Е.С.ШИШИГИН

ССЫЛЬНЫЕ ПОЛЯКИ — ИССЛЕДОВАТЕЛИ НАРОДОВ ЯКУТИИ

Суровые природно-климатические условия, огромная территория (более 3 млн.кв.км), редкое население, отдаленность от Европейской России способствовали тому, что Якутия уже в XVII в., сразу же после ее присоединения к Российскому государству была превращена в место ссылки передовых людей империи. Это обстоятельство сыграло исключительно важную роль в научном изучении якутского и других коренных народов Ленского края. Польский революционер, исследователь истории и этнографии народов Сибири Ф.Я.Кон, отбывавший якутскую ссылку, вспоминал: «Самое страшное в Якутской области было то, что люди, отличавшиеся от обыкновенных обывателей своей действенной отзывчивостью, были обречены на бездействие. Не было идейной деятельности, дающей исход и разрядку накопившейся энергии. Не из любви к лингвистике занимался Пекарский в течение десятков лет собиранием материалов для якутского словаря, а десятки ссыльных усиленно начали заниматься изучением якутского края, как бы мы все пытались объяснить это идейными побуждениями... Пустота жизни, невозможность вести ту работу, к которой влекло, заставляли цепляться за жизнь тем, чем оказывалось возможно, а уже после, под это подгонялось идеологическое обоснование. Это люди спасались от ужасов безделия, от ужасов жизни без внутреннего содержания. И многие, именно этим спасали «живую душу», а многие, не найдя такой зацепки, запили»[1].
  
     Участие политической ссылки в изучении Якутии связано и с именами поляков, сотнями отбывавших здесь ссылку, начиная уже с XVII в. По далеко не полным данным известного краеведа М.А.Кротова после подавления польского освободительного восстания 1863-64 гг. в Якутскую область было сослано 96 человек и уже в 1869 г. только в одном Якутском округе числилось 140 ссыльных поляков [2].
  
     Первым из ссыльных поляков изучением коренных жителей Ленского края, их верований и обычаев занимался полковник польских королевских войск Людвиг Сеницкий. Его сведения, в основном, верно отражают некоторые стороны крещения якутов I четверти XVIII века [3].
  
     Исключительно большую роль в научном изучении коренных народов северо-востока Азии внесла Якутская экспедиция, предпринятая Восточно-Сибирским Отделом Русского Географического общества (ВСОРГО) в 1894-1896 гг. на средства золотопромышленника-мецената И.М.Сибирякова. Экспедиция собрала огромный фактический материал по демографии, антропологии, языку, фольклору и верованиям якутов, по их материальной культуре, экономическому строю и юридическому быту.
  
     Широкие задачи экспедиции, громадные маршруты, разнообразный этнический состав края — требовали привлечения большого числа специалистов, которые смогли бы провести работу в течение 2-3 лет. В условиях тогдашней Якутии можно было найти таких специалистов только в лице политических ссыльных. Таким образом, из 26 участников якутской экспедиции 15 были политическими ссыльными, 7 человек — из официальных лиц (чиновники,священники), а из местного населения — только 4 якута.Активнейшими участниками экспедиции были ссыльные поляки Н.А. Виташевский, Л.Г. Левенталь, Э.К. Пекарский, С.В. Ястремский [4].
  
     Н.А. Виташевский и Л.Г.Левенталь занимались изучением социально-экономических отношений в Якутии [5].
  
     Н.А. Виташевский (1857-1918), изъявивший желание заниматься «юридическим бытом якутов» еще в 1880-1890 гг. написал работу «Из области обычного права якутов».
  
     При составлении своей программы по юридическому быту якутов, состоящей из двух отделов и трех разделов, Виташевский старался наиболее всесторонне разработать темы о землепользовании, как наиболее важный фактор социально-экономических отношений, и о договорном праве, представляющем большой теоретический интерес, ввиду наличия архаических форм договоров в системе юридических обычаев якутов. С этой целью он изучал архивные материалы инородных управ Якутского округа, производил опрос грамотных якутов, которые своими хорошими знаниями местной жизни помогли ему близко познакомиться с Якутской действительностью. В результате такой целенаправленной работы Виташевский смог осветить такие вопросы, как «ясачная выписка», порядок выбора и утверждение в должности якутских родоначальников, земельное разделение, значение денежного оборота, система обложения и характер поземельных отношений якутов и др.
  
     На совещении сотрудников экспедиции в 1895 г. Н.А.Виташевский прочитал реферат «Основные правила распределения земли у якутов одного из улусов Якутского округа». Там же он сделал сообщение о двух шаманских сеансах, на которых ему удалось присутствовать. Реферат был опубликован в 1912 г. в «Известиях» общества любителей археологии, истории и этнографии при Казанском университете, передал в распоряжение отдела ряд рукописей, большая часть которых касалась юридического быта якутов: «Семейное право якутов», «Из обычного права якутов».
  
