1.  Copyright © 1999 by Witold Kowalski and the estate of the late Bronislav Pilsudski
  2.  This edition copyright ©1999 by Witold Kowalski and the Bronislav Pilsudski Heritage Institute
Бронислав Пилсудский

 
ДНЕВНИК . 1882 г.

Воскресенье, 24 января 1882 г.

На литургии я сегодня был у Бернардинов с мамой. Из костёла мы пошли к тётке Стэфке. Ей уже лучше, но ещё никуда не выходит. Мама здесь пробудет до 3-х часов, потому что не хочет видеться с Балиньским и Еленьским, которые отцу нанесут визит. Я ходил им за папиросами и убирал зал. Они уже были и хотят сделать папу секретарем Агрономического общества. Еленьский должен быть вице-президентом, а президентом станет Плятер. Я этим очень заинтересовался, люблю слушать, как говорят о голосовании и выборах. Бакшевич был тоже и прочил отца со своей стороны принять предложением стать секретарём. Просят его об этом и либералы, и консерваторы. Папа соглашается и если изберут, то станет им, хоть и времени у него немного. Сделает это для общего блага, хорошего начала. Мама же говорит, что пригласит тотчас Рачкевича и будет с ним вести хозяйство, а отец будет заниматься в Обществе. Я думаю, что видимо отца изберут, посмотрим, что покажет сегодняшний день. Бакшевич теперь навещает нас ежедневно и уже хорошо познакомился. Увидим, как это получится с детьми. Получил письмо от Зули, пишет, что девушки передают мне привет, а Панцевич возмущена, что мало ей посвятил стихов. Приехала вечером бабушка Бутлерова. Обеспокоена Казинкой. Я посылал телеграмму, интересовался его здоровьем. Франек говорил, что какой-то ученик стрелялся, но не застрелился.

Понедельник, 25 января

Сегодня умерла бабка Котвича, поэтому его не было в классе. Незабитовский сел рядом со мной. Большой задавака! Напялил браслет и так просидел на всех уроках. Я делал вид, что этого не замечаю. Ксёндз сегодня не делал опроса, весь урок ученики с ним проговорили. Папу избрали в комитет 89-ю голосами. Все его поздравляли, хоть он и не известен широко, но такое ему оказано внимание! Ни один русский не отдал своегоголоса за него, а Котвича - все чиновники. Он единственный имеет преимущество перед отцом в количестве голосов (92). Россохацкий, Гедроич, и Гицевич тоже стали членами, потому что Балиньский и Елиньский отказались. Но мне всё же кажется, что дело хорошо не пойдёт, потому что только папа и Россохацкий умнее, а остальные глупее. На обеде были Ржевский и Россохацкий. После обеда я ездил на Бангоф послать вторую телеграмму о здоровье Казинка, потому что бабуся очень обеспокоена молчанием. На обратном пути встретил Котвича, проводил его домой, посетил его бабку Воллкову и возвратился домой. Был пан Ольшевский, а позже, на чаепитии п.Здзитовецкий. Некогда было играть, потому что целый день были гости. Намеревался написать письмо Зуле, но и на это не нашёл времени. Мама с папой приглашены на вынос тела п. Воллковой, видимо, и мне придется пойти.

Вторник, 26 января.

Сегодня француз меня спрашивал. Струковского справедливо ругают, а он в ответ ничего не говорит. На большой перемене я заходил, но не могу себе объяснить, почему? Как только возвратился из школы, занимался по музыке и всегда после обеда был готов к уроку с панной Делясс, но всё же всегда после этих уроков чувствовал себя "на взводе". В седьмом часу пошли с мамой и папой на экспортацию п.Воллковой. Пришли как раз, когда стали выносить труп. Пошли мы процессией аж до костёла. Там я видел Ванду и Амельку Н., которые неизвестно почему смотрели на меня с большим удивлением, поздоровался с Янеком, сегодня он гораздо печальнее, чем вчера. Его сестра долго смотрела на меня. Бабуля получила телеграмму и письмо из Полоцка, что Казё -здоров, завтра идет в школу. Бабуля хочет переезжать в понедельник на новую квартиру. Когда мы вернулись домой, то застали Антося Контовича, который вернулся с поместья. Сидели до вечера. В девятом часу пришел Бакшевич. Он стал часто появляться у нас. Отошёл ко сну значительно позже, чем часто.

Среда, 27 января

Сегодня 12 градусов мороза. Ездят уже на санях. За классную работу по греческому получил 4. Новочадов просил учеников, чтобы они ему фотографию в альбом, который ему купили на именины, а он взамен ласт свою. Я очень этим доволен, буду фотографироваться. Хочу послать и Зулечке. На большой перемене ходил до костёла, там происходило траурное богослужение по п. Воллковой. Снова видел двух старших Н. и специально ждал, чтобы вместе с ними выйти, так оно и получилось, снова смотрели на меня, но я их не поприветствовал, не поклонился. Фохт дал такое лёгкое задание, что ученики его за полчаса сделали. Написал Зуле письмо. Папа вместе со всеми избранными в Тотлебен членами, Каминьским и Сергиевским (куратор) пошли на собрание в вице-президенту Еловецкому. Приехал из Зулова Закшевский, неизвестно зачем так часто приезжает, хоть бы отец его однажды прогнал. На чаепитии была п. Мария, но маму не застала, потому что она с бабушкой поехала к дедушке Томашу и тете Стэфке. Но у дедульков Томашов они не были.

Четверг, 28 января

Сегодня меня спрашивал Струковский и поставил мне отметку. Немца сегодня не было, так что возвратились мы в первом часу. Котвич сегодня себе слишком много позволил и я был несколько на него рассержен. Мама хочет, чтобы папа получил должность в банке как Балинский, потому что ему придется для этой комиссии сидеть здесь, а мама хотела бы принять управляющим Яна Здзитовецкого. Нанёс папе визит Гечевич, но так как папу не застал, то оставил билет (записку) Еловецкий сидел с 3 до 4-х. Когда мы сели обедать, пришёл Антось Контовт, который просидел до 6-ти часов.

Пришли Хиполитовы, но сами, жаль, что Хэленка не пришла. Я пошел в 6-ть на Велькую, чтобы встретиться с Н., но подождав полчаса и не встретил, ни разу не могу встретить. И Пшибыльский тоже не появился, хотя и должен был быть там в 6 часов. Так не хотелось сегодня заниматься, что ничего вообще не делал, не мог даже играть, потому что Хиполитовы сидели до 11-ти часов. Уже собираются танцы. Бабуля говорит, что хочет брать Узембло, но мама, кажется, её не желает. Я лично хотел бы, чтобы она училась, так хотя бы одна барышня была бы неплохая, а так все страхолюды.

Пятница, 29 января

Немца сегодня не было, пожалел я, что не удалось купить "Дзвонка", так хотя бы занялся чтением, но на большой перемене сообщили, что через несколько дней будет. С Кадером сегодня поругались, он большой хулиган и обязательно хочет подраться, хоть бы с тем однажды хоть раз поставить его на место. Он сегодня со всеми перессорился. Вицё вернулся из Рапшан. Рассказывал, что очень хорошо время провёл, ходил всё время с Эвелинкой и целовался. Было письмо маме от Зули. После обеда как лёг, потому что напала такая лень, что ничего делать не хотелось, так спал до 6-ти, мама не раз будила. Потом час занимался игрой и как сделал уроки, поехали мы с мамой к дедулькам Томашовым, где уже была бабушка с Винциком. Дедушке уже лучше, но ещё не выходит и плохо выглядит. Встретили папу с Россохацким, Котвичем и другими членами, они выходили после сессии у Еловецкого. Россохацкий заглянул к нам и сидел довольно долго, не знаю, когда вышел, потому что я лёг спать в 12-ть. Москали рассержены, что ни одного из них не выбрали, хотят жаловаться, что это идея поляков. Приехали Рымчайло и Зулова.

Суббота, 30 января

Новочадов за ехtеmрогаlе [т.е. перевод без подготовки на латинский; по-латински точнее: extemporalis] поставил мне 3, хотя я стоил большего. Бегал во время большой перемены к маме спросить, можно ли мне сходить в любительский театр у Хондзыньских. Янек должен был постараться достать на меня билет. Хочу сегодня там быть, потому что будет он и какой-то знакомый. Бедная Яничка лежит, у неё заболело горло. Очиньской, у которой продаются билеты, дома не было, так что обещал мне принести билеты в пять часов. Панна Деляссы пришли сегодня ещё во время нашего обеда. Янэк был, но ничего не принёс, ибо билетов на сегодня нет. Хочет завтра идти с Винциком, но тот не хочет. Бабушка Бутлерова мне не советует, но может смогу пойти с Хиполитами. потому что они. кажется, завтра идут Я ездил с Янеком к нему, но Огиньской не было, так что должен он мне принести на кафедру. Уже вечером я хотел ему написать, что передумал идти, но папа говорит, нечего опасаться. Целинке сегодня нездоровится, неизвестно почему, хоть бы ничего опасного в этом не было. Вицё сегодня целый день занят собакой, болеет, ходил с ним к ветеринару, но наконец вылечил его гомеопатией. Паскудство это содержание собак в комнате. Провожал с Римчайло п.Наталью и позже зашли мы в кондитерскую, неизвестно зачем, стал что-то очень расточительным, нужно опасаться этого. Гулял с Пшибыльским где-то около часа по Велькой и там, гуляя, встретил Котвича.

