М.С.ВЫСОКОВ

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ Б.ПИЛСУДСКОГО И СОВРЕМЕННОЕ
ПОЛОЖЕНИЕ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ САХАЛИНА

Оценивая научное наследие Б.Пилсудского, мы прежде всего отдаем должное его наблюдательности, той точности, которая отличает его описания самых различных сторон жизни чалых народов Сахалина на рубеже XIX-XX вв. Внимание исследователя привлекают занятия, быт и благосостояние туземцев, их праздники к реягавгнозные представления, языки и фольклор.

Вместе с тем, говоря о значении научного наследия Б.Пилсудского, мы должны разобраться, что оно дает для понимания современного положения нивхов, сроков и айнов; насколько глубоко удалось ему осмыслить те тенденции, которые, в конечном счете, предопределили гибель старого мира малых народов Сахалина.

Б.Пилсудский одним из первых глубоко проанализировал последствия русской колонизации для сахалинских туземцев. Россия сравнительно поздно приступила к освоению Сахалина. Первые русские поселения появились здесь только в 50-е годы XIX в. Но уже вначале 80-х годов прошлого столетия пришлое население численно преобладает над коренным. С этою момента доля туземцев в общей численности населения острова начинает быстро снижаться.

 Особое внимание Б.Пилсудский уделяет экологическому аспекту проблемы влияния русской колонизации на малые народы Сахалина. Он отмечает угнетающее влияние русской земледельческой и промышленной культуры на комплексное присваивающее хозяйство сахалинских туземцев. «На большие пространства нет уже тех лесов, в которых водились медведи, олени, лисицы, соболи, белки и зайцы. Поля, пастбища и покосы завяли места вдоль реки, где раньше были лиственные рощи с бесчисленным количеством разной дичи. Вырублены и сожжены деревья с ягодами, столь любимыми гиляками. Поляны, заросшие крапивою — прежним богатством тымовских гиляков — заняты под пашни и. и вытоптаны скотом».(1)

Подобные явления были отмечены Б.Пилсудским и в районах проживания айнов. Описывая айнские селения юго-восточной части Сахалина, он отмечал, что многие айны «не так еще давно лет 20-25 (написано в 1905г. — М.В.) приезжали... осенью ловить в реке Такое кету. Обилие ее было здесь так велико, что река эта называлась «Реске дай», т.е. «речка кормилица». Теперь же ловят кету и то в небольшом количестве жители одного с-Такое, Исчезновение этой ценной рыбы айны приписывают двум причинам» 1) постройка казенной мельницы на русле р.Такое,.., 2) загрязнение реки. У айнов считается величайшим грехом бросать что-либо грязное в реку. Жители поселков: Николаевского, Красной речки. Дубков, Галкино-Врасского, как это водится вообще среди русских, сваливают навоз и всякие нечистоты в реку». (2)

Беспокойство Б.Пилсулского вызывало и начинавшееся промышленное освоение Сахалина. «Я читал, что вопрос о разработке на Сахалине нефти близится к осуществлению, — писал Б.Пилсудский. — Несвоевременно ли было бы позаботиться о том, чтобы при концессиях, которые могут иметь место, было выговорено условие не загрязнять устьев рек, а может быть значительного пространства берега моря вблизи них нефтью. Иначе легко произойдет обеднение и исчезновение рыбы. Нечего и говорить, как это разорительно будет и для русского населения -и для туземцев». (3) 

От внимания исследователя не ушел и начинавшийся процесс переэксплуатации природных ресурсов Сахалина, вызванный значительным гритоком пришлого населения: «уменьшенное... количество рыбы ловят теперь несколько тысяч лишних потребителей». (4) Хищническому истреблению подвергся соболь.

Русская колонизация сопровождалась изъятием у аборигенов земли и промысловы угодий. Это (наряду с оскудением природных ресурсов); зриводило сахалинских туземцев к быстрому обнищанию, частым голодовкам.

Серьезной проблемой было враждебное отношение части переселенцев к коренному населению.