     Л.Г. Левенталь (1856-1910) был сослан в Якутскую область в 1894 г., в 1897 г. по истечении срока ссылки выехал в Варшаву.
  
     По прибытии в Якутскую область, живя в одном из улусов среди якутов, он изучил их экономическую жизнь. Поддерживал взгляды Виташевского о решающей роли общины в социально-экономической жизни якутов, наличие общинных пределов семьи.
  
     Политссыльный Э.К. Пекарский,проведший в Якутской ссылке 25 лет и ставший выдающимся якутоведом с мировым именем, почетным академиком, к моменту организации экспедиции уже зарекомендовал себя серьезным научным работником, способным на большие дела. Первой этнографической работой Пекарского считается статья «Якутский род до и после прихода русских», написанная совместно с политическим ссыльным Г. Осмоховским. В ней на основе фольклорных и этнографических данных авторы попытались дать характеристику общественной жизни якутов до прихода русских. В статье впервые показана возможность использования умело подобранных фольклорных, этнографических и языковых материалов в качестве первоисточников для описания общественной жизни якутов бесписьменного периода. Как член экспедиции, совместно с И.И. Майковым разработал «Программу для исследования домашнего и семейного быта якутов», состоящую из десяти разделов.
  
     В 1903 г. будучи членом Нелькано-Аянской экспедиции, Э.К. Пекарский изучил жизнь и быт приаянских тунгусов и собрал этнографические коллекции для Русского музея(около 400 экспонатов), в соавторстве с В.Н. Васильевым написал работу «плащ и бубен якутского шамана»(СПб,1910), где дается подробное описание назначений отдельных частей и деталей шаманского костюма, бубна и колотушки.
  
     В соавторстве с Н.В.Поповым он опубликовал две статьи: «Средняя Якутская свадьба» и «Среди якутов». В первой из них воспроизводится свадебный обряд, увиденный в 1892 г. Э.К. Пекарским в Игидейском наслеге Ботурусского улуса Якутской области. Во второй статье представлена краткая сводка материалов о космогонических, антропологических и зоологических понятиях якутов, собранных авторами в 1880-90-х гг. в Центральной Якутии. Несколько статей он посвятил правовому положению якутов, подвергнув в них резкой критике состояние судопроизводства и земельного права в Якутии.
  
     Велики заслуги Э.К.Пекарского в деле сбора и издания произведений якутского устного народного творчества, прежде всего его монументального жанра — олонко. Для «Словаря якутского языка» им были использованы полные, фрагментарные и сокращенные записи 31 олонко [6].
  
     Э.К.Пекарский и как составитель, и как редактор академического издания серии «Образцы народной Литературы якутов» в 3-х томах, 8-ми выпусках. В первый том вошло 21 произведение, устного творчества народов, в том числе — тринадцать текстов олонко, записанных им и местными грамотными под его руководством.
  
     Много сил отдавал Пекарский редактированию научных работ своих товарищей по ссылке, редактировал «Общее обозрение Якутской области за 1892-1902 гг. (Якутск, 1902)», составил «Обзор Якутской области за 1901 г.» (Якутск, 1903).
  
     Однако, Э.К.Пекарский вошел в историю отечественной и мировой тюркологии прежде всего как создатель фундаментального «Словаря якутского языка». Вся плодотворная работа по собиранию, исследованию и редактированию этнографических, фольклорных и других материалов была подчинена главной цели жизни — созданию «Словаря», место которого в тюркологии в 1934 г. академик А.Н.Самойлович определил так: «И поныне еще ни один язык тюркской системы не получил в законченном печатном виде столь полного словаря, как «Словарь якутского языка» Э.К.Пекарского.
  
     А по мнению известного исследователя якутского языка, доктора фц. лологических наук П.А. Слепцова «Словарь» Пекарского является уникальным явлением в мировой тюркологии и до сих пор не имеет себе равных как по полноте и разнообразию языкового материала, так и по высочайшему уровню его лексикографической обработки, точности и полноте раскрытия значения слов, всей лексико-семантической морфологической системы языка, по широте сравнительного материала, этнографических, фольклорных данных. Этот фундаментальный труд пользуется непререкаемым мировым авторитетом и по справедливости считается подлинной энциклопедией жизни якутского народа дореволюционного периода. Значение этого труда, как абсолютно надежного источника, для якутоведов самого различного направления, тюркологов и алтаистов со временем будет возрастать [7].
  
     Э.К. Пекарский в конце 1894 г. привлек в качесгве сотрудника по разделу «язык и народное творчество» политссыльного С.В. Ястремского, написавшего научную грамматику якутского языка, изданную в конце XIX в. Эта работа, по общему признанию, полностью зависима от труда академика О.Н.Бетлингка «О языке якутов» (СПб,1851) и в значительной своей части является его переводом с немецкого языка. В предисловии к своей работе, признавая это обстоятельство, сам Ястремский писал о том, что без труда «О языке народов» не могла бы появиться его грамматика. Однако работу Ястремского, несмотря на полную, казалось бы, зависимость от классического труда О.Н.Бетлингка, якутоведы и тюркологи высоко ценят, на нее постоянно ссылаются, широко привлекают при разработке различных вопросов грамматики якутского языка. Это объясняется прежде всего тем, что Ястремский, долго прожив в самой гуще якутского народа и в совершенстве овладев якутским языком, на основании самостоятельных многолетних наблюдений над жизнью языка и с привлечением к своей работе многих людей, в том числе грамотных якутов, глубоких знатоков родного языка, подтвердил все основные положения и факты работы О.Н.Бетлингка.
  