Воскресенье,31 января

Целннке сегодня что-то опять плохо и мама нас разбудила в 9-ть. С Винциком был на кафедре. Янэк К. дал мне билет на сегодня в театр у Хондзиньских, Вицё раньше вышел из костела, потому что должен идти с бабушкой в гости, наносить визиты: хочет его вводить "в свет". Сегодня уже пришла бабуля Мазуркевич на обед, она так часто приходит, хотя она и очень общительна, но наводит немного тоску. Сразу же после обеда к папе пришёл Плятер, говорил, состоятся новые выборы, потому что москали рассержены, что ни одного из них не избрали н это идея поляков. Дураки! Еловецкий вторично пришёл к папе и тот принял его. Эти гости не дают папе спокойно пообедать, вот уже трижды отрывали его от обеда. Уже была у нас тетя Стефка, она уже может приходить, я доволен этим, потому что её очень люблю. Сходил к Хиполитам. чтобы пойти с ними в театр. Пошла также Марыня Узембло. Дедушка боится быть замеченным, а посему отправил только жену с Хэленкой. Вчетвером мы пошли в Накшевичам. Там был папа. Уже теперь смелее их посещает. Попили мы чай и поехали. Дорожек не заказали, а поэтому пошли к Св.Яньской. Бабушка с Янэком поехали. Хэленка с Марыней, а Эвця с папкой Соколовской. Приглашали и меня. Чтобы вместе втроем ня дрожках ехали, но я не согласился и сам нанял дрожки, обогнал их всех и помогал сойти. Весь зал был заполнен, не было мест, где сесть, вот и стояли мы у стены с Яиком, который и сегодня был с Огиньским и Владысем Малиновским. Хорошевский сидел с девушками Иоахимович, я с Янэком над этим всё время потешался, впрочем смеялся я над всеми. Играли неплохо. "Под осень", "Охота на мужа" и "Над пропастью". Вилюсь Малиновский тоже играл и ещё из моих знакомых Свидо. Я не мог сидеть около барышень, потому что п.Хондзиньский провёл их по другую сторону, как своих знакомых. Были Черпиньские. Красивой была панна Морачевска. При выходе была огромная толчея и беспорядок. Наконец мы вышли. Провожал вместе с Владысем аж до Флорентики. С девушками не разговаривал, потому что те шли рядом с нами, а у меня не хватило смелости. Хэленка приглашала меня на вторник. Владысь тоже, говорил, что это будет небольшая вечеринка и придти нужно к 7-ми часам. Придя домой, я рассказывал, как играли и как пели, понравилась мне игра на виолончели п.Врублевского. Сейчас бы мне тем более хотелось, чтобы Марыня N. училась у нас танцам, хотя наверное не только она не будет учиться этому, но и никто.

Понедельник, 1 февраля

Сегодня нас долго не будили, потому что думали, что у русских праздник. Но Целинка проснулась, ей уже лучше. Фохт дал такое задание, что мало кто его выполнил, я опасаюсь, кабы он мне 2 не поставил. Янек просил, что у Биллевичей я передал привет панне Мацулевнч, какая-то неприятная миссия, но все же хочу это сделать. Бабуля рассмешила тем, что ходила к Пудерке и обязательно хотели дождаться в общество и тот согласился, ни опасалась,/?/ не придётся ли сразу платить 20 р/ублей/с/еребром/. Позже послали и Савицкую. В городе будут судачить, что женщины настойчиво хотят записаться. Ничего не поделаешь, хотят учиться. Ходил с Винциком на прогулку и заглянули к Вагнеру на шоколад. Бродили мы где-то часа 3 и он мне всё рассказывал о поцелуях в России и его авантюрах, приключениях. Довольно хороший, но и хорошо испорченный парень. Из Тереня приехал Рачкевич. Мама с бабушкой говорили, что намного лучше быть под немцами, чем под москалями, но мне уж лучше под москалями. И играть мне сегодня не хотелось, я только час побренькал, а полчаса хорошо играл.

Вторник, 2 февраля

Сегодня громница, а значит ходили мы с Витинком в костёл. У Доминиканов было полно народа, и мы пошли в кафедральный костел (катэдру). Были Россохацкие, но я не поздоровался с ними. Был Янек, хотел показать Винтику Нартовских, но их не было. По возвращению из костёла пошёл я к тёте Головине, чтобы занести ей 50 р/ублей/с/еребром/, но не застал её дома. Бабуля Мазуркевичова поехала на Франке к нам, а я поехал покупать перчатки. Встретил Владыся М., говорил, что не нужны будут перчатки для визита к Хиполитам, что я больно большой элегант [франт?]. В половине седьмого поехал к Хиполитам. еще никого не было, хотя Владысь говорил, что прибудет туда к 6-ти. Сейчас явилась Узембло, но разговор совсем не клеился. Слава Богу, сейчас уже все собрались. Немного танцевали. Были две бабушки Мицулевич, Марыня Церп. и её брат Антони, панна Борткевич. Из кавалеров был Вилюсь и Владислав Маль..., Янек Бакшевич, Бронислав Килевич, с которым я познакомился и он мне очень понравился. Больше всего разговаривал с ним и Михалковской. Свидо с Хэленкой всё время играли и беседовали. Разошлись все в первом часу Я с Кевличем вместе дошли до Букшиба, потому что он [живет] близко здесь на конце улицы. Знает Яков Бутлеров, так что о них в основном и говорили.

Среда, 3 февраля

Янек К. сказал, что я трус, потому что не передал Анельке Мацулевич его поклон (привет). Честно говоря, я действительно не отважился это сделать малознакомой барышне. Немец дал перевод для написания и все сдали переводы без указания своих фамилий. Фохт начал придираться ко мне, так что мне хотелось ему достойно ответить. Как только вернулся домой, меня послали занести тете Головине 50 р/ублей/ с/еребром/, и я вынужден был идти. После обеда сразу я направился к тете Стефке и с Винтиком ездили мы на новую квартиру, довольно хорошо. По дороге встретили Россохацких, а позже Нартовских. Мама хочет, чтобы Здзитовецкий был в Зулове и он согласен на 600 р/ублей/ с/еребром/. Жаль только, что может не поедем на каникулы в Зулов, а только в Юхнов. Рачкевич тоже согласился остаться в Тенснях, потому что, кажется, не хотел туда. Я вынужден был долго ждать, пока папа закончит с ним дела, потому что я хотел, чтобы он написал мне о хвойных деревьях, это нам задавали на завтра. К другим урокам я не готовился, такая лень напала. Только после двух мы закончили тему и поэтому не переписывал сразу, а оставил на завтра. Папа говорил, что я должен завтра ехать с мамой, потому что у папы болит нога и уже второй лень он лежит.

Четверг, 4 февраля

Сегодня после трёх уроков нас отпустили. Как только я зашёл, сразу начали готовиться в дорогу. Я рад, что еду. Мама сказала мне забрать с собой костюм, потому что намеревалась в воскресенье ехать к Россохацким. Перед самым отъездом зашёл Бакшевич. Учеников, выезжающих на каникулы, было полно, однако же мы нашли довольно свободный вагон. Всю дорогу мы болтали с Шишлом. В Подбродзи ещё лошадей не было. Ожидали всего 15 минут. Пришли за нами четверка и тройка буланых и Мармурочка, у бедного Гироса ободраны копыта после возвращения от бабули из Юхнова. Хотя и была сильная пурга и папуля поэтому не хотел отпускать маму сегодня в дорогу, однако в крытой повозке мы хорошо доехали. Сейчас Лясковская дала обед и чай. Пошёл к Закшевскому, и первый наш разговор был о Лясковской о его амурных делах. Убежал от него к Шульцу, были там Рымчайло и Думпе. Пришёл Эпштейн и начали с Думпе спорить о политике. Думпе [нападал] на французов и турков, а Эпштейн на русских и немцев, и я в этот спор немного вмешивался. Но наконец я рассердился на Думпе, потому что он сказал, что литовцы первыми приняли православие, и ушёл пить чай. Мама сегодня начала разбирать боровов. Я спал в другой комнате на тахте и не очень удобно.

Пятница, 5 февраля

Сегодня, как только проснулся, попил чаю, пошёл с Рымчайлом и Закшевским на хоздвор, заходил почти всюду и отмечал все. В комнате было несколько женщин и девушек, которые резали мясо, была там и Нина и как только посмотрит на меня, начинает хохотать как обычно. Некоторые говорили, что я так вырос, что и не узнать. Мама не хочет, чтобы священник приезжал с Колядой, это помешает работе. После обеда приказал запрячь Зыркса в сани, хотя дорога не очень хорошая, и покатались вначале с Шульцем, а после сам возле березняка и обратно. У Шульца право целый вечер мы играли в карты, потому что надо было ждать чая до двенадцати. Играли мы также "в лапки". После чая, когда все ушли, писал письмо к Зуле. Мама, как только закончила работу, легла в постель и пили чай в кровати.

