Т.А.КУВАНОВА

РИТУАЛЬНАЯ СКУЛЬПТУРА АНАЙЦЕВ И УЛЬЧЕЙ КАК ЭЛЕМЕНТ ОРНАМЕНТА (К ВОПРОСУ О МЕТОДИКЕ АНАЛИЗА)

Музей советского изобразительного искусства г. Комсомольска-на- Амуре почти 10 лет назад занялся комплектованием отдела искусства народов Приамурья. Одним из совершенно не изученных разделов его явилась ритуальная скульптура и прежде всего потому, что она непосредственным образом связана с религиозными воззрениями, которые еще живы и поэтому тщательно оберегаются и нанайцами и ульчами. Сотруд-ннками музея была проведена большая работа по сбору фольклорного, этнографического, исторического, археологического материалов. Такой комплексный подход поздволил классифицировать скыльптуру, опредлить ее место в общей картине мира, выявить художественные особенности. Ведь совершенно очевидно, что какие вы религиозные импульсы не порождали предметы искусства, они всегда отражали в себе стремление художника к самовыражению.
Ритуалъная скульптура народов Приамурья (сэвэны, как их называют местные жители) является своеобразным посредником между людьми и Богами верхнего (небесного), среднего (земного: таежного, водного) и нижнего (подземного) миров. Выбор материала для изготовления сэвэнов зависел от того, к какому миру принадлежал тот или иной идол. Поэтому сэвэны могли быть сделаны из серебро, болотной кочкя, рыбьей кожи, но чаще всего из древесины. Причем древесная заготовка должна была отве-чать одному важному условию: она должна была быть с сердцевиной, через которую осуществлялись связь со всеми мирами.
Культовя скульптура, где бы она ни локализовалась в жилище или вне его, являлась воплощением духов-покровителей. В жилище она поддерживала и гарантировала одомашненность пространства, укрепляла границы человеческого жилья. Вне его обладала способностью приносить благополучие предпринятому мероприятию, становилась скульптурным воплощением Бога или помощника шамана, излечивающих от болезней, занимая при этом вполне определенное место в соответствии со значением ее в общей картине мира, а почитание ее определяло общий ритм, связывающий воедино пространственные и временные координаты, образуя спираль.
Спираль своеобразный универсальный знак, всеобщая формула. Из спирали древние черпали азбуку своих представлений и спираль воплощала основные закономерности природы, взаимосвязь их, логическое мышление, философию, культуру и мировоззрение древних. Фантастична всеобщность этого знака! Ученые отмечают ее в неолите почти у всех народов, в том числе Китая, доколумбовой Америки, Крита, Греции, Месопотамии, на Руси, у народов Чукотки и Аляски. Спираль до сих пор сохранилась и в нанайском орнаменте. Далекие предки нанайцев записывали свои знания не на бумаге, а в танце, музыке, одежде, скульптыре...
К сожалению, пока нет исследования по семантике нанайского орнамента. Мы попытались увидеть орнамент в скульптуре, ведь она связана с религией, и в ней обязательным образом должен был воплотиться универсальный закон жизни. Для этого были использованы визуальное наблюдение сверху и геометрический анализ внешней формы сэвэнов, разработанный швейцарским математиком Якобом Бернулли в 1698 году. Спираль очень четко прочитывается при визуальном наблюдении, так как основу ее составляет древесная цилиндрическая заготовка, в которой с помощью незачительного отсечения древесины оформляется голова, ноги, иногда передние конечности.
Второй метод был для авторов менее традиционным, но необходимым дла подтверждения первого. А заключался он в том, что Якоб Бернулли произвел над спиралью своеобразную хирургическую операцию: он разрезал ее пополам через центр, выпрямляя получившиеся отрезки и получая некую гармоническую шкалу, поддающуюся математическому анализу.
Так родился закон Золотого сечения. Из двух отрезков разрезанной спирали он построил прямоугольник, по законам гармонии которого выстроились впоследствии законы всех древнейших искусств.
Контуры скульптуры, рассмотренной нами, прекрасно вторят подобным схемам. По характеру орнамента головы главного элемента нанайской ритуальной скульптуры, коллекцию сэвэнов, имеющуюся в фондах музея, мы с помощью преподавателей кафедры начертательной геометрии КПИ разделили на два вида: к первому виду относится скульптура с остроконечной формой головы (сэвэны группы городо, некоторые виды аями), ко второму виду скульптура с плоской и округлой формой головы (сэвэны группы дусэ, Бучилэ, Дуэнтэни, маси и др.). Если первая группа связана с изображением духов, живущих в горах, то вторая живущих рядом с человеком, в доме, тайге, воде. Конфигурация сэвэнов первого вида фактически является зеркальным повторением сэвэнов второго вида.
Разве нет здесь аналогии с орнаментом, вырезанным прекрасной мастерицей Анной Александровной Самар из г. Комсомольска-на-Амуре. Генетическая память мастерицы сохранила традиции народа. В орнаменте преобладает практически одна модель со множеством вариаций, создаюших разные образы. Одним из главных элементов орнамента является симметрия. Именно симметрия, как форма моделирования была развита древним человеком, пожалуй, больше всего. А не представляют ли в конце концов эти два вида сэвэнов две половины земного шара: землю и воду, возглавляемых АДО СЭВЭНИ, а если шире общую модель мира, где небесный и подземный миры являются отражением реального земного. На основе древнеиндийской философии ее можно расшифровать так: точка, откуда исходит нижняя, раскручивающаяся спираль это покой, начало отсчета, момент просыпания Брахмы, а сворачивание спирали есть вдох Брахмы. [1] Ведь именно божественный Брахма, прожив в Яйце целый год, сам же, силой своей мысли, разделил это Яйцо надвое. Из этих двух половинок он создал небо и землю, между ними атмосферу, восемь стран света и вечное местопребывание вод.
Обращение к древнеиндийской философии не случайно, т.к. по утверждению исследователя Н.Л.Жуковской, слово бурхан (сэвэн), распространившееся у многих народов, представляет собой санскрит слова будда, что указывает на связь нанайской и индийской философии, об этом говорит и ряд других факторов, в частности, священное место Кайласу есть и в Индии. [2] Несомненно, тема взаимосвязи нанайской, индийской, африканской культур еще ждет своего исследования, впрочем, как и тема, поднятая нами.
Конечно, рассмотрение ритуальной скульптуры как элемента орнамента не претендует на полный научный анализ. Мы лишь сделали попытку определить место скульптуры в универсальном знаке жизни, в мировой модели мира, которая графически выражена спиралью. В самой же скульптуре аккумулируется этот универсальный закон жизни, ведь: Человек предстает частицей рода во вселенском смысле, отсюда столь сильно выраженное в народном искусстве космично-духовное начало. [3]

1. Тюляев С.И. Искусство Индии. М., 1988. С.305,

2. Жуковская Н.Л.Бурятская мифология и ее монгольские параллели // Символика культов и ритуалов народов зарубежной Азии. М., 1980. С.96.

3. Некрасова М.А.Народное искусство как часть культуры. М., 1983. С.41.

Конверсия и офопмление: <Beata Kowalczyk>