Б.Пилсудский одним из первых описал начало гибели старого мира малых народов Сахалина: «Жить и трудиться по-прежнему гилякам (как и другим сахалинским туземцам — М.В.) уже нельзя». (5) Он же одним из первых тгопытался найтинаименее болезненный выход из создавшегося положения. На рубеже XIX-XX вв. Б. Пилсудский приходит к выводу, что у малых народов Сахалина нет другого выхода, кроме как приспособиться к новым условиям. В этих условиях «задача поселившейся на Сахалине вашей цивилизованной расы должна состоять в помощи дикарям перейти на высшую ступень культурного развития... Помимо постепенного приучения гиляков приобретать себе средства к существованию с cьшего пространства земли, чем прежде, необходимо и колонизацию острова вести ке слишком односторонне, а всегда иметь виду интерссы инородцев».(6)

Б.Пилсудским был разработан целый комплекс мер, претворение в жизнь которых, по его мнению, могло бы помочь малым народам Сахалина пркспоссокться к новым условиям. Наиболее полное выражение взгляды Б.Пилсудского нашли в его работах «Нужды и потребности сахалинских гиляков» и «Проект правил об устройстве управления айнов о. Сахалина». Итак, по мнению Б.Пилсудского, малым народом Сахалина для перехода на «высшую ступень культурного развития» необходимо:

1) перейти от рыбной ловли ч охоты к скотоводству и земледелию (особое внимание следует уделить вырашиванию картофеля); (7)

2) ликвидировать мелкие селения и собрать сахалинских туземцев в нескольких наиболее удобных пунктах, что «облегчило бы работу для администрации»; (8)

3) получить в собственность соболиные угодья; (9)

4) развивать кустарные промыслы; (10)

5) организовать дешевый, а еще лучше бесплатный кредит; (11)

6) развивать туземное самоуправление; (12)

7) организовать доступную медицинскую помощь; лучше всего «правильные периодические объезды врачами» туземных селений; (13)

8) запретить открывать в стойбишах винные лавки, а также покупать «чего бы то ни было у инородцев за спирт»; для борьбы с пристрастием к спиртному учредить среди туземцев общества трезвости; (14)

9) ввести обязательное обучение детей в школах. (15)

Б.Пилсудский верил в то, что претворение в жизнь разработанной им программы поможет малым народам Сахалина перейти на более высокую ступень культурного развития. «Способность первобытных народов перенимать культуру рас цчвилизопнных, — отмечал он, —доказана многими примерами. И где только приближались к первым для того, чтобы поделиться с ними приобретениями цивилизации, там достигали благоприятных результатов. Только не следует прибегать к насилию, действовать нужно убеждением, человечностью, кроткостью и снисхождением». (16)

Более восьми десятилетий прошло с того дня, как Б.Пилсудский навсегда покинул Сахалин. Но и сегодня мы снова обращаемся к его научному наследию. Ведь процессы, замеченные и исследованные им на рубеже XIX-XX вв. имели продолжение и развитие на протяжении всего нынешнего столетия. Разработанная же Б.Пилсудским программа была частично претворена з жкзкь в 20-8O-e годы XX в.

Первое, что бросается в глаза при изучении судеб малых народов Сахалина в XX столетии — это стремительное падение удельного веса малых народов Сахалина в общей численности населения острова в 20-х — начале 50-х гг. Так, в 1926 г. доля коренного населения составила 15,7% (17) от обcей численности населения Северного Сахалина. (18) Х 1959 г. доля коренного населения острова упала до 0,32%. (19) В 50-80-е гг. положение стабилизировалось. В 1989 г. доля коренного населения составила 0,37% (20) от общей численности населения Сахалинской области.

Следует отметить, что стремительно снижается именно удельный вес коренного населения. Несколько иначе обстояло дело с изменением абсолютной численности аборпгеноз Сахалина. В 1897г. на острове проживало 2008 нивхов (рост на 2%), 341 орок (сокращение ка 54,4%).(22) Сегодня на Сахалине проживает только 1 айнка. Таким образом, при относительном сокращении численности коренного населения в 41,1 раза, абсолютная численность сократилась всего в 1,8 раза.