Суббота, 6 февраля

Сегодня снова занимался хозяйством. Жеребцы очень хорошо выглядят, стойловые кони - тоже. Каручек толстый, но меня не узнал, а маму сразу, не приходит теперь к официантке, видимо, его наказали за это хождение. Снова играл н карты с Шульцем. Все остальные пошли на охоту. Ксёндз приехал, но меня дома не было. Как для обучавшегося в духовной академии, не является очень умным, очень доволен своей парафией (приходом). Как только он уехал, подали обед. Сальтисоны не получались, но начали делать, и па моё счастье удались. Пан Шульц получил письмо из Свенцян от Французицы. Мы смеялись над тем, что хотя у него есть невеста, он плетет романы. От папы было письмо, он переслал и письмо Зули. Папа по-прежнему лежит. Мама вечером с Шульцем долго разговаривала о его невесте, а я задремал. Ко мне подходили служанки, когда я спал. Меня слабит, не знаю почему, но первые дни в Зулове всегда плохо отражаются на пищеварении, видимо, это влияет воздух.

Воскресенье, 7 февраля

Сегодня несколько позже встал, да и то меня разбудили Шульц и Закшевский. Чай был вкусный, потому что было с чем его пить. Булки с маслом и ржаной хлеб. Делать было нечего, вот и ходил я из угла в угол с Рымчайлом до самого обеда. На обед был бифштекс с картофелем. Сразу после обеда стали мы собираться: книги, которые хотелось привезти, нигде не нашёл. Закшевский хотел обязательно увидеться с мамой. чтобы поговорить о Лясковской, но не мог, потому что она была постоянно занята.

Поехали мы на Рыпуне и Соколе, дорога была хорошая, вот мы только и 1час.15 минут были в дороге и столько же ждали поезда. Януш хорошо управляет лошадьми, лучше, чем Миколай. В вагоне было довольно пусто. В Вильно уже санная дорога портится. По приезде не застали ни бабули, ни Витинка, бабуня уже переехала, а Вицё выехал в Тенень. Папе несколько лучше, но ещё лежит. Узнал обо всём, что случилось за это время, но ничего хорошего не было. Уже вышел "Звонок" ("Дзвонек"), папа говорит, что он лучше всех. Была панна Деляссы, но её отправили, значит, надо будет ей дать записку, что не сообщил ей о приезде.

Понедельник, 8 февраля

Сегодня, проснувшись в 10-м часу, слышу звонок, встаю и, увидев, что там Россохацкие, пошёл их занимать, хоть там и была Хэля. Вандзи не было, а только Толя и Муця. Говорили, что хотели меня пригласить на субботу к Межеевским, но узнали, что я уехал в Зулов. Я так думал, что буду приглашён и они жалели, что я ездил в Зулов, потому что развлёкся бы я хорошо. Был дедушка Томаш с Кибортом, он, видимо, думал, что мама еще не вернулась, иначе бы он не пришёл. По дороге к бабуле встретил Хэленку и немного с нею поговорил. Бабуля приняла меня очень радушно, показывала мне мебель и свои вещи, даже вместе пообедали: холодная говядина с компотом и чай. Вышел я в два часа, у нас уже закончили обед, но здесь поел с аппетитом, потому что сейчас масленица. После обеда бездельничал, перебирал книги и газеты. Довольно нудно проходит эта масленица, мало танцевал, нужно подождать, когда Зуля будет дома, всё тогда изменится. У отца был Каденацы, хотя отец этого очень не хотел и говорил, что ещё нельзя будет в пятницу поехать в Сугинт, как он это предлагал.

Вторник, 9 февраля

Сегодня снова нечего делать (заниматься же на масленицу не хотелось), научил Зинка в 66 и играли мы с ним целый день, закусывая пончиками, которые жарили. Обед был сегодня обильный на 4 блюда. После обеда ездили на дрожках на прогулку, потом отправили Зини и Адася домой, а сами продолжали кататься. Встретили Новочадову, Карпиньского и Россохацких. Бабуля Мазуркевич со Стефцей были около 2-х часов. Я снова отправился на прогулку в надежде встретить Россохацких, но на Велькой их уже не было, и я отправился за газетами папе и п.Марии. Началась такая пурга, что за два шага ничего не видать. Была п.Россохацкая сама и то недолго. Пани Бутлерова со Стефкой были весь вечер. На ужин были утки и пончики. Уже не хотелось их есть, только мясо. Пошли спать уже после 12-ти, но также и каждый день.

Среда, 10 февраля

Сегодня встал в 10. Ничего не было есть, выпил полстакана чая и пошёл в костел, где видел многих знакомых, но не имел возможности поздороваться с ними. Была на обеде бабуля Бутлерова. На обед были селедка с картошкой, кисель и я чай пил, потому что был очень голоден. На Заречье был пожар, смотрели мы в окно. Уже начал заниматься, сделал я алгебру, ежедневно буду понемногу заниматься. Панна Зофья осталась после лекций на обед. Отвёл я бабулю к Гротновским. Несколько часов у нас была тётя Стефка.

У папы сейчас Юзеф Здзитовецкий. Что случилось, что уже несколько дней не приходит Бакшевич, я его видел в костёле, хотя и думал, что он туда никогда не ходит, может напрасно подозревал. Не успел оглянуться, как прошла эта масленица. Теперь скоро придет Пасха, а потом каникулы и снова уроки... Как всё это быстро. Снова нечего делать, надо было бы играть, а то забуду все. Но Здзитовецкий сидит. Сегодняшний день, хоть и постный, кое-как прошёл, но раньше лёг спать, чувствуя слабость.

Четверг, 11 февраля

Мама сегодня разрешила нам есть с маслом, я этому очень рад, всю пищу ем. Снова сел за уроки, надо хорошо учиться, чтобы удержаться на месте. Уже играл сегодня, хотя желание совсем улетучилось, но нужно себя перебороть. Теперь уже больше хочется заниматься, раз начал, дальше пойдет. К папе все время приходят евреи, они его скоро совсем одолеют. Хотя бы уж мама с этим Здзитовецким начала вестихозяйство. Мама сегодня не совсем здоровая, ночью не спала, а теперь постоянно кто-то приходит: пан Буйко, теперь тётя Стефка. Приехал в Зулов Рымчайло, говорит, что ещё хорош санный путь, хотя и всю ночь шел дождь. Всё по-прежнему. Антони с радостью сегодня въехал домой с Нагродским. Учёбой после обеда занимался мало, потому что всё выучил, всё время говорил с Рымчайлом обо всём, что только приходило на ум. Легли в первом часу.

Пятница, 12 февраля

Снова сегодня пост, но что поделаешь, можно пожертвовать один-два дня этому. Не занимался сегодня, но читал газеты и разные книги. Папе лучше. У мамы болит горло, трудно глотать. Неизвестно, откуда взялась эта болезнь, ведь никуда не выходила. Но, слава Богу, ничего страшного в этом нет, только немного покраснело. Леповы с отцом закладывают подвал в Вильно, так что он ежедневно приходит, сегодня наконец всё закончили. После обеда бабушке Бутлер отнёс письмо и сидел там полчаса. Ходил и к пану Бакшевичу отнести ему "Космос", но встретил его по дороге, так что я вернулся, он ехал к нам. Он довольно почтителен. Как настоящий друг приходит так часто проведывать папу. Рымчайло сегодня вечером попрощался с папой и мамой, а завтра уезжает к брату. Тетя Стефка сегодня будет ночевать у нас, потому что завтра уезжает в Ковно, не знаю, зачем, но вместо мамы, т.к. у неё болит горло. Сегодня я начал писать письмо к тёте Тэкле, нужно ей ответить, она уже давно мне написала. К Зуле тоже начал. Пишет, что дедушка Ян с Эвелинкой и Цезареком были там несколько дней.

Суббота, 13 февраля

Сегодня сильная оттепель, скользко. Хотел сегодня сфотографироваться, но поленился, а нужно всё привести в порядок, пока есть время. Рымчайло уехал, а тётя Стефка нет. Сегодня едим с маслом, но не всё. Сегодня не занимался просто из-за лени. Панна Деляссы не пришла ко мне, видимо Антони сказал ей, что я и в субботу не приеду, теперь мне обидно будет идти к ней и говорить, чтобы пришли, и так много пропустил занятий. Папа уже сегодня может ходить, но только по комнате. Он приглашён к Плятеру на живые картины, и видимо в понедельник пойдет, если сможет. Бабуля Бутлерова была целый вечер и я должен был её проводить и она пригласила меня к себе. Дома варенье и мы пили чай. Вышел от неё около 11-ти, а потом с полчаса искал у этих ворот сторожа, чтобы открыл. Писал сегодня письмо к Зуле и тете Тэкле, но ещё не закончил, нечего писать. Легли спать поздно, потому что долго разговаривал с Зюком о разном.