     С.В.Ястремский стал общепризнанным знатоком не только языка, но и фольклора, постоянно занимался сбором образцов якутского устного народного творчества, но, к сожалению, его наследие почти не издано на языке оригинала. В конце XIX в. Ястремский подготовил обширные переводы образцов якутского народного творчества, которые были изданы уже в советское время в 7-м томе Трудов Комиссии АН СССР по изучению Якутской АССР и получили высокую оценку специалистов [8].
  
     С организацией и деятельностью экспедиции оказался связанным и Феликс Кон, который внес большой вклад в изучение истории и этнографии народов Якутии. Он, по его словам, в ссылке в 1891-95 гг. «увлекался научными исследованиями», установил связь с местным населением, близко столкнулся с условиями его жизни, бытом, обычаями, нравами, материальным положением, занятиями и верованиями. Вскоре им были написаны статьи «Поправка к ст. «К вопросу о развитии земледелия в Якутской области», «Хатын-Арынское скопическое селение», книги ««Никольская слободка» Намского улуса Якутского округа», «Физиологические и биологические данные о якутах» и т.д. В этих работах им исследовалось положение трудящихся масс, выявлялась ужасающая политическая, экономическая и культурная отсталость этой окраины России, определялись характер и уровень общественного развития населявших ее народов, прослеживались явления проникновения капиталистических отношений в экономику края, решались сущность и судьбы якутской общины. Им поставлены и решены конкретные вопросы историко-этнографического характера [9].
  
     В историографии Якутии выдающееся место занимает польский писатель и этнограф ВЛ.Серошевский (1858-1945), отбывавший в 1880-92 гг. якутскую ссылку. В своей знаменитой монографии «Якуты», изданной в Петербурге еще в 1896 г. В.Серошевский рассматривал происхождение якутов, их расселение, физические особенности, экологические основы быта, пищу, одежду, постройки, ремесла, семью и брак, фольклор и верования, По всем этим вопросам автор ввел в научный оборот новый фактический материал и получил интересные результаты. Суть положения исследователя сводилась к тому, что у якутов вплоть до конца XIX в. существовал родовой строй.
  
     В советской историографии труды Виташевского, Левенталя, Серошевского и др. были подвергнуты резкой критике профессором Г. П.Башариным, который призвал отнестись к наследству «либерально-народнических исследователей» с точки зрения «правильных научных, партийных» позиций [10].
  
     В настоящее время, возникла необходимость нового подхода к оценке научного наследия многих исследователей Якутии, в первую очередь трудов Н.А.Виташевского, Л.Г.Левенталя, и особенно, В,Л.Серошевского, чья монография «Якуты» представляет крупнейшее достижение этнографической науки XIX века вообще, дореволюционной историографии в Якутии в особенности.

 

 

[1]. Кон Ф.Я. Хатын-Арынское скопическое селение.— Известия ВСОРГО.— T.XXVI — № 4-5.— Иркутск, 1896.

[2]. Кротов М.А. Участники польского освободительного восстания 1863-1864гг. в Якутской ссылке // Сборник научных статей Якутского республиканского краеведческого музея им.Емельяна Ярославского.— Якутск, I960.— C.47-62,

[3]. Кучинский А. Описание Сибири XVIII в.(Материалы Сеницкого о сибирских аборигенах и их культуре). // Советская этнография.— 1972.— № 1.

[4]. Горохов К.И. Деятельность якутской экспедиции 1894-1896 гг. // Труды Якутского филиала СО АН СССР. — Вып.1., Якутск, 1958.— С. 37-63.

[5]. Павлинов Д.М., Виташевский Н.А., Левенталь Л.Г. Материалы по обычному праву и по общественному быту якутов.— Л., 1929.

[6]. Оконешников Е.И. Э.К. Пекарский как лексикограф.— Новосибирск, 1982.

[7]. Слепцов П.А. Роль политических ссыльных в изучении Якутского языка и фольклора // Якутская политическая ссылка (XIX- начало XX вв.).— Якутск, 1989.— С. 78-92.

[8]. Ястремский С.В. Образцы народной литературы якутов.— Л., 1929.

[9]. Иванов В.Н. Народы Сибири в трудах Ф.Я. Кона.— Новосибирск, 1985.

[10].Башарин Г.П. Обозрение историографии дореволюционной Якутии.— Якутск, 1965.

 

Конверсия и оформление: Aldona Folga