Общее сокращение численности коренного населения было вызвано, прежде всего, послевоенной репатриацией в Японию подавляющего большинства сахалинских айнов и части ороков, а также сильными ассимиляционными процессами, которые уже поставили под вопрос само существование такого этноса как ороки.

Уже во времена Б.Пилсудского на: Сахалине качалось разрушение того равновесия между природой и человеком, которое складывалось и существовало здесь на протяжении тысячелетий. Колонизация Сахалина Россией, Японией, а затем и Советским Союзом была нацелена на превращение острова в сырьевой придаток метрополии. Все обладатели острова в XX столетии рассматривали его прежде всего как источник рыбы и морепродуктов, леса, целлюлозы, бумаги и картона, угля, нефти и газа.

Интенсивная вырубка лесов (наряду с ежегодными сильными лесными пожарами) привела не только к катастрофическому сокращению численности зверя и птицы, ареалов растений, употреблявшихся в пищу коренным населением Сахалина, но и обмелению и пересыханию нерестовых рек и ручьев, их загрязнению. Одним из самых мощных загрязнителей природной среды стали целлюлозно-бумажные заводы Сахалина.

Вот уже более шести десятилетий на рыбные ресурсы Северного Сахалина (прежде всего на лососевых) оказывает крайне негативное влияние нефтяная промышленность. В районах добычи нефти ею загрязнены реки и ручьи, морские заливы и побережья, почва.

Огромный вред среде обитания малых народов Сахалина приносят также сельское хозяйство, работа всех видов транспорта, угольная промышленность, энергетика, деятельность геологических экспедиций и т.п.

В этих условиях на Сахалине ни сегодня, ни в перспективе не остается места для традиционных видов природопользования. Тотальное промышленное и сельскохозяйственное освоение острова привело к разрушению и загрязнению его экосистем, оскудению растительного и животного мира и, в конечном счете, к уничтожению основ традиционных культур его аборигенов.

Имел продолжение и замеченный Б.Пилсудским процесс изъятия у малых народов Сахалина земель, рыбных и охотничьих промыслов, других угодий. Здесь особо следует отметить период коллективизации, в результате которой малые народы Сахалина лишились не только промысловых угодий, но и значительной части другого имущества.

Коллективизация в 30-е гг., ликвидация так называемых неперспективных колхозов, укрупнение колхозов привели к практически полному отчуждению труда малых народов Сахалина от его результатов. Ведь нивхские национальные рыболовецкие колхозы столь же мало похожи на кооперативы, как и колхозы российские. Орокский оленеводческий колхоз «Вал» вообще прекратил свое существование и вошел в состав убыточного совхоза «Оленевод». За шесть десятилетий на Сахалине полностью завершился процесс превращения мелких хозяев в наемных рабочих, которые слабо заинтересованы в конечном результате своего труда. При этом неважно, в каком секторе трудится этот рабочяй и к какой социальной группе его официально относят.

На сегодняшний день многие нивхи и ороки не заняты в традиционных для чих отраслях производства- (рыболовстве, морскc зверобойном промысле, охоте, оленеводстве). Идет постепенное вытеснение их пришлым населением. Особенно это касается рыболовства и охоты. Вместе с тем малые народы Сахалина неохотно идут и в новые для них отрасли (нефтяную, угольную, лесную, целлюлозно-бумажнуто, энергетику, транспорт, сельское хозяйство и др.). Основная масса нивхов и ороков, оставивших свои традиционные занятия, в настоящее время занята низкооплачиваемым малоквалифицированным трудом. Среди них много разнорабочих, грузчиков, уборщиц, сторожей, истопников.

С середины 20-х гг. многие идеи Б.Пилеудского начинают претворяться в жизнь. Правда те, кто на практике помогал малым народам Сахалина совершить «гигантский скачок от первобытно-общинного строя в социализм», вряд ли подозревали о приоритете Б, Пилсудского. Они пришли к схожим рецептам самостоятельно. Просто и у Б.Пилсудского, и у проводников «ленинской национальной политики» на Сахалине было общее убеждение в преимуществах цивилизованных народов над отсталыми дикарями, а также общее стремление поднять туземцев на более высокую ступень культурного развития. Частично совпадали и представления о путях достижения данной цели.