Воскресенье, 22 февраля

Ужасная сегодня оттепель, так что к св.Яну было трудно идти. Франэк не едет, он будет сбрую красить и сукном обивать подушки, потому что так уже нельзя ездить. В костёле видел немногих знакомых. Встретил Пшибыльского, он спрашивал, сделал ли я геометрию, хотел списать, но на его несчастье и я не могу решить. Сегодня уже последний день свободы, завтра нужно будет уже шагать в класс. Ходил после обеда к Ожешковой за газетами и зашёл к Довойне, бедняга, его отец умер во вторник. Я его не видел, только с Гурским разговаривал и занимался, говорил, что завтра, видимо, оба не придут. Не повторял я сегодня ни одного урока, потому что до 7-ми часов мы бродили с Зюком и разговаривали, преимущественно о Зулове. Папа сегодня впервые пробовал выходить и пришел только в 12-ть. Мама предложила нам сходить к бабуле Бутлер, где уже были панна Савицка и Геля, которые пошли туда прямо из кафедрального костела (катэдры). Начнут теперь постоянно ходить по костёлам, как это было при панне Марии. Пили мы у бабули чай. Зюк, Адась и Зиньо как обжоры набросились на коврижку к чаю, даже мне было неудобно, а им хоть бы что, и не подозревают, что это некрасиво. Точно так себя Зюк и дома ведёт, не думает, хватит окорока другим или нет, лишь бы ему было вдоволь, а Зиньо и Адась не хотят от него отставать и делают так же. Сегодня закончил письмо к Зуле и бросил его, идя в костёл.

Понедельник,15 февраля

Был диктант по французскому, я сделал 9 ошибок, хотя преимущественно списывал с книжки. Котвич сел рядом со мной на место Гурского. Был вчера у Нартовских, которые говорили ему, что он по уши влюблён в Толю и что она сама об этом им говорила. Ксёндз, чтобы ему было пусто, записывал всех, кто не был на исповеди и об этом доложит инспектору. Фохт вернул работы по геометрии, у меня 3. С Кадером сегодня помирился, но он первый подошёл, но и я не люблю иметь недругов. И для начала взял у меня две книги и хотел ещё взять третью. Сразу после обеда зашли Буйкова-Константова, а позже пан Здзитовецки. Мама поехала к бабуле Михалковской и Бутлер. Вицё приехал из Тенень и пришёл к нам, рассказывал, что видел и что делал. После того, как выполнил задание, я около восьми пошел за мамой с Вициком. Зашёл к Гиполитам, чтобы попросить дедушку, чтобы зашел за полчаса перед выходом к Платеру, потому что папа тоже может сходить. Хэленка показывала мне перстенёк и говорила, что она обручена. Бабуля начала её корить, что такой болтовней она добьется, что все поверят в это. Сидел у бабули Бутлер ещё полчаса, пил чай. Наконец поехали с мамой домой. Мне уже это начинает надоедать, нудно так часто ходить к бабуле. Вернувшись, застали П.Марию. Папа не пошёл к Плятеру, хотя мама его уговаривала, а он говорил, что нога разболелась. Уговорил я Хэлену, чтобы пошли со мной в воскресенье к Хиполитам. Сегодня не играл, хотя завтра наверняка придет п.Деляссы.

Вторник, 16 февраля

Фохт возвратил задания по алгебре. У меня 3. Котвич уговаривал меня, чтобы я шел поздравить Юльцю Гинтовт, потому что сегодня ее именины, он её поклонник. Просил даже, чтобы я её поблагодарил за приветы, которые она ему передавала через кого-то там. Зюк с Кадером были оставлены после уроков, подрались, хорошо, может сейчас перестанут. Греку насыпали на стол табак, но фокус не удался, потому что мало насыпали. Мама намеревалась утром ехать в Сугинт и папа тоже, но остались, потому что завтра утром мама должна ехать со Здзитовецким. Был с утра п.Гротновский, а теперь пришёл дедушка Томаш. У папы сильнее болит нога, не может выходить. Перед самым обедом пришла бабуля Бутлерова с Витинком, но не обедали, уже были сыты. Сразу после обеда пришла панна Деляссы, ей нужно было заплатить за 12 уроков. Я ей ляп 5 р/ублей/ с/еребром/ и она взяла, хоть кажется соглашалась на 4 р/убля/ с/еребром/, но мама сказала, что надо дать больше, потому что были такие перерывы. Говорила, что для развития буду играть танцы, это будет здорово. Теперь играю новую вещь “Lametation dume jeune fille”. Ходил на почту, чтобы отнести письмо к Зуле и тёти Тэкли и бросил письмо к тёте без марки, а к Зуле отнес домой, нужно будет завтра достать и приклеить марку. Немного сегодня занимался. Что-то мне не здоровилось, по-видимому, от безделья, потому что позже расшевелился и мне стало лучше. Получил письмо от Зули, пишет об отчёте проф.Тарновского, немного о Яницкой, сейчас совсем здорово. Мама должна была идти с папой к бабушке Бутлер, потому что там намеревались быть п.Винч с женой. Но пошёл только один папа, а мама не хотела идти. Вечером была тётя Стэфка.

Среда, 17 февраля

Мама уехала утром со Здзитовецким в Сугинт и может пробудет неделю. Новочадов снова напомнил ученикам, что альбом без фотографий ничего не стоит. Немца не было, заболел. Котвич надо мной смеялся, что я так и не посетил Юльцю Гинтовт. Цивиньский говорил, что спросил у неё обо мне, а она сказала, что я такой симпатичный и милый, а такой несмелый. Встретил на большой перемене по дороге на почту Эвку Б. и поздоровался с ней. После обеда пришли бабуля Липпмакова, а я ходил к Томашу размещать 25 рс. Был очень свежий воздух и на улицах сухо, хотелось побродить, но папе нужны были срочно 25 р/ублей/ с/еребром/, так что я вернулся. Написал второе письмо тете Тэкле и послал его через Франэка. Играл сегодня 2 часа, а из уроков готовился только по истории, потому что у меня не было времени, надо было делать уроки с Зинем. Приехал Виткевич из Сугинт, не виделся с мамон, потому что сегодня был в Подбродзе, судился с евреями, воровавшими лес и выиграл одно дело, а следующее должно быть завтра, поэтому он завтра утром снова уезжает. Пошел спать в 11-00. Папа сегодня никуда не выходил.

Четверг, 18 февраля

Гурскому досталось от немца за то, что весь урок проболтал со мной, записал его и поставил единицу за то, что не узнал урока. Гурский поклялся мне дать свою фотографию, а я ему дам свою и мы должны идти в воскресенье к Страусу, потому что он говорит, что у Чижа оченьдолго делают. Некоторые ученики в это воскресенье должны принести фотографии Новочадову. Собирался идти сегодня в 5-ть на Вельскую и там встретить Н., такая сегодня слякоть и идет дождь, что это совсем отбило желание и, видимо, не пойду. После обеда к нам заходил Вицё, но только на несколько минут, хотел, чтобы я шёл с ним к тёте Стэфке, но я по такой слякоти не согласился. П.Бакшевич был сегодня несколько часов. Я сегодня занимался мало, но зато много играл, потому что играю хорошую вещь. Вечер прошёл сегодня обыкновенно и в 11-ть мы отошли ко сну.

Пятница. 19 февраля

Не хотелось мне сегодня брать ранец, и хорошо бы я сделал, если бы не взял, потому что ходили мы сегодня на панихиду и я не смог сбежать. Котвич, Незабитовские, Огиньский, Зюк и Кадер сбежали по разным улицам. Зато в церкви насмеялись мы досыта. Лепкевич ел апельсины, а Шишло и Липницкий читали книгу. Я болтал всё время. На обратном пути из церкви зашёл к Бакшевичу, чтобы отнести журналы, которые вчера приносил отцу, я ещё их сам не читал. После обеда ходил к бабуле Тадеушовой, вначале был там только Вицё, рассказал, что познакомился с Белиньской, живущей в том же доме и, которая играла у нас в театре, потому что бабуля и её мать - кузены. Ходил к ней при мне, чтобы испробовать свой голос. Сказала, что ему стоит брать уроки, потому что имеет голос и симпатичен, но она ему не может давать уроки, ибо не знает методики, но она может с ним петь в дуэте. Вицё был этим очень доволен и [право] почти весь вечер говорил об этом. Бабуля пришла несколько позже и говорила, что устала, ища для себя стол. Позже пришла тётя Стэфка, побыла час и вышла вместе со мной и Вицё, который направился к нам, чтобы научиться аккомпанировать к романсу "Хотя и вынужден будешь меня покинуть", потому что хочет с нею петь. Попил я чаю и пошёл домой в 10-ть. Когда я его провожал, мы встретили Франэка и он отвёз нас на Татарскую, а позже меня домой.

Суббота, 20 февраля

Фохт рассердился и начал ставить единицы ученикам, которые не могли дальше так делать, то через 5 уроков у всех будет по единице. Незабитовский на религии одеколонился, даже трусы, огромный дурак! Цивиньский подговаривал меня, чтобы завтра или когда-либо пошёл с ним к Гинтовтам. Говорил, что много обо мне с нею разговаривал, интересно бы узнать, что же они там говорили. Очень хороший воздух и если бы не п. Деляссы, которая сегодня должна прийти, то сразу же после обеда пошел бы погулять. Сразу же, как она ушла, я отправился на Велькую. Встретил там Винцика и гуляли мы вместе. Возвращаясь, встретили мы Янека, который нас проводил до Татарской. Винцё ушёл один, а я с Янеком - на Проспект и там ждали, когда девушки будут выходить после уроков танца от Важиньских. Встретили мы Стефуся Н. и Мейштовича, которого я знаю и видел однажды у Биллевичей. Он уговаривал меня идти с ним до Помернацкого и когда я ответил ему, что его не знаю, сказал, что познакомит. Встретили Каролька и Стаса Н. и Цивиньского и пошли вместе. Озорничали, кричали, пели, толкались. Так дошли до Виленской улицы и там Котвич где-то пропал, а Стефусь с Мейштовичем ещё раньше откололись. Пришёл я домой в 8-м часу. Мейштович больше всех мне понравился. Вицё пришёл в 9-ть и пел, и учился аккомпанировать и петь. Я его провёл /сопроводил (?)/ аж до Дворцовой улицы.

