А. Кучинский

НОВЫЙ ПОРТРЕТ БРОНИСЛАВА ПИЛСУДСКОГО

В истории польской живописи на сибирскую тематику, носящую историко-патриотический характер, чёткое место занимает творчество таких художников как Александр Сохачевский, художник Сибирской каторги, или Яцек Мальчевски, автор реалистических картин на тему, связанную со страданиями поляков в Сибири после январского восстания, таких, как “Воскресенье в шахте” (1882), “На этапе” (1883) или “Сочельник ссыльных” (1892). Его творчество входит в число самых выдающихся явлений современного польского искусства и его раздумья ещё при жизни художника завоевали постоянное место в этой истории.

Тематика польских связей с Сибирью нашла также отражение в живописи польских художников, творчество которых является важным свидетельством, помогающим раскрытию истории народа. Но не только! В польском искусстве мы имеем реалистические картины Восточной Сибири, запечатленные в образах и рисунках С.Вронского, И.Лешневича, Л.Немировского, Т.Томинского, М.Оборского, И.Бергмана, Х.Райхеля. Это были люди, обладающие незаурядным талантом, и часто отражали в масляной или акварельной живописи или в набросках религиозные сибирские темы. Некоторые из них принимали участие в местных выставках как художники-документалисты, например, К.Томинский и Л.Немировский. Когда сплетение различных жизненных ситуаций бросило их в Сибирь, они часто использовали свою судьбу ссыльных, чтобы запечатлеть картины Сибири в различной тематике - портреты ссыльных, каторгу, пейзажи, типы местных жителей и т.д.

Оставляя в стороне полнейшую историческую документацию на эту тему, на которой основаны исследования польских учёных, занимающихся Сибирью, в истории польского народа следует вспомнить о прочных следах памяти, которые нашли своё отражение в т.н. высоком искусстве. Имею ввиду здесь памятник Брониславу Пилсудскому, открытый в Южно-Сахалинске в 1991 году во время II Международной конференции, посвящённой его исследованиям культуры народов Сахалина. Создатель памятника - художник-скульптор В.Н.Чеботарёв, придал своему произведению безмерно экспрессивное выражение. Вглядываясь в лицо Б.Пилсудского, глядящего из памятника, видно, как из молчания, закованного в камень, исходит какая-то сила и вместе с тем доброта. Можно заметить в лице и элемент терпения, дорогу жизни, потревоженную ссылкой. Из гранитной глыбы встаёт фигура Б.Пилсудского, возносящаяся вверх, в этом случае на пьедестал науки, как будто бы вопреки, наперекор ежедневным его жизненным трудностям. Те, кто был причастен к созданию памятника, сделали это как своего рода форму благодарности, знак памяти, свидетельствующий о вкладе Б.Пилсудского в изучение народов Сахалина и его деятельности по этническому сохранению и охраны их от ассимиляции. На первый взгляд этот памятник прост и неприметен, однако, когда остановишься перед ним, чётко видна фигура и лицо человека, производящее сильное впечатление. Лицо, над которым возносится лазурь небес! Вспомним, кстати, что по случаю конференции издан специальный плакат и почтовый конверт с изображением Б.Пилсудского. А кроме того (это не было известно до недавнего времени), был факт существования в России почтовой открытки с его изображением, на которой была надпись по-русски: “Бронислав Осипович Пилсудский, был осуждён дня 1 марта 1887 г. в Петербурге на 12 лет каторги, которую отбывал на Сахалине. Исследователь айнов и других инородцев”.

Уже при жизни Б.Пилсудский обращал на себя внимание количеством научных и организационных начинаний. Всё это довольно хорошо известно из посвящённой ему литературы. Современники, одни старались ему помочь в этой деятельности, другие же словно в благодарность за этот его труд создали художественный портрет. Известно, что в 1912 г. литовский художник Адамас Варнас в Закопане нарисовал его портрет. Изобразил его в айнском костюме. Таким образом, подтвердил приверженность Бронислава к этому народу, культуру которого изучал, которому служил и к которому принадлежала его жена! Это интереснейшее свидетельство его связей с айнами, для которого традиционный, богато разукрашенный айнский наряд был характернейшим при изображении портрета. Это был символ, который должен был остаться навсегда. К сожалению, картина эта пропала! Знаем сейчас единственно только его фотографию. След картины ведёт в Литву. Там, в Вильно, в Литовском Музее Искусств находится его снимок, являющийся депозитом музея в Каунасе. Несмотря на длительные поиски, до сих пор не удалось найти портрет. Много есть предположений, но подтвердятся ли они? А может совсем неожиданно - так уже было со многими материалами, касающимися Б.Пилсудского, - картина будет найдена. Айнский наряд на картине, это характерное проявление культа, это персональная сигнатура исследователя, вписывающегося в историю этого народа. На картине, которая по сути реалистичный портрет человека 46-ти лет, имеющего немалый жизненный опыт, выделяются выразительные глаза Бронислава, излучающие задумчивость и доброту. Из описаний людей, которые с ним встречались, известно, что таким он был постоянно. Помимо того, что озабоченный своей судьбой, он, вечный скиталец, когда говорил о делах ему близких, оживлялся “из очей струилось тепло, а из сердца - жар”, как сказал мне несколько лет тому назад Юлиуш Зборовский, директор Татранского Музея в Закопане. Сам портрет А.Варнаса не мог вместить усложненной темы жизни Б.Пилсудского сплетения многих целей, перед ним стоящих, цели, которую он ставил сам перед собой. Но одетый в айнский наряд, он становился предметом легенды. Символика такого композиционного решения ясна. Во-первых, художник подчёркивает связь своего героя с айнами, а, во-вторых, в выразительно изображенные его глаза вкладывает что-то вроде психологического фактора, который должен свидетельствовать о личности особенной, озарённой благородством и красотой!