«В первом ряду мер, имеющих целью улучшить экономическое положение гиляков, — писал в 1898г. Б.Пилсудский, — должно стоять содействие главным образом тому, чтобы скотоводство и обработка земли стали для них более существенным занятием, чем охота и рыбная ловля». (23) Первые попытки претворить в жизнь идею превращения коренного населения Сахалина в земледельцев и скотоводов относятся к концу XIX в. Однако, уже Б.Пилсудский заметил с какой неохотой аборигены поддаются на уговоры заняться сельским хозяйством, как мешает это занятие рыбному промыслу.

В 1930 году на Северном Сахалине в долине реки Тымъ в селении Чир-во был организован первый нивхский сельскохозяйственный колхоз «Чир-Унвд». В конечном итоге эксперимент по превращению нивхов в скотоводов и земледельцев окок тался неудачей. Однако, необходимо отметить и тот факт, что он не принес коренному населению Сахалина существенного вреда.

Иными были последствия претворения в жизнь другой идеи Б.Пилсудского. А именно идеи собрать все коренное население в нескольких наиболее удобных пунктах. Правда, сам Б.Пилсудский сформулировал свое предложение следующим образом: «Следовало бы поговорить с тымовскими гиляками и посоветовать им собраться в нескольких наиболее удобных пунктах, что облегчило бы работы для администрации, а гилякам предоставило бы больше гарантий безопасности». (24)

Идея сбора нивхов в «нескольких наиболее удобных пунктах» была претворена в жизнь в 60-70-е гг. Многочисленные нивхские селения Северного Сахалина были признаны неперспективными и закрыты, а их жители переселены в поселки Ноглики и Некрасовку. Принимая решение о переселении, сахалинская администрация исходила из самых благих побуждений. Прежде всего, имелось в виду создание условий для быстрого роста благосостояния и культуры коренного населения Сахалина, Однако решение о закрытии подавляющего большинства нивхских селений на острове было принято не только без учета мнения многих аборигенов, но и несмотря на их сопротивление и протесты. Уже в 70-е гг. стали очевидны негативные последствия этого поспешного шага. Ноглики и Некрасовка удобны для администрации, но неудобны для коренного населения. Это неудобство объясняется прежде всего тем, что оба поселка удалены от основных промысловых угодий. В итоге многие нивхи отошли от рыболовного промысла и других традиционных занятий.

Закрытие большинства нивхских селений не только нанесло смертельный удар по старому укладу, но и породило целый ряд новых серьезных проблем. Концентрация подавляющего большинства сахалинских нивхов в двух плохо приспособленных для традиционных занятий населенных пунктах остро поставила проблему занятости. К ней следует добавить проблемы языка (в крупных населенных пунктах нивхи попали в русско-язычную среду), жилья, снабжения продовольствием и т.п. В настоящее время среди коренного населения все чаще звучат призывы к возвращению на старые места. Вместе с тем, часть нивхов уже не хочет никуда переселяться.

Отмечая вслед за Б.Пилсудским негативные тенденции в сферах экологии, труда и занятости (все эти тенденции получили дальнейшее развитие и имеют место сегодня), мы не можем не заметить и другую тенденцию, отчетливо проявившуюся на Сахалине с 20-х годов XX в. Социальная политика советского государства в значительной степени смягчила ьлияние большинства негативных тенденций на малые народы Сахалина. Неблагоприятная экологическая обстановка, лишение коренного населения возможности заниматься оптимальными для него традиционными видами деятельности не привели к разорению и гибели сахалинских аборигенов. Государство, постоянно вмешиваясь в дела коренного населения, мешая ему самостоятельно принимать решения по наиболее важным вопросам, в то же время не бросало его на произвол судьбы.

 Среди других претворенных в жизнь идей Б.Пилсудского следует отметить организацию доступной медицинской помощи и не только доступного, но и обязательного образования для малых народов Сахалина.