Воскресенье, 21 февраля

Прямо из костёла пошёл к Чижу сфотографироваться, но мне кажется получилось какое-то глупое выражение, но посмотрим как будет, в воскресенье будет первая пробная карточка. Новочадова и Таламу встретил дважды. Р.Бакшевича с Эвкой также, проводил Вицика аж до Дворцовой улицы. После обеда Хэля с панной Савицкой пошли на службу в костёл (горькие печали), а когда она возвратилась. ст;)ли мм собираться к Хиполитам. Перед уходом пришла тётя Стефка с матерью. У Хиполитов в это время Хэленки не было, но дедушка сказал, что она сейчас придёт, пошла к Узэмбло за книгой. Бабушка лежит больная. С Хэленкой, которая вскоре вернулась, мы хорошо провели время. Она говорила мне, что я ревнивец, но не объяснила, почему. Свидо клоун, Повстанский - десять несчастий, а Михайловский - моргайло. Весь вечер мы играли в карты, по псе же печср мы хорошо провели. Смеялись, разговаривали, но только я и Хэленка, а Хэля молчала. Вышли мы в 10-м часу. Хотел я у неё похитить фотографию Ванды Н., но она не дала мне. Просила, чтобы мы пришли в эту или следующую субботу, она устроит вечер "без танцами"? , говорила, что будут и Нартовские.

Понедельник, 22 февраля

В классах сегодня ничего нового не было. Кадер и Пшибыльский просили мою фотографию, значит нужно заказать ещё штук 6, а то 12-ть будет слишком мало, ведь просил и Владысь М., Гурский, Вицё, Хэленка и нужно будет другим дать. Но те6я хочу заказать у Страуса, там сделают быстрее и лучше. После обеда пришел Вицё и мы пошли гулять, встретили Янека К. с Вандой, а позже Люцию и Амельку. Поклонился Люции, она очень мило мне ответила. За ними побежали все наши аристократы аж до Острой Брамы, потому что они пошли молиться, как нам сказал Янек, когда мы его встретили, возвращаясь к Вицинку на Татарской. У бабули был папа, но уже вернулся. Бабуля пошла к Васильеву хлопотать за место в банке для Вицинка. Я с Вицинком остались и он одевался, чтобы идти к Белиньской. Пришли перед его уходом Помернацкий с дочерью, посидели мы полчаса и вышли. Винцё пошёл к Белиньской, а я - домой, немного позанимался, поиграл. Бабуля уже была и вскоре пришёл Вицё, потому что ждут маму, которая должна приехать, сегодня вечером. И приехала. С Винциком довольно долго разговаривал.

Вторник, 23 февраля

Француза сегодня не было, поэтому ученики безобразничали. Котвич и Незабитовский придумали какой-то цирк, где барышни-лошади, а мужчины будут на них ездить. Панна Делясса приходила сегодня, урок не очень был удачным, ведь невозможно за один день научиться. После уроков пошёл гулять, как и обещал Кадеру и Пшибыльскому, но их не было, поэтому вернулся назад. Встретил Огиньского; он говорил мне, что встретил Нартовских на проспекте. Жаль, что не живём на той стороне, а то бы я встречал их ежедневно. По возвращению домой только немного занимался, потому что стал снова очень лениным. У меня это периодически: одну неделю есть у меня желание заниматься, а вторую ленюсь. Вечером пришёл Вицё, весь вечер он учился петь, говорил мне, что завтра пойдёт с Белиньской в театр н купил билет рядом с ней. Когда он выходил, я его провожал, хотя без желания, до обычного места, т.е. до кондитерской Вебера на углу Дворцовой и договорился с ним, что всегда буду его провожать до этого места. Поспорил с ним на фунт конфет, что он с Н. не сможет познакомиться за три месяца.

Среда, 24 февраля

Сегодня не было Гурского, поэтому Янек сел ко мне на немецкий и мы стали разговаривать. Немец сделал нам несколько замечаний. Франэк поехал за паспортом к п.Поневежу. Сегодня мороз и стал идти снег, но очень быстро таял и когда возвращался с занятий, он уже растаял. После обеда пришёл п.Дроздовский, арендатор Сугинтский, я мама попросила, чтобы при составлении условий были свидетели, поэтому пришёл п.Буцевич, Кабочник и тётя Стэфка. Не знаю, в чём состояли эти условия, достаточно того, что вскоре они вышли, а чуть позже пришёл п.Бакшевич, а когда он ушёл, я сел за игру, пришел Гротновский, но бабуля Бутлерова пришла ещё раньше. Они все сидели до 10-ти и вышли все вместе. Вицё не пришёл потому, что ушёл на концерт. Уроков никаких не делал, но почти (право) их не было. Вечером стали немного болеть зубы.

Четверг, 25 февраля

Утром так разболелись зубы, что не хотелось идти в школу и четверть часа раздумывал - идти или нет. Но пошёл. И сегодня Гурского не было, так что на русском подсел ко мне Пшибыльский, и на греческом тоже, а на немецком сидел Янэк К. Зубы так болели, что хотелось отпроситься, но Карпиньский вышел после второго урока и сказал, чтобы завтра приходили в церковь, но Я я и не думал идти. Пшибыльский условился со мной быть в 5-ть на Велькой, чтобы встретить Н., когда они будут возвращаться после уроков музыки. После обеда было письмо от Вицинка к Эвелинке и я до 5-го часа вышел и встретился с ним, хотя мы бродили полчаса, их не встретили. Он меня проводил аж до Татарской. Там я встретил Вицинка с бабушкой, так что я вернулся, не знаю почему. Он меня проводил до Хиполитов и я попросил, чтобы он подождал, а мне надо поинтересоваться здоровьем бабушки. Но когда пошёл туда, меня там задержали и я просидел до 10-ти часов. Очень хорошо я провел время, хоть порывался уйти, вот вышел из дома на час, а просидел там 5 часов. Хэленка говорила, что была только у Нартовских, они хотели вместо заниматься, жаль... Она идет с Узэмбло в воскресенье к Страусу фотографироваться и хочет, чтобы и я там был. Она сказала, что задерживала меня потому, что там должны были быть Вандзя с Владысем Гурским, но они не пришли. Когда вернулся, ужасно болели зубы. Бабуля с Винциком были у нас и ушли довольно поздно.

Пятница, 26 февраля

Сегодня день рождения Александра III, Зиньо пошёл в церковь, а я даже не выходил, а Зиньо и Адась с опозданием вышли. Зубы у меня болят и сейчас, всю ночь не мог спать, флюс. Весь день я сегодня промотался из угла в угол, не было желания ничего делать. Хотел письмо Зуле написать и то поленился. Был Вицё, хотел, чтобы я его обязательно проводил. Была также т.Стэфка. Дроздовский сбежал назад в Сугинт и не выполнил никаких обещании и условий. Сегодня я играл, потому что завтра придет п.Делясссы, а я не готов. Буду просить не разучивать этот вальс, а что-либо иное, потому что из того ничего не получится. После обеда пришли Юзё Киборт, Владысь и Вацё Контрым и были до 10-ти. Я с ними не зазнавался, безобразничали, бесились. Мама пришла в 12-ть, была у тети Анульки, а позже у бабули Бутлер.

Суббота, 27 февраля

Сегодня не пошёл на занятия, но больше из-за лени, чем от флюса. Но и дома вместо занятий бездельничал. Зюк говорил, что вчера переписывали в гимназии, кто был. Про нас крикнули, что мы присутствуем, так что ничего нам не будет. Фохт был зол, поставил несколько единиц и оставил несколько на утро. Новочадов раздал задания, у меня 2+, а у Зюка и Горского по 1 за то, что у меня списывали. Карпиньский говорил, что в понедельник годовщина смерти царя, а во вторник - день вступления его на престол, и сказал в 10-ть идти всем в церковь. Жалею, что ходил на занятия, потому что сейчас никуда не выйти и нечего делать. Было письмо от Зули к нам всем. Пишет, что приедет с барышнями Мисевич, а Яницкая ещё, видимо, не приедет, хотя очень этого хочет. Весь вечер проиграл с Зюком в шахматы. Был урок п.Деляссы. Вечером Вицё не было, хотя обещал придти, приехал Франэк очень грустный, его обворовали. Антони явился в пятницу, у него тоже украли кобылу, вот и приехал посмотреть на рынке, не привёл ли кто продавать. Евреи (конокрады) обещали ему доставить во вторник за 10 р/ублей/ с/еребром/, и делают это только из уважения к отцу.