Ещё недавно утверждали, что это единственная картина, изображающая Б.Пилсудского. Тем временем известно, что польский художник Тымон Несёловский нарисовал его портрет, который позже подарил Юзефу Пилсудскому. К сожалению, музейный вопрос, который я поднял, не принёс ожидаемого результата. Картина мало известна и не известно, сохранилась ли?!

Но вот появился новый портрет Б.Пилсудского. Его автор - Ришард Далькевич, художник из Гродно (Белоруссия), выпускник Академии Художеств в г. Санкт-Петербурге, поддерживающий тесные связи с Польшей. Появление картины связано с идеей создания цикла портретной живописи под названием “Польские исследователи Сибири и культуры её народностей”. Так как до этого времени в польской живописи, связанной тематикой с Сибирью, не было такого цикла, несмотря на то, что уже в Польше много написано о вкладе поляков в освоение и познание зауральских пространств. Р.Далькевича увлекла эта тематика, он ей посвятил ряд проб, не только набросков карандашом, но запечатлевал различные стороны жизни людей, которые намеревался изобразить в этом цикле. И первой картиной, созданной им, был портрет Б.Пилсудского.

Р. Далькевич. Портрет Б.Пилсудского

    Картину размером 45x58 см можно отнести к реалистической живописи. Цветовая композиция портрета оптимистическая. В ней переплетается множество оттенков голубого цвета, начиная от фона, и кончая изображением фигуры. Мастер создал образ, полон милого настроения. Лицо Б.Пилсудского погожее, глаза излучают теплоту и ностальгию. Следует вспомнить, что этот портрет является композицией, основанной на одной из двух фотографий Б.Пилсудского, которую несколько лет тому назад я нашёл в Центральном Архиве Польской Объединённой Рабочей партии в Варшаве. Но не удалось установить предыстории этих фотографий, не известно также, когда и каким образом они попали в Архив. Из обеих этих фотографий я сделал репродукции и использовал в своих публикациях и с этого времени они распространились в польских и зарубежных изданиях. И портрет Б.Пилсудского, написанный Р.Далькевичем, является художественным отображением одной из этих фотографий, но просматриваются на нём определенные тематические штрихи, почерпнутые как будто из мифологического видения этого исследователя, которое переплелось и с литературой. Таким образом, появился контерфект, который был навязан к фотографии Б.Пилсудского, и описании его личности в историографической литературе. Восприятие так понимаемой концепции портрета, мне кажется, вполне справедливо. А если даже кто-то усомнится в чем-то, так надо принять во внимание, что художник имел на это право! Он заботился о том, чтобы портрет был не только отражением фотографии, но воплощал в себе жизнь героя и это важная дополнительная символика картины, в которой тёплый голубой цвет имеет тоже своё выражение.

Перевод с польского яз. И.Ю. Сирак.

ПРИМЕЧАНИЯ


[1]  H.Boczek, B.Meller, Aleksander Sochaczewski 1843-1923 malarz syberyjskej katorgi (życie, twórczość i dzieje kolekcji), Warszawa 1993.
[2]  A.Kuczynski, Syberia. 400 lat polskiej diaspory, Wrocław 1998, s. 408.
[3]  W.Jędrzejewicz, J.Cisek, Kalendarium życia Józefa Piłsudskiego 1867-1935, t.1, 1867-1918, Wrocław 1994, s. 184.
[4]  Сообщение Ю.Зборовского в архиве автора.
[5]  W.Jędrzejewicz, J.Cisek, op. cit., s. 259.