После установления в 1925 году на Северном Сахалине Советской власти в туземных селениях начинают открываться медицинские пункты, работают летучие отряды Российского общества Красного Креста. Эти подвижные отряды проводили медицинские обследования, вели широкую профилактическую и санитарно-просветительскуго работу. Организация действенной медицинской помощи, оздоровление быта, усвоение правил санитарии и гигиены остановили процесс вымирания малых народов Сахалина.

Вместе с тем смертность у коренного населения Сахалина осталась очень высокой. В 30-е годы она составила в среднем около 36 умерших на 1000 человек населения в год (25) (примерно в 2 раза выше, чем в среднем по стране), в 60-е годы — 17,1 на 1000 человек (26) (примерно в 2. раза выше, чем в среднем по стране), в 70-е годы — 15 на 1000 человек (27) (примерно в 1,5 раза выше, чем в среднем по стране). Чрезвычайно высока детская смертность. В 70-е годы до года не доживали в среднем 5 из каждых 100 родившихся нивхов (28) и 11 из каждых 100 родившихся ороков (29) (то есть младенческая смертность у нивхов в 2, а у оу хов в 4 раза превосходит среднесоюзный показатель). В итоге средняя продолжительность жизни у малых народов Сахалина почти в полтора раза ниже, чем в среднем по стране. (30)

На рубеже XIX-XX вв. Б.Пилсудский сделал первые практические шага в деле организации народного образования среди малых народов Сахалина.

Большое внимание проблеме обучения коренного населения Б.Пилсудский уделяет в проекте «Об устройстве управления айнов о.Сахалина», подготовленном им в 1903-1905 годах: «В каждой волости открывается не менее одной школы грамоты с желательным практическим обучением ремесел (плотничного, столярного, кузнечного и т.п.), огородничества, земледелия и в особенности знаний полезных при рыбных промыслах. Средства на оборудование и содержание школ должно дать государство... Школы будут служить сильным средством для скорейшего слияния инородцев с русскими; надо только представить школам чисто светский характер и поставить дело на возможно практическую почву. Задача в том, чтобы не отвлекать детей от родной среды..., а напротив стараться дать такие знания, которые позволяли бы иметь детям превосходство в тех же работах, которыми заняты родители... Обучение в школах носит обязательный характер для детей обоего пола

При жизни Б.Пилсудского эти идеи не нашли применения. Вплоть до середины 20-х годов коренное население Сахалина оставалось практически полностью безграмотным. С установлением на Северном Сахалине Советской власти положение быстро меняется. С 1925 года в туземных селениях появляются школы, начинается ликвидация неграмотности среди взрослого населения. В основном неграмотность среди нивхов и сроков была ликвидирована к концу 50-х годов. (32) Однако и сегодня среди коренного населения встречаются люди, не умеющие читать и писать.

После получения среднего образования нивхи и ороки пользуются льготами при поступлении в ряд средних специальных и высших учебных заведений (прежде всего педагогических и медицинских).

Как и предвидел Б.Пилсудский, школы действительно стали «сильным средством для скорейшего слияния инородцев с русскими». Этому в значительной степени способствовало те, что принятые на полное государственное обеспечение дети нивхов и ороков на длительное время отрываются от своих семей. Родители избавлены не только от забот о содержании детей (за все платит государство), но и от прав и обязанностей по их воспитанию. В результате рушится естественная связь между поколениями. Обучение в национальных школах до недавнего времени велось исключительно на русском языке. Только с 1981 года в начальной школе (О — 3 классы) вводится изучение нивхского языка. Но к этому времени нивхскнм языком свободно владели 37,4% сахалинских нивхов (причем, считала его родным только 29,1%). 70,9% сахалинских нивхов считали родным русский язык, 97,3% — владели им свободно. Ни дети, приступившие сейчас к изучению нивхского языка, ни подавляющее большинство их родителей этого языка не знают. Поэтому изучение нивхского языка в начальной школе вряд ли приостановит процесс перехода нивхов к
русскому языку. (33) Об изучении орокского языка вопрос не поднимался.