Воскресенье, 28 февраля

Маме что-то сегодня нездоровится, не поднималась с постели. Я с Зюком и Пшибыльским пошли к Чижу, чтобы взять пробные снимки. Зюк фотографировался, а Пшибыльский просит за компанию. Там ещё фотографировались Гурский и Довойко. Рассматривали мы там альбомы и Гурский вырезал из них две фотографии. Я с собой хотел взять Амельцю и Хэленку, но передумал. Встретили мы Новочадову и Янка Бакшевича. Дома застал бабулю Мазуркевич и панну Наталью. После обеда пошёл к Вицинку, он попросил, когда к нам приходил утром. Дома его не застал, была только бабуля И Сразу пришёл Помернацкий с дочерью, я быстро смылся. Оттуда пошёл к Довойко и Гурскому, сидел я там 2 часа. Вначале мы делали уроки, а после бесились. Там я познакомился с братом Михалковского, который живет в Важинках. Дома бездельничал, пару часов спал и так разленился, что даже не было желания написать Зуле письмо. Вечером Вицё проводил Хэлену и Савицкую, которые были там весь вечер. Я его проводил, говорил мне, что Михалковский хочет его познакомить с Важиньским, но бабуля ему не советует.

Понедельник, 1 марта

Сегодня пошёл в гимназию, но сбежал по дороге в церковь. До 12-ти играли с Зюком в шахматы, немного занимались. Ходил к п.Бакшевичу и намеревался зайти к бабуле Хиполитовой, у которой что-то воспалилось, но встретил Вицинка и пошел к нему. Бабуля пошла к нам, а мы с Вицинком играли, он пел мне, у них уже есть пианино.

Вышел от него в пол-четвертого и пришел уже после обеда. Бездельничал, гулял, встретил Повстаньского и с ним гулял, но начался дождь, поэтому я вернулся домой и читал “Плющ” (“Блюшч”) [название популярного женского журнала]. Вечером мы увидели огромное зарево и после чая, и мы с Вицинком пошли смотреть, где горит. Взяли мы извозчика, который привёз нас на место и отвез [назад] за 60 коп. Горел дом для прислуги в военном госпитале, весь сгорел, теперь оберегали, чтобы на дальнейшие здания не пошел огонь. Был Тотлебен и много генералов, встретил там Кадора. Зюк и Адась пешком ходили туда и назад. Ужасно мы запачкались в грязи. Как вернулись, когда бабуля с Вицинком ушли, мы вскоре легли спать.

Вторник, 2 марта

Хоть и встал я рано, но в церковь опоздал, ученики уже ушли. Встретил Кадера, который меня напугал, что будут записывать в церкви, и вместе с ним пошли в Собор, но он соврал, потому что мы ничего не делали и там надо было выстоять службу. Из церкви глазели с Пшибыльским на военных, а потом побродили по Велькой. После обеда был урок п.Деляссы, а когда она ушла, я пошёл к бабуле Хиполитовой справиться о её здоровье, хотел у неё немного посидеть, но все пошли прогуляться. Хотелось зайти к Вицинку, но не следует так часто ходить, там же не один он живёт.

Побродил немного по Велькой (улица) и пошел домой, потому что надо было маму проводить к Буйкам. Дома не было чем заняться, читал “Блющ”, пришла тётя Анулька с девочками и была до 10-ти, под вечер приехал с Зулова п.Шульц и пришёл Вицё, но вышел вместе со мной, когда я выходил за мамой, он должен был ждать у ворот, но ошибся, полагая, что недолго будем сидеть, поскольку мы были до 11-тн. Ел я там копченый окорок, варенье и пирожные, самого п.Буйки не было, зато была мать Буйковой [госпожа] Шмидт и позднее брат Буйковой, этот балаболка, который нас обманул и говорил, что мы его обидели.

Среда, 3 марта

По геометрии было классное задание, я его сделал, было достаточно лёгкое. Завтра - праздник св.Казимира, так что некоторые ученики уговорились не приходить. Дома застал тетю Тэсю, которая сегодня приехала. Был также п.Здзитовецкий. После обеда ходил к Чижу, сказать, чтобы не делал фотографии, потому что это пробная плохая, и сказал, что завтра пойлу перефотографируюсь, потому что сегодня уже поздно. По возвращении мы пошли к бабуле Бутлеровой, чтобы поздравить с завтрашними именинами. Там попили чаю. Был также п.Гробковский. Дома целый вечер играли мы с Зюком и Адасем в шахматы. А потом пошли спать.

Четверг, 4 марта

Не пошёл я сегодня на занятия, пошёл только Зиньо, потому что боится Беляева. Я Пошёл в костёл св.Яна. Пришла туда Казюня, а за ней, как всегда, Котвич, Незабитовский, Повстаньский и т.д. Когда мы выходили с костёла, Вицё задерживал меня, чтобы вместе выйти, но я пошёл к Чижу. Там ждал час и ушёл, предполагая прийти после обеда. Но у нас обед был поздно, потому что ждали тётю Тэсю, которая долго не приходила, и я не пошел во второй ряз. В костёл на большой перемене приходил Пшибыльский, говорил, что задано и что 6-ти католиков сегодня не было на занятиях. После обеда я пошёл к Вицинку через рынок, там встретил Янэка с Люцией и Амелькой, но они быстро скрылись с глаз. Пошёл с Вицинком погулять, за нами шли Нартовские, но на рынке потерялись. Побродили мы но Велькой и я его проводил домой, а сам вернулся и снова встретил Н., я покрутился у них перед носом и не поздоровался. У Довойны был пожар, какая-то лавка сгорела. По каким-то целям поехали мы с мамой к Хиполитам, но его самого не было, поэтому она решила при возвращении зайти к бабуле Бутлеровой. Ей немного лучше, уже ходит. Хэлена не выходила, хотя, кажется, была, но одевалась, отправляясь на вечеринку к Казе Малохоцувне. У бабули Бутлер была девица Констанцья Гротковская, какая-то пани Микальдес, позже пришёл папочка с тетей Стэфкой и тетя Тэся с Хэлей. Мы с Вицинком проболтали весь вечер о том. что будем делать на Пасху. Он хочет, чтобы у них была вечеринка и пригласить Белинскую. Возвращаясь, я снова зашёл к Хиполитам, но сидели недолго, ибо было поздно.

Пятница, 3 марта

У Зюка насморк, поэтому он в школу не пошёл. Тётя Тэся выехала утром в Ковно. Новочадов не спрашивал, почему я отсутствовал, видимо, запишут, что пропустил день без причины. Кельнер по контрольной поставил мне 3 1/2, хоть я надеялся получить больше. После обеда я ходил к Пшибыльскому относить книгу с заданием, сидел у него несколько часов, потом пошёл к п.Бакшевичу отдать журналы, а Гурскому и Довойне контрольные по русскому, там просидел довольно долго, вышел, когда уже было темно. У них я играл и сделал уроки. Сегодня сильный ветер, даже трудно идти. Был вечером Вицё и после чая мы его с Шульцем проводили, потом зашли к нему, но только на несколько минут, потому что сразу вернулись, и я пошел спать.

Суббота, 6 марта

Кольнер дал тему о каком-то герое, о котором говорил на прошлом уроке, чтобы мы прочитали, но я этого не сделал, очень обленился, так что прошло полчаса, а я ничего не написал, пока не нашёл это в книге и не списал, но немного. По латыни тоже писали, но не знаю, как я написал. Мама с бабулей вчера выехали в Ковно и сегодня должны вернуться. После уроков с п.Делясс я пошёл к Вицинку, туда вскоре пришёл Ивашкевич, который его учит пению, а я просидел этот час в другой комнате. После чая мы ждали Михаловского, который должен был придти и вместе идти к Хиполитам, но если он не придет, это значит, что у Хиполитов не собираются сегодня. Так оно и было, я знал, что ничего не будет, потому, что бабуля еще нездорова, в 9-ть пошли к нам, а оттуда Франэк повёз нас на вокзал (бангоф), на встречу, но никого не было, так что я отвёз Вицинка на Татарскую, а оттуда вернулся домой.

Воскресенье,7 марта

Сегодня в костёле я был всего полчаса, потому что поздно пришёл, а после 12 пошёл к Чижу. Встретил Гурского и Пашкевича, которые направились за пробной фотографией мы пошли вместе- Туда приходил Владьюь М. и Янэк Б. за фотографиями Владыся. Они не вышли, а я один должен был ждать, пока не дойдёт моя очередь. Во второй раз, как они говорили, вышел я хорошо. Взял я также пробную Зюка, тоже хорошо получилась, дома это подтвердили. Домой поспел как раз на обед. Мама с бабулей приехали из Ковна и рассказывали разные приключения. Говорили, что Ковно - страшный город. После обеда делать было нечего, лежал и думал, как это часто бывает. Мама с папой куда-то ушли. Был Ясь Биллевич, который приехал в эти дни, с женой. Зюк подговаривал меня, чтобы я стал брать польские книги у Стракуна и я пошёл и принёс "Оксану" Збигнева и Крашевского “Венецианские полудьяволы”. При выходе встретил Пшибыльского, который проводил меня домой. хотел узнать когда Люцья ходит к Пшибыльской на музыку. Весь вечер читал книги.

