languages.

Krusenstern, A.J. von, 1812. Puteshestviye vokrug svyeta v 1803,4,5,6 godakh na korablyakh «Nadezhde» i «Neve». — T.III., St.Petersburg.

La Perouse, J. 1797. Voyage autour de monde. — T.III. — P. 153, Paris.

Lensen, G.A. 1959. The Russian Push toward Japan, Russo-Japanese Relations, 1697-1875. Princeton University Press, Princeton, New Jersey.

Leupe, P.A. 1858. Reize van Maarten Gerritsz. Vries in 1643 naar het Noorden en Oosten van Japan, volgens het journaal gehouden door C.J. Coen op het schip Castricum; naar het handschrift uitgegeven en met belangrijke bijdragen vermeerderd door P.A. Leupe, kapitein der mariniers, met de daarbij behorende kaart en enige facsimiles en. geografische aantekeningen, tevens dienende tot een zeemansgids naar Jezo, Krafto en de Kurilen, en stukken over de taal en voortbrengselen der Aino-landen, van Jonkheer P.F. von Siebold. Uitgegeven vanwege het Koninklijk Instituut vor Taal, Landen Volkenkunde van Nederlandsch Indie. Frederik Muller, Amsterdam.

Leupe, P.A. 1859. Maerten Gerritsz. Vries van Harlingen, Commandeur in dienst der Oost-lndische Compagnie. Nieuwe Friesche Volksalmanak (1859) 117-125.

Majewicz. A.F. 1984. Ajnu; Lud, jego język i tradycja ustna, Wydwnictwo Naukowe UAM, Poznań.

Nieuw Nederlandsch Biografisch Woordenboek, dl.II 1912. Leiden (1912). P.457.

Robert, W.C.H. 1975. Voyage to Cathay, Tartary and the Gold-and Siver-rich Islands East of Japan, 1643. Philo Press, Amsterdam.

Siebold, Ph.-F.von 1832. Nippon. Archiv zur Beschreibung von Japan und dessen Neben- und Schutzlandern, Jezo mit den sudlichen Kurilen, Sachalin. Leiden.

Siebold, Ph.-F. von 1854. Met oorkonden gestaafd vertoog van de pogingen door Nederland en Rusland gedaan tot openstelling van Japan voor de scheepvaart en den zeehandel van alle natien. Zaitbommel.

Siebold, Ph.-F. von 1978. Phillip Franz von Siebold. A Contribution to the Study of the Historical Relations between Japan and the Netherlands. Leiden, The Netherlands Association for Japanese Studies.

Tiele, P.A. 1884. Nederlandse Bibliographie van Land-en Volkenkunde. Amsterdam, Frederik Muller en Comp.

Witsen, N. 1705. Noord en Oost Tartarye, ofte bondigh ontwerp van eenige dier landen en volken, zo als voormaels bekend zijn geweest... Amsterdam.