Вместе с тем, пожелание Б.Пилсудского о том, чтобы в школах детей малых народов Сахалина учили ремеслу, сельскому хозяйству и, самое главное, давали знания, «которые позволили бы иметь детям превосходство в тех же работах, которыми заняты родители», так и не было претворено в жизнь. В результате национальные школы выпускают молодых людей, плохо подготовленных к трудовой деятельности. Меньше всего готовы они к работе в традиционных отраслях.

Еще на рубеже XIX-XX вв. Б.Пилсудский осознал необратимость колонизации Сахалина «цивилизованными расами». В этих условиях он видел для коренного населения острова только один выход: приспособиться к новым условиям. Время показало, что приспособиться удалось чрезвычайно дорогой ценой. В процессе освоения Сахалина Россией, Японией, Советским Союзом коренное население постоянно теряло свои основные, этнические свойства — традиционную материальную и духовную культуру, язык. В настоящее время процесс культурной нивелировки сахалинских аборигенов близок к завершению. Приостановить его сегодня практически невозможно.

1. Пилсудский Б. Нужды и потребности сахалинских гиляков // Записки Приамурского отдела Императорского русского географического общества. - Т.4. — Вып.б. — Хабаровск, 1898. — С.5.

2. Пилсудский Б. Некочорые сведения об отдельных айнских стойбишах на О.Сахалине // Записки Общества изучения Амурского края.- Т. 10.—Владивосток, 1907. - С.123.

3. Латышев В.М., Прокофьев М.М. Каталог этнографических коллекций Б.О.Пилсудского в Сахалинском областном краеведческом музее.- Южно-Сахалинск, 1988. — С.30-31.

4. Пилсудский Б, Нужды и потребности сахалинских гиляков. — С.5.

5. Там же. — C.8.

6. Там же.

7. Там же. — С.9, 11-12.

8. Пилсудский Б. Нужды и потребности сахалинских гиляков. — С.10; Латышев В.М. Проект Б.О.Пилсудского «Об устройстве управления айнов о.Сахалина» // Материалы к изучению истории и этнографии населения Сахалинской области. — Южно-Сахалинск, 1986. — С.131.

9. Пилсудский Б. Нужды и потребности сахалинских гиляков. — С.23-24.

10. Там же. — С.27.

11. Там же. — С.22.

12. Латышев В М. Проект Б.О.Пилсудского «Об устройстве управления айнов о. Сахалина». — C.131-134.

13. Пилсудский Б. Нужды и потребности сахалинских гиляков, — C.27-28. Латышев В.М. Проект Б.О.Пилсудского «Об устройстве управления айнов о.Сахалина». — C.141-143.

14. Латышев В.М. Проект Б.О.Пилсудского «Об устройстве управления айнов о.Сахалина». — С. 139-140.

15. Там же. —С. 143-144.

16. Пилсудский Б. Нужды и потребности сахалинских гиляков. — С.8.

17. Всесоюзная перепись населения 1926г. — Т.УП. — М., 1928. — С.5, 30.

18. Южный Сахалин в 1905-1945 гг. входил в состав Японской империи.

19. Итоги Всесоюзной переписи населения 1959г. РСФСР. — М., 1963. — С.336.

20. Итоги Всесоюзной переписи населения 1989г. Распределение населения по национальности, родному языку и второму языку народов СССР по Сахалинской области. — T.I. — (Южно-Сахалинск), 1990. — С.5-7.

21. Патканов С. Статистические данные, показывающие племенной состав населения Сибири, язык и роды инородцев (на основания данных специальной разработки материалов переписи 1897г.). — Т.3. — СПб., 1912. —C.982-983.

22. Итоги Всесоюзной переписи населения 1989г. — С.7.

23. Пилсудский Б. Нужды и потребности сахалинских гиляков. — С.9.

24. Там же. — С.10.

25. ГАСО. — Ф.3. — Оп.12. — Д.76. —Л.117.

26. Там же. - Л.35.