Понедельник, 8 марта

По французскому сделал сегодня 12 ошибок, видимо, получу 2. Грек меня вызвал и я не очень хорошо отвечал. Мама с папой выехали сегодня в Ковно. Я с Вицинком после обеда пошли к Кабачнику, а позже я его проводил к тёте Головниной, у которой он вроде бы берёт уроки музыки. Встретили на Немецкой Хэленку и Ганю, но обе ''ловили ворон", нас не заметили. На обратном пути встретили Гурского, проводил его домой и прошлись несколько раз по Проспекту. Домой вернулся поздно, но всё же посмотрел задания и ещё почитал книгу.

Вторник, 9 марта

Начал сегодня ходить на большую перемену, потому что нечего в классе делать, а во-вторых, хочется есть. По дороге встретил Юльцю Г., очень вежливо поздоровалась, очень, кокетливая. Янэк всунул мне какой-то лотерейный билет, и я должен был его взять. После уроков Пшибыльский проводил меня домой и предлагал с ним погулять по Проспекту. Н я жалел позже, что не согласился, потому, Люцьи был урок музыки до 12-ти и я её мог бы встретить. Но в будущий вторник так я и сделаю. После обеда занимался музыкой с п.Делясс. Приходил Вицё и сказал Адасю, чтобы я сразу после занятий пришёл на Велькую, а если его там не будет, чтобы зашёл к нему, он в этом заинтересован. На Велькой его не было, хоть я ходил там с Витинком и Конбжимом целый час. Потом я пошёл к нему. Был там Корсак, с которым я и Вицё через несколько часов ушли, Вицё домой за железные ворота, а мы - к нам. Я повторил некоторые уроки и в 10-ть мы пошли на вокзал (банхоф) встречать маму которая должна была сегодня приехать, а папа завтра. Но никого не было, так что каждый из нас возвратился к себе домой.

Среда, 10 марта

Фохт раздавал сегодня контрольные по геометрии. Каждому досталась какая-то колкость. Меня поставил, хоть задание я хорошо выполнил, но говорил, что Гурский мне помогал. Очень я разленился, желания учиться совсем нет, на всех уроках читал. Давно не писал письмо Зуле, и за это получил от мамы выговор. Она приехала сегодня из Ковно с папой. После обеда сразу пришёл п.Россохацкий, но не найдя никого, просил, чтобы я отвёл его к бабуле Бутлер, куда и пошла мама, что-то ему нужно было срочно, сам же он не знал, где живёт бабуля. На углу Татарской мы встретили маму, Вицинка и Ясей. Яси пошли в свою сторону, мама с п.Россохацким к бабуле, я я с Вицинком гулять. Встретили Янэка, Томаша Мисевича, которые тоже прогуливались по Велькой. На проспекте также встретили Козюню. Вицё купил цветы, которые здесь и продают, потому что тепло в эти дни, как в мае, так что хочется скорее снять с себя вату, но мама говорит, что еще рано, могут быть холода. То, что п.Россохацкий был у бабули, скрывают от папы не знаю, почему, хоть я проговорился, но это "замылили". Времени играть у меня сегодня не было, потому что вечером пришёл п.Россохацкий и ждал папу до часу ночи, и, не дождавшись, ушёл, потому что папа вернулся из банка, членом которого он является, аж в 8-м утра, потому что там была сессия. Я развлекался до 10-ти, а потом пошёл к матери, которая была у дедушек Томашей и сразу пошёл спать.

Четверг, 11 марта

По истории меня спрашивал ы поставил 3, я страшно па пего зол. На всех остальных уроках я читал себе книгу. Янэк говорит, что Н. должна была ехать в Варшаву и Ригу, а сейчас вроде будет ходить к п.Бенишевич, которые живут на Завальной, приятно будет с ними встречаться, особенно с Люцьей. Гурский говорит, что Казя Г. собирается ехать заканчивать образование в Париж, а мы над этим посмеялись. С Кадером уже буду кончать, уже нет терпенья, не хочет дать мне свою фотографию. После обеда после 5-ти ходил на Велькую, но уже было поздно и не встретил Н., только вечером Хэленку. Узембло и Мацулевич ушли, но я не здоровался с ними, потому что шёл по другой стороне. Поменял сегодня книги, но получил плохие, одну из них на французском языке прочёл "Страшная женщина". Вечером бездельничал, потому что не мог играть, сидел Бакшевич до 12-ти, как обычно.

Пятница, 12 марта

Немца сегодня не было, так что весь урок с Гурским читал, он принес тоже книгу. Писали на греческом, но не знаю, как я написал. Кольнер раздал тетради, у меня 3-, и то хорошо, я думал, что получу ещё меньше. Идет сильный дождь, слякоть. Когда шёл менять книги, встретил Вицинка, который шёл к нам, так что пошли вместе. Пшибыльского, к которому ходил за заданием, застал за вторым разом, был там и Буш, слелали уроки, поговорили, побесились и я пошёл домой. Написал ей сегодня письмо, извинился за молчание. Сегодня, наконец, немного поиграл. Начинаю понимать, что надо кончать с бездельем, п котором пребывал эти две недели. Тетя Стэфка была сегодня вечером и пошла с Савицкой, с которой они ночуют на квартире у Пилятовских, потому что те уехали в Варшаву.

Суббота,13 марта

Ксёндз поставил мне за четверть 4. Паскудный грек снова спрашивал и сказал, что плохо соображаю, но кажется, что только памятку какую-то сделал. Новочадов вернул контрольные, у меня 2, и у Гурского 2, 3/4 класса получило двойки, одна только 4, очень плохо все пишут, потому что никто не изучает ни греческий, ни латынь. Как только я вернулся нз класса, пошёл к п. Марии, отнёс ей журналы, а она дала мне новые. Папа выехал сегодня в Зулов. После обеда занимался музыкой с п.Делясс, а потом ходил покупать тетрадь. Немец сказал переписывать все переводы с русского на немецкий, а это займёт уйму времени. В 9-ть приехал из Зулова Шульц, а мама со Стэфкой в 10-ть поехали к бабуле Бутлер и вернулись в 12 м часу. Я целый вечер читал повесть Крашевского "О Януше Корчаке и о прекрасной Мечникувне", очень занимательная книга, и читал я лежа аж до двух ночи. Писал также несколько часов. Шульца я расспрашивал о Зулове, но он говорил, что всё плохо, хотя всё может быть.

Воскресенье, 14 марта

Как только встал, сразу принялся писать по-немецкому, я очень хотел всё переписать и занести, как мы условились с Пшибыльским к Св.Яну, но оставил я всё это и решил занести после обеда. От Св. Яна поехал, потому что была на улице страш-ная грязь, к Чижу, он дал мне пробную фотографию, кажется, удачная, хотя говорили, что совсем другое выражение лица. Вицё пришёл под конец обеда и попросил, чтобы я его провёл домой. Я там сидел, пока не пришёл Корсак. Возвращаясь домой, встретил Огиньского и прошёлся с ним по проспекту несколько раз, позже мы встретили Котвича, двух Незабитовских, Мейштовича, Балиньского и Важиньского. Я прошёл с ними до Велькой, а оттуда пошёл покупать марки и тетради для тёти Стэфки. Когда всё переписал, понёс к Пшибыльскому. Посидел у него несколько часов, разговаривали обо всём, начиная от глупостей, и кончая умными вешами. Говорил мне, что он и Кадер хотят на будущий год собрать более десяти учеников, выписывать серьёзную периодику и читать её. Очень это хороший проект, но неизвестно, осущест-вится ли он когда-либо. Позже бродили по Велькой и встретили Кадера, который, кажется, ошибочно подал мне руку. Дома вечером еще раз просмотрел все задания и пошел спать.

Понедельник, 15 марта

Француз меня спрашивал и поставил 2. Грек раздал тетради, но оценок в тетрадь не ставил. Зюк на занятия не ходил, потому что не было русов, а новые Морохель ещё не принёс. Кадер очень на меня зол, я не обращаю внимания, а это его ещё больше злит. Казин хочет сесть на его место, я был бы этому очень рад, но Зюк, видимо, не согласится. Фохт дал довольно трудное задание, но я выполнил, но только одно, а на второе у меня не хватило времени. С Янэком в субботу приключилась история, он на своей улице встретил офицера с какой-то барышней, но они не шли под руку, так он между ними прошёл, но офицер его задержал и требовал назвать фамилию, а когда тот отпирался, офицер позвал полицейского, но Янэк вырвался и сбежал. В тот же вечер Янэк с ним встретился на концерте и когда там бежать было некуда, пришлось ему назвать свою фамилию. Офицер потом ездил к куратору и сегодня в участке уже его допрашивали про эту историю. После обеда пришёл Вицё и я же пошёл к нему. Знаю, зачем он просил, чтобы я шёл, он одолжил у меня денег на билет, он хочет сегодня с Белиньской пойти на концерт, но он просил меня, чтобы я об этом никому не говорил дома. Вечером ничего не делал, правда начал заниматься, но потом бросил, там жуткие цифры, счёт.

