IV.

Вацлав Серошевский.

Письма Брониславу Пилсудскому (Сентябрь [1904 г.]).

Bibl. PAN w Krakowie. Dz. re k. № 4646, t. I. K. 30-31 :

1.

Аббариа, вил./ла/ Маргит. 10 / VI 1907 г.

Дорогой Господин Бронислав !

Мы все обрадовались, ... узнав о Вашем счастье... Для Вас, который готов для каждого сделать все в его силах возможное, [тоже] немного его причитается. Причитается хотя бы за те долгие годы невыносимого страдания... Итак, горячо желаем мы все: я, жена и Мама, чтобы было [оно] долгое и полное.

Однако же не написали Вы нам, из какой фамилии происходит Пани Брониславова1, а люди в общем любопытствуют. [л. 75]

Карлсбад2 должен хорошо Вам помочь, насколько не найдете там достаточного количества несчастных японцев или китайцев, которые испортят лечение... Ничто так не способствует излиянию желчи как исправление человеческих нравов. Я погрозил от Вашего имени нашим агрессорам, что вызванные для их “кулис” доставляют социалистические прокламации из Китая... Сомневаюсь в основательности угроз, но... Нужно будет этим заняться и то знакомство Вам пригодится.

Что Вам известно о Зюке3, напишите безотлагательно. Наши сердца [л. 75 об.] все дрожат от беспокойства. В Аббарии красиво и тепло, но скучно и дорого... Жена очень окрепла, дети также хорошо выглядят и вспоминают временами и Зюка, и Вас. А за этим все течет необыкновенно монотонно: работа, газеты, письма ... и т. д.

Сердечные приветы приобщаем мы с женой и Мать и даже детвора для обоих уважаемых супругов. На зиму определенно поедем в Краков, где предполагаю, что встретимся.

Искренне доброжелательный

Вацлав Сер/ошевский./ [л. 76]

2.

Аббариа, вил./ла/ Маргит. 2 / VIII 1907 г.

Дорогой Господин Бронислав !

Мы уже потеряли Ваш след и не знали, где Вас искать, уже хотели мы писать Зюкам через Фютов [?]1 и ждали их возвращения из экскурсии, когда счастливо получили Ваше письмо с припиской “Самого...”. За 6 недель мы будем в Закопане, а что наверное раньше, поскольку должны поискать квартиры. Страшная [л. 77] здесь дороговизна в сравнении с Королевством2, хотя не на много превышает закопанскую. Однако же возвращаемся в Закопане, поскольку некуда нам податься. В Кракове сомневаются, что я смогу работать, а работать я должен с особым напряжением, чтобы быть в состоянии удовлетворить любые литературные обязательства. Работа о “ППС”3 по-русски в настоящее время не может появиться по цензурным соображениям... Отсюда затяжка и в других делах!

Застанем ли мы еще Вас в Закопане? Мы бы хотели очень. Нашел ли Плоский занятие? [л. 77 об.] Дали ли результат мои старания во Львове? Что Вообще что слышно?.. Я был болен. Пролежал /неразборч./ [из-за?] ревматизм/а/ около 10 дней и до сегодня не могу вполне придти в себя... Тепло здесь и красиво, но безумно... тоскливо.

Обнимаю Вас сердечно. От жены, Матери и сыновей приветствия.

Вашей Пани также посылаем самые сердечные пожелания.

Искренне доброжелательный В./ацлав/ Серошевский.

Р.S. Как там идет [?] польско-японский /неразборч./ ? [л. 78]