Вторник, 16 марта

Сегодня на большой перемене ходил с Пшибыльским в ожидании Люци,у которой сегодня уроки с 12-ти до 1 часу. Уже было 12-05, он намеревался идти в класс, но Пшибыльский сказал, что последний звонок после 12-ти, так что мы пошли дальше и встретили её, когда она выходила из Скоповки. Я поклонился ей. Повстречался мне также п. Гинтовт, который, как всегда, поинтересовался моим здоровьем. Пришли мы перед самым 3-м звонком. Струковский меня спрашивал и я неплохо отвечал, потому что был лёгкий перевод. После уроков мы с Пшибыльским снова ходили, стояли на лестнице, потому что намеревались идти вверх, когда она будет спускаться. Но когда увидели ее на лестнице, то побежали мы к Фиорентини, но и там было плохо и мы зашли на почту. А когда она проходила около дверей, я изобразил, что будто бы выхожу оттуда, но этот фокус не получился, она то поздоровалась, но с шутовской улыбкой, потому, что видимо, все поняла. Мама не поехала сегодня в Зулов, ей нездоровится и лежит, а вместо неё поехала Целинка. Вицё пошёл с Зюком и Франком Дерешко к врачу, а у меня были уроки музыки. В 6-ть пошли с Вицинком к нему, там ожидали Михаловского до 8-ми, он должен был прийти к Вицинку и с ним идти к Биллевичам, где должно было состояться собрание, мы видели, как были освещены все комнаты, хотелось самому зайти и узнать, здесь ли Н.? И я начал себе придумывать разные поводы, но Вицё стал давать такие глупые советы, что я разозлился и пошёл домой.

Среда, 17 марта

Гурский сегодня не пришёл в класс, Янэк сел на его место на немецком, а когда я ему показал свою фотографию, он её сразу схватил,а также фото Вицинка. П.Котвич был у куратора и кажется дело спустят на тормозах. На больший перемене я виделся с ним, был у директора, он разговаривал со мной 5 минут. Фохта не было сегодня ни на одном уроке, хоть и был он в гимназии, так что нас освободили в час. Мама сегодня встала, хотя и выглядит неважно. Сегодня после обеда на своём извозчике я поехал к Чижу. 6 фотографий будут только в великую среду. Янэк там был тоже. Я пошёл я с ним вместе аж до Стракуна, куда заходил, чтобы обменять книги, а он пошёл в другую сторону. Встретили Владыся М.и Янэка Б. У нас были тётя Анулька и бабуля Томашова, а позже пришла бабуля Тадеушова с Вицинком. Я с Вицинком поехали к нему через проспект. Там немного поиграли, попили чай и он пошёл к Белиньской, а я домой. Немного поиграл и позанимался. Пришёл Вицё и тётя Стэфка. Как стал тут Вицё всё, что знает, рассказывать тете и Савицкой, я аж на него рассердился, но он продолжал. Наконец, когда я ему сказал, что знает мало, а выдумывает много, а я знаю много, по молчу, он вмиг умолк и чтобы загладить свою вину, начал меня целовать. Тётя узнала, что N. были у барышень Бенишевич и просили, чтобы их приняли без экзаменов. Но поскольку те не соглашались, N., испугавшись экзамена, отстали. Но нет ничего определенного.

Четверг, 18 марта

Ахматович сказал, что у меня по геометрии "2", хотя не знаю за что, думал, что "З". Во всех классах все учителя очень строго ставят отметки, ибо они боятся, на которое ? (совещание) поехал помощник министра просвещения. Немец хотел меня сегодня записать, потому что я весь урок смеялся и говорил с Янэком Получил сегодня нагоняй от мамы за то, что не наведываюсь в стайню и не интересуюсь, как ухаживают за моим больным конем. Ходил к Пшибыльскому и с ним, и с Пашкевичем ходили догуляли до проспекта. N. сегодня намеревались идти на улицу только в 7-м. Я и Пашкевич пошли к Гурскому, а Пшибыльский домой, рассерженный на меня за то, то не пошёл с ним. Гурский говорил, что Н. сегодня должна идти к Коссовским, у которых будет последний урок танца, а потому будет вечеринка, как говорил Вицё, то есть ему говорил Михаловский, который у него был, что после 12-ти будут танцевать, потому, что вроде можно этим заниматься на Св.Юзефа. По дороге к Гурскому видели Казюню, которая стояла на балконе, но когда увидела нас, скрылась в комнате. У Гурского и Довойка мы посидели до 7-ми, а потом разошлись по домам. На несколько минут забегал Вицё. Тётя Стэфка была целый вечер. Папе на именины хотим купить для бросания билеты, но ещё нет у меня купленных, надо будет кого-то попросить, чтобы этим занялся. Для Зшка южс ничего определенного для покупки у меня нет.

Пятница, 19 марта

В школу сегодня пошёл последний день. Нас сегодня освободили. Очень для меня были эти праздники неприятны. Был я очень зол на Фохта, за то что мне поставил двойки, я не знаю, что бы я с ним в то время сделал. Зюку как-то ничего на именины я не купил. Приехала сегодня к нам тетя Валерка. После обеда поехали мы с Зюком к Кибортам, чтобы их пригласить на сегодня, а после пошёл к Хиполитам, но они не могли прийти, потому что завтра идет Хэленка на исповедь, вот посидел у них с часик и пошёл домой. Никто вечером к Зюку не пришёл. На чаепитии был п.Буйко и п.Здзитовецкий, из Зулова вечером приехал папа. Папе мы тоже ничего не купили, хотя я сегодня ходил и смотрел различные подставки и лампы.

Суббота, 20 марта

Сегодня отоспался за все недоспанные дни, встал в 12-00. Ходил по делам тети Валерки, которая сегодня уехала в Ковно и целый день играл в шахматы. Приходил Вицё, наш ежедневный гость и хотел, чтобы я его обязательно проводил, но я при всём своём желании не мог этого сделать, потому что Морохель взял сегодня мою шубу, чтобы перешить в пальто и завтра принести. Я решил снять с него ватин и воротник, хотя меня все отговаривали, ибо ешё холодно.

Воскресенье, 21 марта

Встал я, как обычно в воскресенье, в 10-ть и пошёл в костёл. Виделся я там с Винциком и вместе вышли из костёла, я на встречу Зули, а он - к Корсаку. На вокзале (бангофе) мы разговаривали с Владысем и Янэком, которые также пришли встретиться с Зосей, Антолькой и Фэлькой, потому что Ядвига М. с двумя девицами Мисевич приехали вчера, а сегодня должны были приехать Яницкая с Зулей. Но на моё несчастье не приехала, потому что, бедняга, не получила разрешения от родителей! Зуля говорила, что очень плакала. Ни с кем не здоровался, кроме Зоси. Мама была очень рассержена на Зулю, даже не поехала её встретить, но Зуля оправдалась. Приехала также из Ковна тетя Валерка. Зуля после обеда, будучи очень уставшей, легла спать, а у мамы и отца были свои дела. Приходил Вицё, но не дождавшись, пока она проснётся, ушёл к тете Холовниной, где должно были состояться какое-то собрание. Я под вечер пошел к бабуле Бутлер, была там тетя Валерка, так что мы вместе возвратились. У бабули съел кусок мяса с луком и весь вечер у меня была отрыжка. Возвращаясь домой, я обменял книги. Еще долго мы беседовали за столом, пока у всех не стали слипаться глаза.

Понедельник, 22 марта

Сразу после обеда я с Зулей вышли из дому, она направилась к бабуле Михаловской, я же пошёл в дом Мисевичей, чтобы отдать письмо к ним от Зули и Яницкой. Пришли сегодня подводы с Зулова с разной провизией к праздникам. С Зулей сегодня мало разговаривал, т.к. она была все время с мамой Она скучает только по маме и папе, потому что между ними сейчас нет тех отношений, которые были когда-то, и какие должны быть между родными. Если не разговаривает с мамой, то или читает, или спит. Сегодня ещё не пекут, это только завтра начнётся. Бабуля Бутлерова и Вицё были сегодня вечером. Я сегодняшний день провёл очень неважно, и если что-то и делал, то только от скуки.

Вторник, 23 марта

Сегодня с Зулей ходили по всем родственникам. Были у стариков Томашей, у Хиполитов, Кибортов, везде все заняты приготовлением к празднику. Конрá дэк уже приехал из Риги, такой заносчивый, заумный, всё время говорит только о Политехнике, хвалит её, а больше ничего от него не услышишь. После обеда, само собой разумеется, был Вицё, но Зуля спала, так что я с ним пошёл гулять по всем улицам. Встретили Нартовских. Я его проводил домой и сам пошел домой. Виделся также с Владысем Малиновским. Вечером сходил к тёте Холовнине за Зулей и Хэлей, хотя мне очень не хотелось идти. Уже сегодня пекут мазурки и первое свячёное, все понемногу заняты.

Среда, 24 марта

Плохо сегодня спалось после переселения в балконную комнату, потому что в том тёмном не выдержишь, так там тепло и душно, потому что всё время печь топят и пекут тесто и т.д. После обеда пришли бабуля Мазуркевич со Стэфцей и сидели аж до вечера. Были на чаепитии также и бабуля и дедуля Бутлер с Вицем. Я проводил бабулю со Стэфцей и Стэфера но дороге сказала, чю ей все равно - идти ли одной или со мной. Я за это очень на неё разозлился и сказал, что она глупая. Как пост, так есть нечего, вот и хожу совершенно голодный из угла в угол.

НА СОКМ. Оп. 3, д. 545. л. 130.

Машинописная копия.

Перевод с польского яз. И.Ю.Сирак                                    .
Транскрибирование имён собственных Б.С.Шостаковича.